Ассоциации и союзы

Координация деятельности хозяйствующих субъектов по российскому антимонопольному законодательству Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2008. № 3 (16). С. 162-164. © А.В. Спиридонова, 2008

УДК 346.546.1

КООРДИНАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХОЗЯЙСТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ ПО РОССИЙСКОМУ АНТИМОНОПОЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

А.В. СПИРИДОНОВА

Освещаются актуальные проблемы координации экономической деятельности хозяйствующих субъектов, осуществляемой ими на товарном рынке, результатом чего выступает ограничение или устранение конкуренции. Уделяется внимание признакам координации деятельности, а также возможным формам её осуществления.

С усилением конкуренции на рынке, насыщением рынка товарами и услугами хозяйствующие субъекты вынуждены нести издержки, связанные с осуществлением конкурентной борьбы. С целью устранения конкуренции хозяйствующие субъекты нередко прибегают к совершению различного рода антиконкурентных действий, заключению соглашений, путём которых устанавливают единый уровень цен, условий обслуживания. Одним из весьма опасных антиконкурентных действий хозяйствующих субъектов является координация ими предпринимательской деятельности, осуществляемой на товарном рынке.

До принятия Федерального закона «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) понятие координации деятельности в антимонопольном законодательстве не раскрывалось, что порождало сложности в определении сущности данного явления. В настоящее время в п. 14 ст. 4 Закона о защите конкуренции дается легальное определение координации экономической деятельности, под которой понимается согласование действий хозяйствующих субъектов третьим лицом, не входящим в одну группу лиц ни с одним из таких хозяйствующих субъектов. Законом о защите конкуренции (п. 3 ст. 11) физическим лицам, коммерческим организациям и некоммерческим организациям запрещается координация экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если такая координация приводит или может привести к последствиям, указанным в ч. 1 ст. 11 (установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (до-

плат), наценок; разделу товарного рынка и др.). Координация деятельности хозяйствующих субъектов, результатом которой является (или может являться) ограничение конкуренции на товарном рынке, подлежит запрету как разновидность монополистической деятельности .

По сравнению с ранее действовавшими положениями Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» запрет на координацию деятельности хозяйствующих субъектов претерпел определённые изменения. Ранее запрет распространялся только на координацию деятельности коммерческих организаций, в то время как активными участниками конкурентной борьбы являются и индивидуальные предприниматели и некоммерческие организации. Данный пробел был своевременно восполнен законодателем, и в настоящее время запрет распространяется на координацию деятельности любых хозяйствующих субъектов.

В российском антимонопольном законодательстве не закреплены признаки координации деятельности хозяйствующих субъектов, в научной юридической литературе также не уделяется внимание данному вопросу. Например, в зарубежной практике выделяются следующие черты координации деятельности хозяйствующих субъектов: а) значительная продолжительность во времени; б) существование некоторой единой для этих субъектов цели; в) согласование и взаимоувязывание не всей деятельности, осуществляемой данными субъектами, а только некоторых её элементов (ресурсного

обеспечения производства, осуществления сбыта, проектирования и т. д.) .

Для более полного анализа легальной дефиниции «координация экономической деятельности» обратимся к буквальному толкованию понятия «координация». В Большой советской энциклопедии координация определяется как «согласование, сочетание, приведение в порядок, в соответствие (действий, понятий, составных частей чего-либо), от лат. Со (сит) — совместно и оМтайо -упорядочение» . С учетом вышеизложенного можно утверждать, что координация представляет собой разновидность деятельности, которая осуществляется одним лицом (координатором), в форме согласования отдельных аспектов деятельности других (координируемых) лиц для достижения определённых целей, являющихся общими для всех координируемых лиц.

Необходимо отметить, что субъектами координации деятельности должны выступать не менее трех лиц, в их числе не менее двух хозяйствующих субъектов, деятельность которых координируется третьим лицом. Как указывает Ю. Горячева, субъектами нарушения запрета на координацию предпринимательской деятельности являются только координаторы. Координируемые организации за нарушение запрета не отвечают, и предусмотренные антимонопольным законодательством меры воздействия к ним не применяются .

В контексте антимонопольного законодательства важно, чтобы третье лицо (координатор) не входило в одну группу с кем-либо из координируемых лиц, т. е. выступало по отношению к координируемым лицам в качестве независимого лица. В группе лиц координация деятельности является необходимым инструментом организации внутренних взаимоотношений участников группы, которые связаны экономическими и правовыми связями. Именно поэтому координация деятельности лиц, входящих в группу, не будет являться нарушением антимонопольного законодательства, поскольку все они (лица, входящие в группу) рассматриваются в качестве единого хозяйствующего субъекта.

Представляет интерес вопрос о том, в рамках каких правоотношений деятельность хозяйствующих субъектов может быть под-

вергнута координации. Так, в соответствии со ст. 121 ГК РФ , коммерческие организации в целях координации предпринимательской деятельности могут создавать ассоциации (союзы). Поскольку некоммерческие объединения, в частности ассоциации (союзы), создаются непосредственно для осуществления координации деятельности юридических лиц, постольку нормы Закона о защите конкуренции в этой части распространяются на них. Сходным образом обстоит дело с некоммерческими партнерствами, которые зачастую создаются с целью координации предпринимательской деятельности (несмотря на то, что в российском законодательстве координация предпринимательской деятельности не упоминается как цель создания данных некоммерческих организаций). Однако даже если устав некоммерческого партнерства не содержит положений, указывающих на осуществление координации предпринимательской деятельности его членов, тем не менее, на наш взгляд, деятельность некоммерческого партнерства будет рассматриваться антимонопольным органом через призму именно такой координации.

Практика показывает, что координацией предпринимательской деятельности участников некоммерческой организации может признаваться принятое в рамках этой организации решение о проведении согласованной ценовой политики (соглашение об установлении и поддержании единых цен, о снижении или повышении цены товаров, запрет на изменение цен и т. д.), о координации рекламной деятельности, которая влияет на реализацию товаров, о выборе направлений работы, выборе партнеров, географических и товарных рынков, а также иные решения, влияющие на осуществляемую членами некоммерческого партнерства (ассоциации, союза) деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли . Так, ФАС России 14 августа 2006 г. направила письмо Президенту Московской топливной ассоциации Е. Аркуше с предупреждением о том, что его неоднократные высказывания в средствах массовой информации о росте цен на бензин в сентябре 2006 г. могут спровоцировать ажиотажный спрос на нефтепродукты и привести к необоснованному росту цен на них. «Подобные высказывания Пре-

зидента Московской топливной ассоциации могут означать координацию ценовой политики членов ассоциации», — говорится в письме .

Вместе с тем, анализ практики антимонопольных органов показывает, что координация деятельности может проявляться и в отношениях хозяйствующих субъектов, связанных гражданско-правовыми договорами. Распространена практика координации деятельности участников дилерских, дистрибьюторских договоров. Так, 8 августа 2006 г. УФАС по Рязанской области признало ОАО «Пивоваренная компания «Балтика» нарушившим п. 5 ст. 6 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Комиссия УФАС по Рязанской области установила, что данное общество осуществляет координацию предпринимательской деятельности на оптовом рынке пива в Рязанской области. Координация заключается в разделении территории продаж между дистрибьюторами. Такое разделение устанавливается договорами с ними и исключает конкуренцию. По итогам рассмотрения дела УФАС по Рязанской области предписало ОАО «Пивоваренная компания «Балтика» прекратить нарушение антимонопольного законодательства .

Следует отметить, что сам факт координации деятельности не является нарушением антимонопольного законодательства. Лишь при условии, что такая координация имеет или может иметь своим результатом ограничение конкуренции, т. е. монополистическую деятельность, она становится противоправ-

ной. Именно такую координацию запрещает

п. 3 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

1. Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26.07.2006 № 135-ФЗ // Российская газета.- 2006.- № 162.

2. Пояснительная записка к Проекту федерального закона «О защите конкуренции» // СПС «Гарант».

3. Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22.03.1991 № 948-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. — 1991. — № 16. -Ст. 499.

4. Международное коммерческое право. Общая и особенная части: учебное пособие / под общ. ред. В.Ф. Попондопуло. — М.: Омега-Л, 2004. — С. 457.

5. Большая советская энциклопедия. — Т. 13. -М.: Советская энциклопедия, 1973. — С. 120.

6. Горячева Ю. Новые правила предотвращения и пресечения сговоров, направленных против конкуренции // Хозяйство и право. — 2003. -№ 2. — С. 18.

7. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 № 51-ФЗ // СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

8. Покровский А. Свобода предпринимателя при создании и реорганизации фирм и объединений // Новости торговли. — 2004. — № 3 . — С. 24.

9. ФАС России направила предупреждение Президенту Московской топливной компании Евгению Аркуше. По материалам Пресс-службы ФАС России от 16.08.2006 // Официальный сайт ФАС России: www.fas-gov.ru.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Пивоваренная компания «Балтика» занималась координацией предпринимательской деятельности в разрез антимонопольному законодательству. По данным официального сайта Федеральной антимонопольной службы от 9 августа 2006 // www.fas-gov.ru.

Координация экономической деятельности хозяйствующих субъектов

В последние годы ФАС неоднократно предъявляла претензии к компаниям-производителям, координирующим деятельность своих дилеров и дистрибьюторов <1>. Суды же чаще всего соглашались с обоснованностью подобных претензий. Однако с 2012 г. изменились понятие координации экономической деятельности и формулировка запрета на координацию. Расскажем об изменениях в Законе о защите конкуренции <2>, а также разберемся, может ли производитель, требующий от своих покупателей выполнения определенных условий, быть обвинен в координации.

<1> Например, к ООО «Спецтехника — Группа ГАЗ», ООО «Технониколь — Строительные системы».
<2> Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Понятие «координация экономической деятельности» было уточнено Законом N 401-ФЗ <3>. В соответствии с п. 14 ст. 4 Закона о защите конкуренции под таковой следует понимать согласование действий хозяйствующих субъектов третьим лицом, не входящим в одну группу лиц ни с одним из таких хозяйствующих субъектов и не осуществляющим деятельность на товарном рынке, на котором согласуются действия хозяйствующих субъектов. Не являются координацией экономической деятельности действия хозяйствующих субъектов, производимые в рамках «вертикальных» соглашений.

<3> Федеральный закон от 06.12.2011 N 401-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Напомним: «вертикальным» считается соглашение между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой — предоставляет (продает) его. Не относится к «вертикальным» соглашениям агентский договор (п. 19 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Запрет на координацию

В соответствии с п. 5 ст. 11 Закона о защите конкуренции физическим лицам, коммерческим и некоммерческим организациям запрещается осуществлять координацию экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если она приводит к любому из последствий, указанных в п. п. 1 — 3 данной статьи, которые не могут быть признаны допустимыми в соответствии со ст. ст. 12 и 13 Закона о защите конкуренции или не предусмотрены федеральными законами. Иными словами, запрещена координация экономической деятельности, в результате которой заключаются:

  1. соглашения между субъектами-конкурентами (картели), приводящие или способные привести (п. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции):
  • к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок;
  • к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;
  • к разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);
  • к сокращению или прекращению производства товаров;
  • к отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками);
  1. «вертикальные» соглашения между субъектами с долей любого товарного рынка хотя бы одного из них свыше 20% или «вертикальные» соглашения, не являющиеся договорами коммерческой концессии, которые (п. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции):
  • приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случаев, когда продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара;
  • содержат обязательство покупателя не продавать товар субъекта — конкурента продавца. Данный запрет не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под товарным знаком либо иным средством индивидуализации продавца или производителя;
  1. соглашения между участниками оптового и (или) розничных рынков электрической энергии (мощности), организациями коммерческой, технологической инфраструктуры, сетевыми организациями, которые приводят к манипулированию ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии (мощности) (п. 3 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

Если описанные выше «вертикальные» соглашения или соглашения участников рынков электрической энергии (мощности) признаются допустимыми на основании п. 1 или 2 ст. 13 Закона о защите конкуренции, не может быть констатирован факт осуществления запрещенной координации.

Новеллы Закона N 401-ФЗ

Если сравнить определение координации экономической деятельности в старой и новой редакциях Закона о защите конкуренции, то можно увидеть, что в действующей редакции, в отличие от старой, уточняется: во-первых, координатор сам не ведет деятельности на товарном рынке, на котором осуществляется согласование действий субъектов <4>, а во-вторых, действия субъектов в рамках «вертикальных» соглашений не являются координацией.

<4> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.03.2012 N 09АП-35716/2011-АК: запрещенная Законом о защите конкуренции координация экономической деятельности не может быть вменена в вину лицу, осуществляющему деятельность на товарном рынке, на котором согласуются действия хозяйствующих субъектов.

Обратите внимание! Действия субъектов в рамках «вертикальных» соглашений не являются координацией.

До поправок, внесенных в Закон о защите конкуренции Законом N 401-ФЗ, запрет на координацию экономической деятельности включал запрет на согласование действий субъектов третьим лицом, результатом которого являлись не только заключение между этими субъектами антиконкурентного соглашения, но и осуществление антиконкурентных согласованных действий (п. п. 1, 3 ст. 11 Закона о защите конкуренции в предыдущей редакции, Письмо ФАС России от 12.01.2010 N ИА/146). В действующей редакции координацией является только такое согласование действий, которое приводит к заключению антиконкурентного соглашения, но не к осуществлению согласованных действий.

Отметим также, что в предыдущей редакции ст. 11 Закона о защите конкуренции нарушение запрета на координацию не связывалось с наличием последствий в виде реальных антиконкурентных согласованных действий или соглашений иных хозяйствующих субъектов, ставших следствием деятельности координатора (Постановление ФАС МО от 20.05.2011 N КА-А40/3717-11-2-3 <5>). На это указывала формулировка «запрещена координация… если такая координация приводит или может привести…» (п. 3 ст. 11 Закона в предыдущей редакции). В действующей редакции п. 5 ст. 11 запрещена координация, которая приводит к чему-либо. Слова же «или может привести» исключены. Соответственно, наличие антиконкурентного соглашения — необходимое условие для квалификации координации в качестве запрещенной.

<5> Определением ВАС РФ от 16.08.2011 N ВАС-10190/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.

В чем заключается согласование действий?

Законом о защите конкуренции не установлены требования к тому, в какой форме должны совершаться действия, направленные на координацию поведения соответствующих лиц, поэтому под координацией понимаются любые действия (в том числе письменные или устные указания, предписывающие осуществить какие-либо действия или воздержаться от их совершения <6>), последствием которых становится заключение антиконкурентного соглашения.

<6> Постановление ФАС МО от 20.05.2011 N КА-А40/3717-11-2-3.

Неправильно понимать под согласованием действий субъектов третьим лицом достижение общего согласия между группой заинтересованных лиц по инициативе одного из них, но при обязательном согласии всех лиц, действия которых согласуются, и наличии у них заинтересованности в достижении этого согласия. При координации экономической деятельности по смыслу Закона о защите конкуренции хозяйствующие субъекты могут и не согласиться с условиями, навязываемыми координатором, но вынуждены их принять. Согласование подразумевает наличие волеизъявления, но не воли к совершению указанных действий. Данный признак отличает согласованные действия или соглашения от координации экономической деятельности (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.01.2011 по делу N А33-11129/2010).

Координация деятельности и «вертикальные» соглашения

Является ли нарушением п. 5 ст. 11 Закона о защите конкуренции такое согласование действий хозяйствующих субъектов третьим лицом, результатом которого становится заключение между этими субъектами антиконкурентного «вертикального» соглашения? Ранее однозначного ответа на этот вопрос не существовало. Дело в том, что в предыдущей редакции Закона о защите конкуренции запрещалась координация, приводящая к последствиям, перечисленным в п. 1 ст. 11 Закона, а запреты этой нормы не распространялись на «вертикальные» соглашения. В действующей редакции запрещена координация, приводящая к последствиям, указанным в п. п. 1 — 3 ст. 11 Закона о защите конкуренции, в том числе к заключению антиконкурентного «вертикального» соглашения (п. 2 ст. 11 Закона). Но как в таком случае следует понимать норму п. 14 ст. 4 Закона о защите конкуренции о том, что не являются координацией экономической деятельности действия хозяйствующих субъектов, осуществляемые в рамках «вертикальных» соглашений? Здесь нет никакого противоречия: речь идет о ситуации, когда лицо, осуществляющее согласование действий другого лица (лиц), само является участником «вертикального» соглашения с этими лицами, то есть согласует действия лиц не извне, а в рамках этого «вертикального» соглашения (например, продавец и его дилеры).

Исключение действий в рамках «вертикальных» соглашений из понятия координации экономической деятельности — это существенное нововведение, поскольку до поправок, внесенных Законом N 401-ФЗ в Закон о защите конкуренции, действия продавца по согласованию действий покупателей рассматривались как запрещенная координация. Например, в Постановлении ФАС МО от 11.03.2011 N КА-А40/1320-11 антимонопольная служба вменила компании в вину нарушение запрета на координацию. Компания разработала и утвердила правила работы дилеров, регламентирующие взаимоотношения дилеров и общества, порядок работы, ограничения и ответственность дилеров (количество дилеров в одном городе по каждому продуктовому направлению, количество дилеров и субдилеров в городах в зависимости от численности населения, порядок работы дилеров и субдилеров, контроль ценообразования дилеров со стороны компании). Общество рассылало торговым партнерам информационные письма об уровне минимальных цен на материалы определенных категорий с указанием штрафных санкций за нарушение ценовой политики и приложением таблиц минимальных цен с разбивкой по регионам. Кроме того, общество определяло для заводов-производителей разрешенные зоны поставки продукции, ограничения по «линейке» продукции по зонам. В одну группу лиц с дилерами и заводами-производителями компания не входила, на товарном рынке (оптовая торговля кровельными и гидроизоляционными материалами) имела долю более 50% в границах РФ. Все это позволило суду сделать вывод о том, что общество нарушило запрет на координацию.

В Постановлении ФАС ВСО от 16.12.2010 по делу N А33-1952/2010 УФАС предъявило претензию по поводу осуществления запрещенной координации деятельности компании, включающей в субдистрибьюторские и дистрибьюторские соглашения условия, приводящие к разделу рынка по территориальному признаку, составу продавцов и покупателей, установлению и поддержанию цен, ограничению конкуренции. Типовыми соглашениями с дистрибьюторами были предусмотрены следующие условия: определена территория, на которой должен осуществлять свою деятельность дистрибьютор, установлено, что после заключения соглашения дистрибьютор обязуется не заключать аналогичные соглашения с иными производителями и поставщиками того же товара, определены рекомендованные розничные цены для дистрибьютора, предусмотрено условие эксклюзивности продажи товара (в торговой точке осуществляется реализация товара только под торговой маркой данного производителя). Правда, в указанном деле суд посчитал недоказанным факт осуществления координации, но не потому, что согласование имело место в рамках «вертикальных» соглашений, а по той причине, что антимонопольный орган не охарактеризовал группу координируемых лиц, не выяснил фактические взаимоотношения продавца и его дистрибьюторов, ограничившись анализом типовых дистрибьюторских договоров, а также не провел анализ состояния конкурентной среды на товарном рынке.

Другой пример — Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2012 N 09АП-3198/2012. В данном деле претензии антимонопольного органа были предъявлены ООО «Спецтехника — Группа ГАЗ» (далее — ООО «СГГ»), которое реализовывало на всей территории РФ через своих дилеров спецтехнику пяти заводов, входящих с ним в одну группу лиц. ООО «СГГ» образовало специальный орган — дилерский комитет. Дилеры регулярно собирались ООО «СГГ» на совещания, и общество определяло поведение дилеров на торгах, в том числе при поставке техники для государственных нужд. ООО «СГГ» предварительно выделяло для участия на торгах одного из дилеров, а другие дилеры информировались о принятом решении. Если победителем на торгах оказывался иной участник (не являвшийся дилером заявителя), ему под различными предлогами отказывалось в поставке техники. Случаи, когда среди дилеров находилась организация, продававшая технику победителю торгов, не уполномоченному ООО «СГГ», становились предметом обсуждения дилерского комитета. На дилера, нарушившего установленные правила, налагался штраф в форме компенсации упущенной выгоды дилеру, осуществлявшему свою деятельность на территории торгов. Таким образом, общество создало систему, обеспечивающую реализацию спецтехники конкретному дилеру в границах определенной территории, а также обеспечило контроль и применение санкций за неисполнение соответствующих требований. Нарушение Закона о защите конкуренции выразилось в действиях ООО «СГГ» по обязанию своих дилеров действовать согласно распоряжениям об участии в аукционах, запрете поставлять спецтехнику победителю на торгах, не являющемуся дилером, а также о применении системы штрафов, обеспечивающей надлежащее исполнение дилерами установленных обществом правил взаимодействия. Признав действия продавца по согласованию действий дилеров антиконкурентной координацией, суд указал, что наличие «вертикальных» отношений (продавец — дилеры) не может служить обстоятельством, безусловно исключающим квалификацию действий юридического лица как координацию экономической деятельности.

При рассмотрении дел о квалификации действий продавца по согласованию действий покупателей в качестве запрещенной координации судьи не смогли единогласно решить, имеет ли значение для признания действий продавца координацией способ воздействия продавца на покупателя (например, предоставление последнему скидок или, наоборот, наложение на него штрафных санкций). Так, Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении N 09АП-3198/2012 указал, что способ, с помощью которого субъект координирует деятельность остальных хозяйствующих субъектов (обещание скидок и преимуществ либо, наоборот, угроза негативных последствий), значения не имеет. Достаточно того, что в результате этих действий вся группа осуществляет единую линию поведения, что создает указанные в п. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции последствия. Иная точка зрения прозвучала в Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.02.2011 N 18АП-12929/2010, 18АП-13109/2010 <7>: установление скидок при реализации продукции дистрибьютором за выполнение ряда условий, в соблюдении которых заинтересован продавец, не свидетельствует о координации хозяйственной деятельности самостоятельных хозяйствующих субъектов. В рассматриваемом деле продавец предложил своим дистрибьюторам при получении заявок от других компаний на выставление коммерческого предложения на определенную сумму предварительно за пять рабочих дней информировать об этом менеджеров торгового подразделения продавца. За это было обещано предоставление дистрибьютору скидки. Суд отметил, что маркетинговая политика продавца не содержит положений, возлагающих на дистрибьюторов обязанность согласования с ним предстоящих сделок по реализации продукции его производства, а возможность установления системы скидок является правом продавца. Аналогичным образом установление в дистрибьюторской политике условий, которым должны соответствовать дистрибьюторы и претенденты на статус дистрибьюторов (составление плана закупок продукции на определенную сумму, составление и согласование маркетинговых планов и др.), является непосредственным правом продавца, вытекающим из положений ст. 421 ГК РФ. Продавец был правомочен самостоятельно определять, с кем и на каких условиях ему следует заключить договор поставки. Посредством утверждения внутреннего документа (дистрибьюторской политики) продавец непосредственно для себя определил условия, при которых считает возможным заключить договор поставки, в том числе установил критерий выбора дистрибьюторов.

<7> Изменено Постановлением ФАС УО от 29.04.2011 N Ф09-1942/11-С1.

Повторим, поправки, внесенные в определение координации экономической деятельности Законом N 401-ФЗ, теперь однозначно не позволяют рассматривать какие-либо действия продавца по согласованию действий покупателей в качестве координации. Соглашение между продавцом и покупателем может быть признано антиконкурентным по основаниям, изложенным в п. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции, но при этом ни продавец, ни покупатель не являются координаторами. Таким образом, положен конец судебной практике по признанию воздействия продавца на покупателя координацией.

* * *

И координатор, и координируемые лица несут ответственность за осуществление противоправных действий, но каждый — по своей части. Так, заключение антиконкурентного соглашения следует рассматривать в качестве нарушения п. п. 1 — 3 ст. 11 Закона о защите конкуренции, поэтому хозяйствующие субъекты, экономическая деятельность которых координируется, за совершение действий, запрещенных указанными пунктами, могут быть привлечены к административной ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 14.32 КоАП РФ, а лицо, осуществившее запрещенную п. 5 ст. 11 Закона о защите конкуренции координацию экономической деятельности указанных субъектов, — к административной ответственности по п. 2 ст. 14.32 КоАП РФ (Письмо ФАС России от 12.01.2010 N ИА/146).

Е.В.Шоломова

Эксперт журнала

«Промышленность:

бухгалтерский учет

и налогообложение»

АССОЦИАЦИЯ

Смотреть что такое «АССОЦИАЦИЯ» в других словарях:

  • Ассоциация — (от лат. accosiare соединять) объединение. Ассоциации в различных областях науки: Ассоциация (археология) Ассоциация (астрономия) Ассоциация (программирование), ассоциативный массив Ассоциативная память, особый вид компьютерной… … Википедия

  • АССОЦИАЦИЯ — (лат. assotiatio, от associare соединять, вступить в товарищество). Свободный союз нескольких лиц для общей цели. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. АССОЦИАЦИЯ 1) общество людей, соединившихся для… … Словарь иностранных слов русского языка

  • ассоциация — противоположна диссоциации. При диссоциации вы видите себя там . Как правило, диссоциация удаляет эмоции от опыта. Когда мы находимся в состоянии ассоциации, мы непосредственно переживаем всю информацию и поэтому реагируем эмоционально. (Смотри… … Большая психологическая энциклопедия

  • АССОЦИАЦИЯ — АССОЦИАЦИЯ, ассоциации, жен. (от лат. associo объединяю). 1. кого чего. То же, что объединенный союз, общество, товарищество (в применении к некоторым организациям). Российская ассоциация научно исследовательских институтов. 2. чего и чего, чего… … Толковый словарь Ушакова

  • ассоциация — См. связь… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. ассоциация связь, соединение; общество, лига, корпорация, организация, объединение, содружество, лагерь, партия, отряд, союз,… … Словарь синонимов

  • Ассоциация — экологическая (от лат. associatio соединение), группа однородных или разнородных организмов, популяций, обитающих в определенных условиях независимо от взаимодействия между ними; группа популяций растений или животных, совместно обитающих в… … Экологический словарь

  • ассоциация — и, ж. association f. &LT;лат. 1. Объединение лиц или учреждений, организаций одного рода деятельности для достижения общей (политической, научной, хозяйственной и т. п. ) цели. БАС 2. Как возбудить дух сотоварищества (association) для складки… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • АССОЦИАЦИЯ — (от позднелат. associatio соединение) в психологии, связь, образующаяся при определ. условиях между двумя или более психич. образованиями (ощущениями, двигат. актами, восприятиями, представлениями, идеями и т. п.); действие этой связи… … Философская энциклопедия

  • АССОЦИАЦИЯ — растительная основная классификационная единица растительных сообществ (фитоценозов). Характеризуется определенным флористическим составом. Ассоциация называется по господствующим видам одного или нескольких ярусов, напр. в лесу ассоциация… … Большой Энциклопедический словарь

  • Ассоциация — (союз) – коммерческие организации в целях координации их предпринимательской деятельности, а также представления и защиты общих имущественных интересов могут по договору между собой создавать объединения в форме ассоциаций или союзов,… … Энциклопедия терминов, определений и пояснений строительных материалов

  • АССОЦИАЦИЯ — (от лат. associatio соединение) добровольное объединение физических и (или) юридических лиц с целью взаимного сотрудничества при сохранении самостоятельности и независимости входящих в объединение членов. Ассоциация представляет наиболее мягкую… … Экономический словарь

Основные положения об ассоциации (союзе)

Энциклопедия Сервиса бесплатных юридических консультаций » Гражданское право » Юр. лица » Основные положения об ассоциации (союзе)

Это объединения юридических или физических лиц, в которых члены участвуют на добровольной основе с целью реализации общих интересов, общественно-полезных деяний.

8-ФЗ были внесены некоторые поправки в Главу 4 ГК РФ. До этого такие учреждения числились как некоммерческие объединения юридических лиц. Рассмотрим, что же изменилось в рамках новых поправок, а также другие вопросы и возникающие нюансы.

Понятие и виды ассоциаций (союзов)

Понятие регламентируется статьей 123.8. ГК РФ: ассоциации и союзы – это объединения юридических или физических лиц, в которых члены участвуют на добровольной основе (а в случаях, прямо установленных текущим законодательством — на обязательной основе), зарегистрированные для реализации:

  • интересов общего и профессионального характера лиц данного учреждения;
  • задач, направленных на осуществление общественно полезных деяний;
  • других целей некоммерческой специфики.

В части 1 статьи 123.8. описаны виды:

  • объединения юридических или физических лиц, учрежденные для координирования осуществляемой предпринимательской деятельности;
  • учреждения, зарегистрированные для защиты имущественных прав;
  • объединения лиц по признаку профессиональной принадлежности без поставленных целей по защите трудовых прав и прочих интересов членов таких организаций (объединения адвокатов, оценщиков, граждан творческих профессий и др.);
  • саморегулируемые объединения.

Помимо данной статьи, типы организаций, относимых к ассоциациям (союзам), вводятся частью 3 статьи 50 ГК РФ:

  • некоммерческие партнерские компании;
  • объединения компаний, предоставляющих трудовые места;
  • профессиональные союзы, общественные учреждения и кооперативы;
  • торгово-промышленные объединения.

Цели создания ассоциаций и союзов

ГК РФ обширно регламентирует цели, для реализации которых осуществляется регистрация данных юридических лиц:

  • для реализации и защиты прав членов данных организаций;
  • для достижения задач, имеющих общественно полезную специфику (т.е. цели, направленные на благие деяния в пользу неустановленного круга лиц, а иногда – и в пользу всего общества в целом);
  • для реализации иных целей (обязательно некоммерческой специфики), прямо не противоречащих законодательству.

Часть 2 статьи 2 ФЗ № 7 гласит, что регистрация некоммерческих организаций производится ради достижения следующих целей:

  • социального и культурного характера;
  • развития благотворительной деятельности;
  • повышения уровня и качества образования;
  • повышения уровня научно-технического прогресса и достижений в области науки и техники;
  • организационно-управленческих;
  • обеспечения безопасности жизни и здоровья граждан;
  • удовлетворения духовных потребностей граждан РФ;
  • защиты прав физических и юридических лиц;
  • разрешения спорных и конфликтных ситуаций;
  • оказания помощи юридического характера;
  • прочих целей, направленных на общественные блага.

Понятие целевой (специальной) правоспособности ассоциаций, союзов

Ассоциации (союзы) располагают так называемой целевой (специальной) правоспособностью. Это означает, что данные объединения имеют гражданские права, а также несут обязанности, которые соответствуют целям осуществляемой деятельности, прописанным в учредительной документации (часть 1 статьи 49 ГК РФ).

По части 4 статьи 50 ГК РФ, равно как и другие некоммерческие учреждения, ассоциации (союзы) имеют право на ведение прибыльной деятельности, но только в случаях, если:

  • данная возможность прописана в учредительной документации;
  • ведение такой деятельности будет способствовать достижению целей и задач организации.

Статья 24 ФЗ № 7 регламентирует, что деятельностью, приносящей прибыль, может быть:

  • производство услуг и товаров для достижения поставленной цели;
  • покупка и продажа ценных бумаг;
  • участие в хозяйственных объединениях и товариществах на вере в качестве коммандитиста.

Если учредительная документация предусматривает ведение деятельности, приносящей доход, организация должна иметь имущество, стоимость которого составляет не менее 10000 рублей (часть 1 статьи 14 ФЗ № 14).

Государственная регистрация ассоциаций, союзов

Статья 13.1. ФЗ № 7 устанавливает, что регистрация ассоциаций и союзов осуществляется в обязательном порядке согласно процедуре, установленной 129-ФЗ и 7-ФЗ.

Ответственные органы:

  • вынесение решения о регистрации, а также контроль за деятельностью ассоциаций (союзов) осуществляет Министерство юстиции РФ;
  • внесение в ЕГРЮЛ сведений о регистрации, реорганизации и ликвидации осуществляет ФНС на основании решения вышеуказанного органа.

Часть 3 статьи 32 ФЗ № 7 определяет, что некоммерческие учреждения должны предоставить в Минюст документацию, в которой содержатся следующие данные:

  • отчет о ведении деятельности;
  • состав руководящих органов;
  • структура использования денежных средств и имущества организации.

Помимо вышеуказанной обязанности, данные учреждения должны каждый год размещать в открытом доступе отчет о ведении деятельности посредством:

  • телекоммуникационной сети Интернет;
  • СМИ.

Формирование имущества ассоциации, союза

Формирование имущества этих объединений юридических и физических лиц осуществляется за счет вступительных взносов учредителей.

Статья 26 ФЗ № 7, а также сама специфика правового статуса таких организаций обуславливают следующие источники формирования имущества:

  • единовременные или постоянные взносы лиц, являющихся членами объединения (основной источник поступлений для формирования имущества);
  • материальные вложения третьих лиц;
  • дивиденды;
  • прибыль, полученная в результате реализации услуг;
  • доходы, получаемые от имущества, находящегося в собственности объединения.

Часть 3 статьи 48 ГК РФ регламентирует, что члены и учредители ассоциаций:

  • не обладают правами на имущество учреждения;
  • не несут ответственности по обязательствам других членов.

Все имущество, передаваемое учредителями или членами, становится собственностью самой организации.

Особенности правового положения ассоциаций, союзов

Главные нюансы отдельно взятых правовых форм устанавливаются соответствующими ФЗ для данных видов организаций. Как правило, этими законами регламентируется и правовое положение данных организаций.

Пример № 1: Закон РФ “О потребительской корпорации” (статьи 31-39) устанавливает возможность создания союзов потребительских обществ, а также их правовое положение.

Пример № 2: 315-ФЗ “О саморегулируемых организациях” (статья 24, части 1-7) определяет возможность создания ассоциаций и союзов саморегулируемыми учреждениями.

А.И. Орлов,
Президент международного консорциума «ИнтелБизнес-Консалтинг»,
к.ю.н., доцент Высшей школы корпоративного управления
Академии народного хозяйства при Правительстве РФ
Опубликовано в номере: Некоммерческие организации в России №4 / 2003

4. Членство в ассоциации

Особенностью ассоциации, в отличие от иных некоммерческихорганизаций, является то, что ее членами могут быть только юридические лица.

В уставах ассоциаций, принятых до вступления в силу ГК РФ, допускалось установление разных категорий членства, предполагавших разный объем полномочий, с учетом времени вступления, размера имущественного взноса и т.п.

Действующее законодательство таких норм не вводит.

Более того, оно закрепляет, что член ассоциации (союза) вправе участвовать в управлении ее делами на равных началах с другими членами (участниками). Следовательно, каждый член ассоциации обладает равным количеством голосов при голосовании независимо от размера внесенного взноса.

Платформа ОФД 📌 РекламаОФД со скидкой 30%. Новогодняя акция на подключение касс ОФД поможет бухгалтеру сдать отчеты + аналитика продаж + работа с Честным ЗНАКом Узнать больше

Другой особенностью членства в ассоциации является то, что член ассоциации в силу ее финансового содержания, может безвозмездно пользоваться услугами, предоставляемыми ассоциацией (союзом) (п. 1 ст. 123 ГК РФ, п. I ст. 12 Закона О некоммерческихорганизациях).

Представляется, что порядок и условия оказания таких безвозмездных услуг должны быть определены либо в учредительных документах, либо по поручению учредителей — исполнительным органом ассоциации в соответствующем приказе, положении.

Поскольку оказание услуг предполагает расходование как интеллектуальных ресурсов, так и материальных, в частности, электроэнергии, расходных и иных материалов, которые значатся на балансе и подлежат списанию, хотя эти услуги оказываются безвозмездно, они должны также учитываться, как и оказание возмездных услуг. Кроме того, разные организации — члены ассоциации, как правило, в разной мере пользуются различными услугами ассоциации, и этот фактор также необходимо учитывать в договорах.

При этом необходимо в содержании таких договоров указывать на их безвозмездный характер. В противном случае, в силу ст. 423 ГК, такой договор будет считаться возмездным.

Еще одной особенностью ассоциации является то, что член ассоциации может быть исключен из нее по решению оставшихся участников.

За что может быть исключен член ассоциации?

Представляется, что такими основаниями могут быть:

  • систематическая неуплата членских взносов или иных взносов без уважительных причин;
  • невыполнение решений высшего органа управления ассоциацией;
  • разглашение коммерческой тайны;
  • ведение членом ассоциации деятельности, дискредитирующей других ее членов.

По согласованию между учредителями и в последующем — между членами ассоциации могут вводиться иные основания, поскольку установление их перечня относится к компетенции самих членов.

С согласия членов ассоциации в нее могут входить новые участники.

По окончании финансового года по своему усмотрению любой из членов ассоциации может из нее выйти.

Однако здесь также есть две точки зрения: одна — в течение неопределенного срока по истечении финансового года, другая — строго 31 декабря истекающего финансового года при условии, что он совпадает с календарным.

Представляется, что даже один день работы в новом финансовом году, по аналогии с продолжением работы работником, подавшим заявление об увольнении, но вышедшим на работу по истечении двух недель, автоматически возобновляет новый срок членства и соответственно возобновляет обязательства в пределах нового годичного срока, совпадающего с финансовым годом.

5. Имущество ассоциации

Имущество ассоциации формируется учредителями за счет их взносов, размеры, виды, условия, формы и порядок внесения которых определяются самими учредителями, а затем членами ассоциации в учредительных документах. Имущество ассоциации становится собственностью ассоциации.

При этом учредители (участники) ассоциации или союза не приобретают на это имущество никаких прав (п. 3 ст. 48 ГК РФ).

В законодательстве не содержится требований к минимальному количеству имущества такой некоммерческой организации или размеру взноса участника. Исходя из возможности возникновения долговых обязательств, следует предположить, что законодатель имеет в виду, что независимо от размера у ассоциации собственных средств или имущества, ответственность по ее обязательствам есть кому нести . Ее несут учредители. Поэтому не устанавливается никакого минимума по аналогии с минимальным уставным капиталом хозяйственных обществ.

Имущество ассоциации (союза), используется ею для достижения целей, предусмотренных учредительными документами.

Иногда в литературе взносы отождествляются с вкладами.

Представляется, что такое отождествление неправомерно, поскольку, во-первых, нормы ГК РФ и Закона о НО применительно к ассоциациям употребляют не понятие «вклады», а понятие «взносы». Во-вторых, потому, что взносы — это понятие имущества, отделимого от личности члена ассоциации, в то время как вклад, например, в совместную деятельность, предполагается в виде трудового участия, неотъемлемого от личности вносящего. И, в-третьих, это имеет очень важные правовые последствия, поскольку имущественная субсидиарная ответственность членов ассоциации может наступать как один из принципов, пропорционально размеру взносов, внесенных учредителем (членом) ассоциации.

Если исходить из того, что ассоциация является некоммерческой организацией, которая не вправе от своего имени осуществлять предпринимательскую деятельность, то иными источниками ее доходов могут быть либо пожертвования третьих лиц и членов ассоциации, либо доходы от созданных хозяйственных обществ, либо от доходов хозяйственных обществ и товариществ, в которых ассоциация участвует.

И еще один, запрещенный, но фактически имеющий место источник — поступления от предпринимательской деятельности ассоциаций, в том числе от торговли ценными бумагами и от иных видов предпринимательской деятельности, осуществляемых ассоциацией как по поручению ее членов, так и по собственной инициативе.

Поскольку надзорная практика прокуратуры не изобилует фактами протестов на такого рода деятельность, и не богата примерами письменных предупреждений о необходимости прекращения подобной деятельности, то по факту она имеет место, и это необходимо учитывать.

Ассоциация должна иметь самостоятельный баланс или смету.

6. Пределы имущественной ответственности ассоциации и ее членов

Ассоциация не отвечает по обязательствам своих членов. Члены ассоциации несут субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциации в размере и в порядке, предусмотренном учредительными документами (ст.121 ГК РФ, п. 4 ст. 11 Закона о НО).

В силу п. 2 ст. 65 ГК РФ, в связи с наличием субсидиарной ответственности членов ассоциации (союза) по ее долгам такая некоммерческая организация не может быть признана банкротом. Следовательно, основной груз имущественной ответственности законодатель возложил на саму ассоциацию. А при недостаточности средств — на ее членов, в пропорциях, которые они сами для себя определят. Но не в размерах, которые они, исходя из смысла законодательства, ограничивать не вправе.

А если они такое ограничение введут? Будет ли оно действенным? Согласится ли с таким положением суд?

К сожалению, на практике очень много предпосылок к возникновению подобного рода споров, поскольку, как показывает анализ уставов ассоциаций различных организаций — машиностроительных, сельскохозяйственных, библиотечных, медицинских, делового сотрудничества и других, зарегистрированных как ранее, так и в последний период — пределы ответственности участников, к сожалению, в большинстве случаев не оговариваются, что ставит их членов в весьма рискованное положение.

В то же время закон, с одной стороны, не устанавливает, какие именно размеры субсидиарной имущественной ответственности могут и должны устанавливаться учредителями.

Но исходя из того, что ассоциации не включены ГК РФ в перечень юридических лиц, которые могут быть признаны банкротами, предполагается «безграничная», полная солидарная субсидиарная имущественная ответственность учредителей по обязательствам ассоциации. Следовательно, указание на размер имущественной субсидиарной ответственности, устанавливаемый учредителями, только вносит путаницу и дает возможность толкования такой ответственности как ограниченной, устанавливаемой по усмотрению учредителей, что и имеет место в вышеназванном Комментарии ГК РФ к п. 4 статьи 121.

Представляется, что законодатель должен четко и однозначно установить, что члены ассоциации несут полную солидарную субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциаций, членами которых они являются, либо также однозначно, если он имеет в виду иное, определить пределы имущественной ответственности членов ассоциации по ее обязательствам.

Теперь если исходить из того, что в состав ассоциации входит полное товарищество, товарищи которого несут полную ответственность по его обязательствам, то получается, что при недостатке имущества полного товарищества по обязательствам ассоциации, сами товарищи должны отвечать личным имуществом по обязательствам товарищества, имущество которого должно пойти на погашение обязательств ассоциации. Если же полное товарищество состоит членом нескольких ассоциаций, то степень риска как самих товарищей, так и кредиторов таких товариществ и кредиторов ассоциаций, в которые такие товарищества входят, соответственно возрастает.

Однако даже если в состав ассоциации входят хозяйственные общества, имущественная ответственность которых ограничена, в случае возникновения долгов у ассоциации они должны нести субсидиарную неограниченную (полную) имущественную ответственность.

Следовательно, если подобное случится одновременно в двух ассоциациях, членами которых такие общества являются, то кредиторы этих ассоциаций останутся без удовлетворения.

В связи с чем напрашиваются два вывода и, соответственно, два предложения:

  1. Поскольку в связи вхождением в ассоциации у товарищей возникает двойной риск возмещения убытков личным имуществом — как в случае банкротства самого полного товарищества, так и при недостатке средств у ассоциации в случае возникновения долговых обязательств. Соответственно, у кредиторов возникает двойной риск неисполнения обязательств. В связи с чем представляется необходимым запретить полным товариществам как объединяться в ассоциации, так и входить в состав уже созданных ассоциаций. Представляется, что такой же запрет целесообразно установить для товариществ на вере.
  2. Поскольку в случае привлечения хозяйственных обществ по обязательствам двух ассоциаций к полной солидарной субсидиарной ответственности у них может попросту не хватить имущества для удовлетворения требований кредиторов, запретить хозяйственным обществам входить в более чем одну ассоциацию.

Отвечая на возможные возражения по вводу ограничения вхождения хозяйственных обществ в более чем одну ассоциацию, можно задать встречный вопрос: «Почему законодатель не разрешил создавать ассоциации гражданам, а также индивидуальным предпринимателям без образования юридического лица, которые соответственно в силу статей 24 и 25 ГК РФ несут имущественную ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом?»

Видимо, исходя из необходимости защиты интересов кредиторов этой категории лиц. И представляется, что такое решение соответствует интересам кредиторов граждан и индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица. Ибо в случае солидарной субсидиарной имущественной ответственности гражданина или предпринимателя он должен будет потенциально отвечать в полном размере перед двумя, а возможно и более группами кредиторов — собственными и кредиторами ассоциации, членами которой они является.

А существующее ныне разрешение юридическим лицам вступать в неограниченное количество ассоциаций при ограниченности их имущества ставит потенциальных кредиторов таких ассоциаций тем в более рискованное положение, чем в большем числе ассоциаций состоят потенциальные должники.

Ассоциация отвечает своим имуществом, на которое по законодательству РФ может быть обращено взыскание (ст. 25 Закона о НО).

Представляется, что и здесь законодатель не полностью предусмотрел возможные варианты развития событий. Если ассоциация не может быть признана по суду банкротом, значит, кто-то должен удовлетворить требования кредиторов. Кто? Ее члены несут субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциации в размере и порядке, установленными учредительными документами.

Вариант первый развития событий: учредители не предусмотрели размеры и порядок возмещения убытков. Вправе ли суд в силу установленной законом субсидиарной ответственности рассматривать ее в качестве не только субсидиарной, но и солидарной, без определения долей?

В законе не сказано, к чему должны привязываться «условия» возмещения ущерба. Логично было бы предположить, что к размеру взноса. Но какого? Вступительного, членского, уплачиваемого за определенные календарные периоды или исходя из всей совокупности внесенных денежных и имущественных средств каждым членом ассоциации? Кредитору безразлично, из каких источников будет произведено возмещение.

Вариант второй: учредители установили порядок возмещения ущерба по обязательствам ассоциации пропорционально внесенным членским взносам. В этом случае размеры взносов могут быть либо равными, либо пропорциональными финансовому могуществу члена ассоциации, поскольку законодатель отнес порядок и размеры и условия определения размера и порядка внесения взносов к компетенции учредителей. Однако к моменту возмещения у кого-либо из членов ассоциации может не оказаться имущества и денежных средств. Кто должен возместить его часть? Другие члены ассоциации? А если неимущих к тому времени окажется большинство? Тогда кто возьмет на себя погашение их доли? Вправе ли член ассоциации, выплативший свою долю, отказаться от выплаты остальной части других членов на том основании, что закон предусмотрел не солидарную, а субсидиарную ответственность в пределах доли, самим им же определенной? Кто в таком случае должен возместить кредитору остальную часть? У ассоциации денег нет. Кредитоспособный должник свою долю в соответствии с условиями субсидиарной ответственности выплатил, остальные члены ассоциации — некредитоспособны. Или оставшуюся часть должен возместить кредитору тот член ассоциации, у которого еще что-то осталось? Либо кредитор должен списать остальную часть задолженности на убытки и забыть о них?

К сожалению, здесь вопросов также гораздо больше, чем ответов. И либо на них ответит судебная практика, либо необходимо уточнить формулировки закона, определяющие порядок, условия, размеры, последовательность и иные аспекты, связанные с имущественным возмещением кредиторам причитающихся им средств.

И естественно, он будет требовать возмещения за счет солидарного удовлетворения от тех членов ассоциации, которые располагают деньгами и имуществом. И не исключено, что суд удовлетворит его требования, предложив членам ассоциации в порядке регресса решать вопросы о перераспределении возмещения.

Еще одной особенностью членства в ассоциации является то, что в течение двух лет со времени выхода или исключения из ассоциации (союза) за членом ассоциации сохраняется дополнительная ответственность по долгам объединения в размере, пропорциональном его взносу в его имущество. Новые участники принимаются в объединение по единогласному решению его членов; причем на них может быть возложена дополнительная ответственность по долгам ассоциации, возникшим до момента принятия новых членов (п. 3 ст. 123 ГК РФ, п. 3 ст. 12 Закона о НО).

7. Особенности реорганизации и ликвидации ассоциации

Ассоциация (союз) реорганизуется и ликвидируется по общим правилам, действующим в отношении юридических лиц.

Но особенностью реорганизации ассоциации является то, что она может быть реорганизована по единогласному решению ее членов. При этом предусматривается два варианта преобразования по различным основаниям. Ассоциация может быть преобразована в фонд или автономную некоммерческую организацию по единогласному решению ее членов. При этом никаких особых мотивов и обоснований для этого законодательство не требует.

Во втором варианте ассоциация преобразуется в случае возложения на нее учредителями обязанности ведения предпринимательской деятельности в хозяйственное общество или товарищество. Однако с учетом того, что и фонды, и автономные некоммерческие организации вправе, если нет запретов со стороны учредителей, заниматься коммерческой деятельностью, реорганизованная ассоциация во всех вариантах реорганизации обретает право занятия предпринимательской деятельностью.

В ст. п. 517 Закона о НО установлено, что решение о преобразовании ассоциации (союза) принимается всеми членами, заключившими договор о ее создании. Но если наряду с создавшими ассоциацию в ее состав приняты другие члены? Они что, не вправе участвовать в принятии решения? Тогда это противоречит содержанию нормы, дающей всем членам одинаковые права на участие в делах ассоциации.

Или если все создававшие ассоциацию члены к моменту реорганизации вышли из состава ассоциации, а взамен них вошли другие члены? Тогда, если исходить из буквального толкования этой нормы, они вообще не имеют права принимать решение о ее реорганизации.

То есть, если исходить из буквального толкования данной нормы и учредительного договора, как этого требует статья 431 ГК РФ, то ассоциация, будучи создана однажды, не может быть реорганизована в случае выбытия ее первоначальных членов-учредителей.

8. Судьба имущества ассоциации при ее ликвидации

Остаток имущества объединения, образовавшийся по завершении его ликвидации, используется в целях, определенных его уставом, либо в иных предусмотренных законодательством целях (п. 1 ст. 20 Закона о НО) и не может распределяться между членами ассоциации (союза).

Представляется, что данное положение слепо копирует последствия использования имущества при ликвидации иных форм некоммерческих организаций — фондов, автономных некоммерческих организаций и других, имущество которых должно в этом случае направляться на цели, ради которых такая организация была создана.

Отличие порядка и природы имущества ассоциации от иных некоммерческих организаций заключается в том, что взносы, за счет которых создается имущество ассоциации, поступают за счет средств, полученных коммерческими организациями от предпринимательской деятельности, а от учредителей — некоммерческих организаций — как от не предпринимательской, так и от предпринимательской, то есть могут носить смешанный характер.

Кроме того, ассоциации, созданные предпринимателями для координации предпринимательской деятельности, делают это для координации своих усилий именно с целью увеличения получения прибыли.

Еще одним аргументом, подтверждающим целенаправленность создания ассоциации за счет и для развития предпринимательской деятельности, является тот факт, что хотя в силу ст. 121 ГК РФ ассоциация не вправе сама (от своего имени) осуществлять предпринимательскую деятельность, но она может создавать для этой цели хозяйственные общества, товарищества или участвовать в них. При этом доходы, полученные в результате этой деятельности, не могут быть распределены между членами ассоциации, а должны использоваться исключительно на ее нужды. Ее же нужды заключаются в совершенствовании координации деятельности участников ассоциации для получения ими большей прибыли.

Учредители установили предел финансирования ассоциации посредством взносов. Но они не возражают против того, если ассоциация без риска дня нее и для них будет дополнительно получать деньги на свое финансирование и развитие. Это принесет пользу членам ассоциации.

Представляется, что в случаях, когда имущество ассоциаций создается за счет средств, полученных от предпринимательской деятельности, оно в случае ее ликвидации должно распределяться между членами такой ассоциации.

При ликвидации такой некоммерческой организации, как ассоциация, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество, если иное не установлено настоящим законодательством, направляется в соответствии с учредительными документами ассоциации на цели, в интересах которых она была создана, и (или) на благотворительные цели. Но для какой цели создаются ассоциации коммерческих организаций? Для координации с целью увеличения получения прибыли. Других целей у коммерческих организаций нет. Они законом созданы для извлечения прибыли.

Поэтому было бы логичным оговорить особое условие, что при ликвидации ассоциации, созданной за счет прибыли предприятий, остатки ее имущества распределяется между ее членами на определенных ими условиях, возможно, пропорционально размеру взносов. То есть в таком же порядке и соотношении, как они рисковали по ее обязательствам.

В противном случае получается абсурд: члены несут риск убытков даже через два года после выхода из ассоциации, а имущество в случае ликвидации должно пойти на неизвестные цели. А при их неопределении — перейти государству, ибо из ст. 20 Закона О некоммерческих организаций следует, что имущество ликвидируемой некоммерческой организации, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, если иное не установлено законами, направляется в соответствии с учредительными документами некоммерческой организации на цели, в интересах которых она была создана, и (или) на благотворительные цели. В случае, если использование имущества ликвидируемой некоммерческой организации в соответствии с ее учредительными документами не представляется возможным, оно обращается в доход государства.

А установить другую цель, кроме получения прибыли участниками ассоциациями, будет невозможно, ибо это будет противозаконно.

Поэтому учредителям ассоциаций следует иметь в виду, что при ее создании следует тщательно продумать и сформулировать цели, в интересах которых создается ассоциация и на реализацию которых в случае ликвидации должно быть направлено ее имущество.

Однако сложно найти выход из создавшегося положения. Ассоциации коммерческих организаций создаются для координации их предпринимательской деятельности с целью увеличения прибыли у ее членов. И в то же время в случае ликвидации ассоциации имущество не должно распределяться между ее членами.

Иные же случаи, когда имущество создается смешанным путем, за счет средств, полученных от различных источников, то есть как от предпринимательской, так и от непредпринимательской деятельности, могут регулироваться иновариантно. Однако при смешении источников финансирования также будет сложно определить долю имущества ассоциации некоммерческих организаций, приобретенную за счет средств членов — некоммерческих организаций и за счет средств членов — коммерческих организаций. Кроме того, члены — некоммерческие организации могут направлять взносы как за счет некоммерческих поступлений, так и поступлений от предпринимательской деятельности. Видимо, в связи со сложностью определения природы имущества в некоммерческих организациях и доли такого имущества, передаваемого в качестве взносов в ассоциации, законодатель, как и в случае с единообразным подходом к определению статуса объединений, пошел по «единственно» правильному пути — имущество всех ассоциаций, независимо от природы происхождения денег, будь то средства хоть от предпринимательской, хоть не от предпринимательской деятельности, не должно распределяться между членами ассоциаций при их ликвидации.

Кроме того, запретив напрямую распределять имущество ассоциаций между членами при ее ликвидации, законодатель разрешил преобразовываться ассоциациям в хозяйственные общества, которые, естественно, имеют законное право самоликвидироваться на второй день после преобразования ассоциации и разделить имущество между участниками.

Запрета на реорганизацию ассоциации в хозяйственное общество закон не устанавливает. Так какова тогда цена запрета на распределение имущества ассоциации между членами в случае ее ликвидации?

Анализ законодательства о правовом статусе объединений позволяет сделать вывод, что научные исследования, практика применения принятых законов позволяют выявить как положительные моменты правового регулирования, так и несовершенства принятых норм, которые нуждаются в изменении и дополнении.

И это естественно, поскольку любое техническое усовершенствование с момента внедрения во многом уже устаревает. Это объективный процесс развития.

Соответственно, и нормы права, отражающие процесс развития общественных отношений, не могут оставаться неизменными. Важно, чтобы они своевременно корректировали изменившуюся ситуацию.

В связи с чем представляется, что внесенные автором предложения по изменению действующего законодательства будут способствовать более четкому и единообразному толкованию и применению правовых норм, регулирующих деятельность объединений, что позволит уменьшить число неправомерных действий и, соответственно, число нарушений законодательства и споров, вытекающих из этих нарушений.

А внесение законодателем назревших изменений позволит усовершенствовать действующий механизм правового регулирования деятельности ассоциаций (союзов).

Литература

  1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. — М., 1997.
  2. Федеральный Закон РФ от 26.11.98 №174-ФЗ «О некоммерческих организациях».
  3. Кашанина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: Правовое регулирование внутрифирменной деятельности//Учебник для вузов. — М.: Издательская группа ИНФРА·М·Кодекс, 1995.
  4. Некоммерческие фонды и организации. Правовые аспекты/Дрокин О.Г., Игнатенко А.А., Изотова С.В., Мовчан С.Н., Невменова Н.С. — Информационно-издательский дом «Филинъ», 1997.

* Продолжение. Начало см.: «Некоммерческие организации в России», № 3, 2003 год.

Как подписаться >>>

Правовое положение ассоциаций и союзов



В соответствии с п. 3 ст. 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях» (далее — ФЗ № 7), ассоциация (союз) является одной из форм некоммерческих организаций. Некоммерческой организацией, в свою очередь, является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 2 ФЗ № 7).

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) не устанавливает различий между ассоциациями и союзами и использует их как синонимы, а также относит их к некоммерческим корпоративным организациям (§ 6 Гл. 4 ГК РФ). В то же время, согласно общепринятым правилам толкования понятий русского языка «ассоциацией» называют объединение лиц одного рода деятельности , а «союзом» — объединение для каких-либо совместных целей .

Обычно ассоциации объединяют юридических лиц, которые занимаются одинаковыми видами деятельности. Например, Ассоциация хирургов, Ассоциация экологов и др. В свою очередь союзы в большей степени объединены по принципу территориальному, отраслевому. Например, Союз кинологов Урала, Союз книгоиздателей Пермского края и иные. Такое распределение ничем не обусловлено и нигде не зафиксировано. На сегодняшний день никаких пояснений уполномоченных на то органов и лиц по этому поводу не дается .
По мнению М. Ю. Тихомирова, на практике ассоциации создаются по признакам организационной, профессиональной или отраслевой общности, а союзы — по территориальному и иным признакам .

Исходя из содержания п. 1 ст. 123.8 ГК РФ и п. 1 ст. 11 ФЗ № 7, ассоциация (союз) является объединением юридических лиц и/или граждан, основанном на членстве, для представления и защиты общих профессиональных интересов, для достижения общественно полезных некоммерческих целей. Кроме того, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 123.8 ГК РФ, ассоциации и союзы могут быть созданы в целях координации их предпринимательской деятельности, представления и защиты общих имущественных интересов. В форме союза (ассоциации) также создаются профессиональные объединения граждан, не ставящих перед собой в качестве основной цели деятельности защиту своих трудовых прав и интересов. Наименование ассоциации (союза) должно содержать указание на основной предмет их деятельности с включением слов «ассоциация» или «союз» .

В форме ассоциаций (союзов) создаются некоммерческие партнерства, саморегулируемые организации, объединения работодателей, объединения профессиональных союзов, кооперативов и общественных организаций, торгово-промышленные палаты (пп. 3 п. 3 ст. 50 ГК РФ).

Создание ассоциации (союза) может обеспечить следующие привилегии:

1) профессиональную защиту интересов определенной профессии или области профессии и др.;

2) обобщение практики и консолидация идей в той или иной сфере деятельности;

3) этические и воспитательные меры для повышения качества работы той или иной профессии;

4) финансовые элементы управления для решения определенных целей некоммерческой организации как ассоциации .

В любом случае цели создания ассоциаций и союзов должны носить некоммерческий характер (п. 1 ст. 123.8 ГК РФ). Такие объединения создаются для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ (п. 2 ст. 2 ФЗ № 7). Например, в соответствии с ч. 4 ст. 24 ФЗ «О саморегулируемых организациях» (далее — ФЗ № 315) членами ассоциации (союза) саморегулируемых организаций могут быть переданы ассоциации (союзу) права на разработку единых стандартов и правил саморегулируемых организаций, условий членства субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности в саморегулируемых организациях — членах ассоциации (союза), на разрешение споров в третейском суде, на профессиональное обучение и аттестацию работников членов саморегулируемых организаций, на сертификацию произведенных ими товаров (работ, услуг), на раскрытие информации, а также иные права саморегулируемых организаций.

В настоящее время абз. 1 п. 1 ст. 123.8 ГК РФ содержит нормы-дефиниции, определяющие основные признаки ассоциаций и союзов как объединений лиц, обладающих правами юридического лица.

Помимо ГК РФ правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций как юридических лиц, формирования и использования имущества таких организаций, права и обязанности их учредителей (участников), основы управления некоммерческими организациями определяются ФЗ № 7. Указанный Федеральный закон применяется по отношению ко всем некоммерческим организациям, созданным или создаваемым на территории Российской Федерации . Кроме того, согласно п. 5 ст. 123.8 ГК РФ особенности правового положения ассоциаций (союзов) отдельных видов могут быть установлены законами (например, ФЗ «О банках и банковской деятельности» , Закон РФ «О защите прав потребителей» , ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» и др.).

Пункт 2 ст. 123.8 ГК РФ определяет пределы гражданской правоспособности ассоциаций и союзов как некоммерческих организаций: они могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, соответствующие целям создания и деятельности, предусмотренным уставами таких ассоциаций (союзов).

В отличие от общей правоспособности хозяйственных обществ и большинства других коммерческих организаций, правоспособность некоммерческих организаций является специальной. Специальная (или целевая, уставная) правоспособность предполагает, что обладающее такой правоспособностью юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Следовательно, такое юридическое лицо вправе осуществлять лишь те виды деятельности, которые прямо указаны в его уставе и соответствуют установленным в нем предмету и целям деятельности данного юридического лица .

В соответствии с п. 1 ст. 24 ФЗ № 7, некоммерческая организация может осуществлять один вид деятельности или несколько видов деятельности, не запрещенных законодательством Российской Федерации и соответствующих целям деятельности такой организации, которые предусмотрены ее учредительными документами.

Правило о том, что ассоциации и союзы, являясь некоммерческими организациями, не вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение прибыли, в качестве основного вида деятельности, установлено в императивной норме. Это означает, что учредители (участники) ассоциаций и союзов при их создании не вправе предусмотреть в учредительных документах возможность ведения предпринимательской деятельности в качестве основного вида деятельности. Финансирование деятельности объединений по реализации делегированных им полномочий осуществляется, главным образом, самими их участниками. Объектом финансирования являются традиционные расходы на содержание управленческого аппарата — аренда помещений, оплата труда работников, приобретение оргтехники, финансирование НИР и ОКР и т. п. Поэтому уже при создании объединений их участники могут прогнозировать основные направления расходования своих средств в связи с участием в объединениях .

Однако некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана и соответствует указанным целям, при условии, что данная деятельность указана в ее учредительных документах. Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика (п. 2 ст. 24 ФЗ № 7).

Законодательством Российской Федерации могут устанавливаться ограничения на виды деятельности, которыми вправе заниматься некоммерческие организации некоторых видов. Отдельные виды деятельности могут осуществляться некоммерческими организациями только на основании специальных разрешений (лицензий) (абз. 3, 4 п. 1 ст. 24 ФЗ № 7). Перечень этих видов деятельности определяется ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» . Право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

Согласно п. 3 ст. 49 ГК РФ, правоспособность любого юридического лица возникает и прекращается в момент внесения сведений о нем в Единый государственный реестр юридических лиц.

Согласно ст. 16 ФЗ № 7, некоммерческая организация может быть реорганизована в порядке, предусмотренном ГК РФ, ФЗ № 7 и др. федеральными законами (п. 1), а сама реорганизация осуществлена в форме слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования (п. 2).

Реорганизация ассоциаций и союзов в настоящее время возможна только в форме преобразования, ограниченного положением п. 4 ст. 123.8 ГК РФ: ассоциация (союз) по решению своих членов может быть преобразована в общественную организацию, автономную некоммерческую организацию или фонд. Данный перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Таким образом, ассоциация (союз) является объединением юридических лиц и/или граждан, имеющим некоммерческий характер целей.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 29.12.2017 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  2. О банках и банковской деятельности: федер. закон от 02.12.1990 г. № 395–1 (ред. от 23.05.2018 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  3. О лицензировании отдельных видов деятельности: федер. закон от 04.05.2011 г. № 99-ФЗ (ред. от 31.12.2017 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  4. О некоммерческих организациях: федер. закон от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ (ред. от 05.02.2018 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  5. О саморегулируемых организациях: федер. закон от 01.12.2007 г. № 315-ФЗ (ред. от 03.07.2016 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  6. О сельскохозяйственной кооперации: федер. закон от 08.12.1995 г. № 193-ФЗ (ред. от 03.07.2016 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  7. О защите прав потребителей: Закон РФ от 07.02.1992 г. № 2300–1 (ред. от 18.04.2018 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  8. Алексеев, В. Б. Развитие организационно-правовых форм некоммерческих организаций / В. Б. Алексеев, Т. Э. Зульфугарзаде, Ю. В. Петровичева // Экономика. Право. Общество. — 2016. — № 3(7). — С. 92–102.
  9. Жирков, А. А. Некоммерческая организация-ассоциация как действенный механизм защиты прав медицинских работников / А. А. Жирков // Вестник Северо-Восточного федер. ун-та им. М. К. Аммосова. Серия: История. Политология. Право. — 2017. — № 2(06). — С. 68–76.
  10. Ибрагимов, А. Г. Ассоциативное сотрудничество субъектов права: понятие и принципы / А. Г. Ибрагимов // Актуальные проблемы экономики и права. — 2017. — № 2(42). — С. 122–130.
  11. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — 4-е изд., доп. — М.: А-ТЕМП, 2009. — 944 с.
  12. Тихомиров, М. Ю. Ассоциации и союзы: новое правовое положение, особенности управления, права и обязанности членов / М. Ю. Тихомиров. — М.: Изд-е Тихомирова М. Ю., 2014. — 48 с.
  13. Чайковская, Ю. А. Правовая основа деятельности объединений юридических лиц // Феномен человека: сб. тр. конф. «Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук и образования» (Подольск, 27–28 апреля 2015 г.) / Ю. А. Чайковская. — Подольск: Моск. обл. гуманит. ин-т, 2015. — С. 329–332.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *