Отсутствие финансирования бюджетного учреждения

Проблемы финансирования бюджетных организаций и пути их решения

Следствием постоянного и серьезного недофинансирования бюджетных учреждений становится снижение уровня их материально-технического обеспечения, низкий уровень оплаты кадрового состава и уменьшение из-за этого числа квалифицированных специалистов, работающих в бюджетной сфере. Все это ведет к снижению качества оказания государственных и муниципальных услуг в социальной сфере. В итоге это приводит к научно техническому отставанию Российской Федерации, экономическим потерям социальной напряженности в обществе. В этих условиях одной из важнейших задач государства является существенное изменение ситуации в области финансирования бюджетных учреждений.

Существенное недофинансирование бюджетных учреждений во многом объясняется следующими факторами. Во-первых, сохранение до сих пор административного принципа финансирования бюджетного сектора по всей вертикали бюджетов, при котором вышестоящие финансовые органы доводят до нижестоящих лимиты финансирования, не считаясь с их потребностями, а исходя из затрат прошлых лет. Недостаточно учитывается также рост цен, существенно повышающий потребность в финансировании.

Во-вторых, при разграничении бюджетов по трем уровням прямое и непосредственное воздействие государства на объем и структуру бюджетных ассигнований ограничено. Так, например, сегодня на федеральном уровне за государством сохраняются только следующие полномочия по организации оплаты труда в бюджетных учреждениях:

  • — установление минимальной заработной платы;
  • — регулирование оплаты труда относительно бюджетных отраслей;
  • — территориальное и налоговое регулирование заработной платы.

В-третьих, для эффективного оперативного управления финансовыми ресурсами бюджетным учреждениям необходимы гарантии своевременного их получения в полном объеме. Такие гарантии призваны, в частности, обеспечить своевременные методы планирования потребности в бюджетных ассигнованиях.

Ограничение бюджетного финансирования сформировало у бюджетных учреждений устойчивую тенденцию к расширению границ своей рыночной деятельности. Увеличение внебюджетных источников обусловлено появлением экономической заинтересованности у учреждений, поскольку значительная часть из них направляется на заработную плату и улучшение условий труда. Недостаток бюджетного финансирования покрывается внебюджетными средствами, полученными преимущественно за счет:

  • — сдачи в аренду свободных помещений;
  • — благотворительных средств и средств международных организаций, получаемых на безвозмездной основе;
  • — оказание государственных и муниципальных услуг на платной основе.

В последнее время обсуждается вопрос о необходимости решения на законодательном уровне вопроса участия негосударственных предприятий и организаций, физических лиц в учредительстве бюджетных учреждений при гарантиях сохранения их целостности и профиля деятельности, что могло бы значительно уменьшить расходы бюджета на содержание этих учреждений.

Несмотря на некоторое улучшение ситуации бюджетные учреждения Российской Федерации все же функционируют в условиях постоянного недофинансирования.

Требуется интенсивное увеличение объемов бюджетного финансирования бюджетной отрасли. Оживление в национальной экономике, рост занятости среди экономически активного населения, высокие цены на нефть на мировом рынке, профицит государственного бюджета, наличие золотовалютного резерва и стабилизационного фонда позволяют инвестировать больше средств в бюджетные учреждения, в частности в образовательные. Однако просто «вливание» денежных средств может оказаться мало эффективным.

Необходимо активнее использовать целевое финансирование, ориентированное на реализацию определенных программ развития бюджетного сектора в экономике. В этом случае деньги будут в большей степени расходоваться по назначению и в меньшей степени оседать в карманах недобросовестных чиновников.

Таким образом, основная проблема финансирования бюджетных учреждений состоит в том, что финансовые ресурсы, призванные обеспечить деятельность бюджетных учреждений, используются не по нуждам учреждения, а по тем статьям, которые утверждает вышестоящая организация, к тому же государственные и муниципальные закупки проходят по завышенной цене. Денежные средства в результате этого расходуются неэффективно, нанося ущерб государственному бюджету и не способствуя улучшению положения бюджетного учреждения.

В целях соблюдения всех гарантий государства в целях финансового обеспечения социальной сферы необходима постоянная корректировка модели его многоканального финансирования при сохранении приоритетности бюджетных ассигнований.

Следует сказать, что рост бюджетных расходов должен сопровождаться выработкой четких критериев оценки эффективности бюджетных затрат, а также развитием финансовых инструментов, которые позволили бы в новой ситуации обеспечить доступность государственных и муниципальных услуг для различных групп населения.

Результативность деятельности бюджетных учреждений следует оценивать исходя из степени достижения поставленных целей. В бюджетных учреждениях для учета данного критерия требуется, чтобы финансирование покрывало затраты ресурсов, необходимое для обеспечения соответствующего качества государственных услуг, зафиксированного в государственных стандартах. Таким образом, для достижения результативности деятельности бюджетного учреждения органы государственного управления должны совершать технологии предоставления государственных и муниципальных социальных услуг и стремиться использование этих технологий с размерами финансовых ресурсов.

Современное состояние бюджетного финансирования образования принято характеризовать в терминах исключительно недостатка выделяемых средств для нормального функционирования учебных заведений.

Приоритеты при финансировании конкретных статей расходов определяются следующим образом:

  • — оплата труда;
  • — стипендия;
  • — трансферты;
  • — оплата коммунальных услуг;
  • — остальные виды расходов.

Такая оценка распределения значимости обеспечения расходов связана с тем, что действующее законодательство установило достаточно большую зону ответственности государства за обеспечение определенного уровня финансирования образования:

  • — выделение на нужды развития образования не менее 10% национального дохода, в том числе на высшее профессиональное образование не менее 3% расходной части федерального бюджета;
  • — определение уровня оплаты труда работников образования в зависимости от уровня оплаты труда в промышленности;
  • — установление доплат, надбавок, присущих только работникам образования.

Выполнение всех обязательств, взятых на себя государством, требует увеличения ассигнований на образование только из федерального бюджета по разным оценкам в 2-4 раза, что, очевидно, невыполнимо. Таким образом, бюджет применительно к сфере образования находится в состоянии «перенапряжения».

Установленный Бюджетным кодексом Российской Федерации порядок финансирования образования имеет некоторые противоречия с действующим законодательством об образовании. Это снижает эффективность использования бюджетных средств, приводит к значительным транзакционным издержкам (т.е. расходам, связанным с обеспечением движения бюджетных средств «по инстанциям» бюджетного процесса — содержанием органов казначейства, оформлением документов, снижением скорости перемещения денег, расходам на контроль соблюдения бюджетных назначений и т.п.)

Нормативно-методическая база бюджетного финансирования образования в основном опирается на документы и материалы, разработанные для условий планово-директивной экономики и отсутствия выраженного дефицита бюджетных средств. Недофинансирование образования в целом заменяется несколько иным понятием «отсутствия финансирования по отдельным статьям». Создается «лукавая ситуация», когда деньги на образование вроде бы и выделяются, а вот каким образом удается сохранять устойчивость системы, учредителя вроде бы и не интересует.

В законодательной базе, определяющей механизм бюджетного финансирования образования, отсутствует механизм, позволяющий с единых позиций решать возникающие частные вопросы финансирования, руководствуясь единственным критерием — целями, на достижение которых направляются бюджетные средства. Целевой характер расходования бюджетных средств основан исключительно на соблюдении установленных сметных назначений в рамках экономической бюджетной классификации, что не способствует экономичности и, следовательно, повышению эффективности использования бюджетных средств.

Все это позволяет предположить, что бюджетная политика государства, точнее — финансовых органов, направлена в первую очередь на решение проблем учета и контроля использования бюджетных средств, а не на решение проблем обеспечения деятельности сферы образования.

Решение этих и других конкретных проблем бюджетного финансирования видится по двум основным направлениям:

  • — совершенствование нормативно-методической базы бюджетного финансирования образования;
  • — дальнейшее развитие и совершенствование организационно-экономического механизма функционирования системы образования.

В рамках первого направления необходимо упорядочить бюджетное законодательство, предусмотрев:

  • — передачу права утверждения сводной сметы доходов и расходов образовательного учреждения руководителю этого учреждения (порядок согласования расходов внутри учреждения устанавливается уставом, решением ученого совета и т.п. открытой процедурой);
  • — включение бюджетополучателей в процедуру разработки проекта бюджета. Это обусловлено тем, что и действующий порядок распределения бюджетных средств, и установленное законодательством требование перехода к нормативам финансирования должны предусматривать объективно сложившиеся особенности отдельных образовательных учреждений, связанных с их профилем, материальной базой, территориальным расположением и другими факторами, которые не могут быть в полной мере учтены главными распорядителями бюджетных средств, составляющих проект бюджета;

— доведение уведомлений о бюджетных обязательствах и лимитов бюджетных ассигнований одной стр…

А теперь нам нужно решить, какая из этих дополнительных услуг окажется более рентабельной, а проще говоря, выгодной для учреждения.

Сначала воспользуемся способом калькулирования полной себестоимости этих услуг.

Планируемые затраты разделим на прямые (они совпадают с переменными расходами, которые зависят от численности детей) и косвенные (условно совпадают с постоянными расходами).

К прямым расходам относятся расходы на оплату труда педагогов. Рассчитаем эти расходы.

В течение года по первому направлению в 4 группах по 10 человек предполагается провести всего 136 часов занятий для каждой группы (136 часов * 4 группы = 544 часа). Ставка оплаты преподавательского труда за час работы 144 рублей. За весь курс работы преподаватели заработают 78 336,00 рублей (544 часа*144 руб. = 78 336,00).

По второму направлению преподаватель отработает 340 часов (2 часа * 5 дней * 34 учебных недели = 340 часов). Ставка оплаты преподавательского труда — 155 рублей в час. Расходы на оплату труда педагога в течение всего учебного года составят 52 700,00 рублей.

Далее рассчитаем начисления на заработную плату педагогов (единый социальный налог по ставке 26,0% и взносы в ФСС России от несчастных случаев и профзаболеваний по ставке 0,2%). Эти затраты по первому направлению составят 20 524,03 рублей (78 336,00 руб. * (26% + 0,2%)), по второму направлению — 13 807,40 рублей (52 700,00 руб. * (26% + 0,2%)).

В группу прямых расходов входят и различные материалы, необходимые для проведения учебных занятий (бумага, расходные материалы, учебные пособия и оборудование). Предположим, что в год на одного учащегося полагаются расходных материалов не более чем на 2000 руб. Тогда данные расходы по первому направлению — 80 000 руб. (2000 руб. * 40 чел.), по второму направлению -30 000 руб. (2000 руб. * 15 чел.).

Косвенные (постоянные) расходы могут быть следующими.

Во-первых, это заработная плата администрации и обслуживающего персонала. В нашем примере расходы по данной статье равны 25 процентам от прямой преподавательской заработной платы. По первому направлению они составляют 19 584,00 руб. (78 336,00 руб. * 25%); по второму направлению 13 175,00 руб. (52 700,00 руб. * 25%).

Начисления на заработную плату руководства и персонала по первому направлению будут равны 5 131,01 руб. (19 584,00 руб. * (26% + 0,2%)), а по второму — 3 451,85руб. х (13 175,00 руб. * (26% + 0,2%)).

Предположим, что в нашем примере расходы на стоимость коммунальных платежей — 30 000 руб. Распределив эти суммы между направлениями пропорционально численности обучающихся, получим, что на первое направление приходится соответственно 21818,18 руб. ((30 000 руб.: 55 чел.) * 40 чел.), а на второе — 8181,82 руб., из общей стоимости коммунальных услуг.

На основе этих данных составим калькуляцию платной образовательной деятельности на 2014 год.

Таблица 9. Калькуляция платной образовательной деятельности на 2015 г.

Статьи расходов

РАСХОДЫ

Первое направление

(английский язык)

Второе направление

(тир)

Заработная плата педагогического состава

78 366,00

52 700,00

Начисления на заработную плату

20 524,03

13 807,00

Расходные материалы

80 000,00

30 000,00

Всего прямые расходы

178 860,03

96 507,00

Заработная плата прочего персонала

19 584,00

13 175,00

Начисления на заработную плату прочего персонала

5 131,01

3 451,85

Всего косвенные расходы

24 715,01

16 626,85

Итого расходов

203 575,04

113 133,85

Планируемая численность контингента

Фактическая себестоимость услуг в год

5 089,38

7 542,26

Стоимость услуг в месяц

424,12

628,52

Стоимость одного дня

31,43

Из полученных результатов видно, что второе направление, которое рассчитано на меньшее количество часов, но большее количество человек рентабельнее в три раза. Поэтому выгоднее организовать два вида образовательных программ рассчитанных на большее число посетителей и меньшее число часов, нежели одну, но на небольшую аудиторию и большое количество часов.

Помимо оказания дополнительных платных услуг в деятельности учреждения необходимо произвести ряд изменений в соответствии с современными подходами. В их число входит приобретение услуг, работ и товаров путем конкурсов, аукционов и котировок цен. Проведение таких мероприятий влечет за собой значительную экономию выделенных бюджетных средств, которые в дальнейшем можно использовать на дополнительные потребности.

Нужно изменить систему централизованного снабжения учреждения материалами. Государственные заказы убрать как нерациональное использование бюджетных средств. Ввести разовые договорные отношения с поставщиками, так как, судя по инвентаризации учреждения, очень много лишнего, которое не используется, например, ткани (портьеры, тюль, и т.д.). Такие учреждения предпочли бы вариант, когда можно самостоятельно выбрать товар и его количество. Сэкономленные за счет этого деньги можно было бы направить на материальное стимулирование работников, так как их маленькая зарплата не способствует эффективной работе.

Таким образом, подводя итоги проведенному исследованию отметим, что основная проблема состоит в том, что деньги в «Уральском техникуме «Рифей» используются не по нуждам учреждения, а по тем статьям, которые утверждает вышестоящая организация, каждый год в соответствии с разнарядками тратятся на одни и те же товары, несмотря на то, что их уже достаточно, к тому же закупки идут по завышенной цене. Денежные средства в результате этого расходуются не эффективно, нанося ущерб государственному бюджету и не способствуя улучшению положения.

Так же учреждение не осуществляет платную деятельность, тем самым ущемляет себя в получении дополнительных источников.

Проблемы финансирования образования



В статье рассмотрены ключевые причины формирования основных проблем финансирования системы образования в Российской Федерации. Перечислены основные негативные процессы, наблюдаемые из-за текущего уровня развития отечественного образования. Проанализированы основные проблемы финансирования системы образования и характер их возникновения. Автором статьи приведен список мероприятий, с помощью реализации которых возможно решение проблемы финансирования образования, и в том числе, качества формирования человеческих ресурсов в России.

Ключевые слова: образование, система образования, финансирование образования, человеческие ресурсы, человеческий капитал, интеллектуальный капитал.

Немаловажным важным в разрезе социально-экономического права практически каждого гражданина России является право на образование. Степень реализации этого права находится в прямой зависимости от функционирования и развития, как общества, так государства в целом. Уровень образованности поколения напрямую зависит от реально качественных процессов образования. Гарантия со стороны государства в области образования представляется правом практически любого гражданина на получение достойного, бесплатного образования. Одна из ведущих ролей государства определяется сферой образования, на которое требуется достаточно высокая финансовая поддержки непосредственно со стороны государства .

В настоящее время финансирование образовательных учреждений является одной из основных проблем, на пути реального социально-экономического развития фактически всех региональных субъектов РФ. На данном этапе образовательных услуг в Российской Федерации характеризуются недостаточностью бюджетных мест. Проблемы обеспечения качественного образования в стране отходят на второй план, по причине прямой зависимости от недостаточности финансовых ресурсов. Перманентная задолженность по зарплате профессорско-преподавательскому составу и персоналу учебного заведения в образовательных учреждениях, носит в последнее время, достаточно актуальный характер. Не менее проблемными являются и положения связанный с дальнейшим трудоустройством выпускников ВУЗов.

Данное обстоятельство сопровождается различными негативными явлениями определяющимися:

– утечкой «отечественных мозгов» за рубеж;

– отходом интеллектуального капитала, представленного молодыми специалистами из бюджетных организаций непосредственно к коммерческим;

– снижением степени актуальности в необходимости получения высшего или среднего специального образования со стороны современной молодежи.

Среди важнейших проблем экономического развития РФ, особое место занимает достижение стабильного уровня прироста реального ВВП страны. Для достижения данной задачи необходимо проведение экономических реформ, среди которых переориентация на рыночную модель экономической системы, переориентация с сырьевой промышленности на научно-техническое производство и обновление основных фондов отечественных предприятий. В данном процессе ключевую роль отыгрывает человеческий и интеллектуальный капитал, формированием которых занимается система образования. Таким образом, проблема, связанная с финансированием образования, считается прямой причиной отсутствия результатов при достижении вышеперечисленных задач стратегического уровня.

Источники поступления финансовых ресурсов для обеспечения образовательных услуг в РФ многообразны. К ним относятся средства бюджета, а также внебюджетные источники, определяющиеся за счет собственных поступлений (платная система образования).

Бюджетное финансирование в большинстве своем осуществляется за счет денежных поступлений, определяющихся использованием механизма непосредственного межбюджетного перераспределения. В соответствии с законом (Бюджетным кодекс РФ) производить непосредственное финансирование образовательных учреждений представляется возможным исключительно из бюджета именно того уровня, к которому относится прямой учредитель того или иного учебного заведения .

Как правило, ключевой характер проблем, связанных с финансирования образования в РФ обусловлен дефицитом бюджетных средств. Но, как показывает практика, иногда проблема заключается не в хватке/нехватке средств, но и в их рациональном использовании. В связи с этим, к ключевым проблемам финансирования отечественной системы образования является не только дефицит бюджетных средств, но и неэффективность механизма бюджетного финансирования .

Для решения вышеперечисленных проблем, связанных с процессом финансирования образовательных услуг, становится необходимым решение следующих проблем:

– необходимо учесть и решить вопросы бюджетного со финансирования для дотации бюджетными средствами регионов, которые имеют низкий уровень системы образования;

– включить в процесс разработки бюджетной программы финансирования образования субъектов, получаемых эти средства;

– выделять денежные средства в большей части на такие направления, как закупка инвентаря и оборудования, а также капитальный ремонт образовательных учреждений и организация учебного процесса;

– выделять денежные средства на процесс приобретения оборудования с цифровыми и информационными технологиями, что делает высокой вероятность качественного образования в России;

– вырабатывать государственную политику, определяющуюся привлечением прямых частных инвестиций, на фоне предоставления им своеобразных субсидий;

– сформировать единую прозрачную систему, обусловленную анализом использования бюджетных средств непосредственно образовательными учреждениями;

– сформировать институты научной инфраструктуры, направленные на рост качества человеческого и интеллектуального потенциала в нашей стране;

– освободить от уплаты налогов образовательные учреждения, получающие бюджетные средства со стороны государства.

С помощью принятия перечисленных мер, возможны положительные сдвиги в решение общей проблемы финансирования образования, на фоне привлечения, как частных инвестиций, так и настройки механизма по рациональному использованию бюджетных средств. Немаловажным является фактором является последний пункт решения проблем, связанных с финансированием образовательных организаций, определяющихся формированием высококачественных человеческих ресурсов, столь необходимых для реализации государственной стратегии социально-экономического развития России.

Литература:

  1. Асланова Л. О., Батова Б. З., Губачиков А. М., Аликаева М. В., Проблемы, связанные с финансированием образования в России // Фундаментальные исследования. — 2016. — № 5–3. — С. 546–550.
  2. Хасанова Ч. И. Проблемы определяющиеся финансированием образования // Материалы V Международной студенческой электронной научной конференции «Студенческий научный форум» URL: www.scienceforum.ru/2013/318/6185 (дата обращения: 16.09.2019).
  3. Коокуева В. В. Проблемы прямого финансирования образования на федеральной основе в Российской Федерации // Финансы и кредит. 2013. № 5 (533).

Нарушение обязательств вследствие недостаточного финансирования

Нарушение обязательств вследствие недостаточного финансирования
Бюджетное учреждение, по логике законодателя, должно получать средства на свое содержание в заранее утвержденном размере из соответствующего бюджета. Исходя из этого такие учреждения должны заключать необходимые им договоры, платить налоги, то есть осуществлять свою обычную деятельность. Но, к сожалению, это скорее теоретические положения, поскольку на практике обещанных денег учреждение может ждать очень долго. В отличие от этого печальные последствия — претензии от контрагентов, не получивших в срок причитающиеся им суммы, и от налоговых органов не заставят себя ждать. О том, на что может рассчитывать бюджетное учреждение в такой ситуации, мы и поговорим сегодня.
Понятие недофинансирования
В соответствии с пунктом 1 статьи 161 Бюджетного кодекса бюджетное учреждение — это организация, созданная соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления для осуществления управленческих, социально-культурных, научно-технических или иных функций некоммерческого характера. Деятельность такого учреждения финансируется из соответствующего бюджета или бюджета государственного внебюджетного фонда на основе сметы доходов и расходов. На обеспечение соблюдения этого правила направлена статья 238 Бюджетного кодекса, устанавливающая, что если в течение нормативного срока лимит бюджетных обязательств не финансируется в полном объеме, получатель бюджетных средств имеет право на компенсацию в размере недофинансирования. Исключение составляют случаи сокращения расходов бюджета более чем на 10 процентов (ст. 230 БК РФ) и блокировки расходов бюджета (ст. 231 БК РФ). При этом компенсация в размере недофинансирования осуществляется в соответствии с судебным актом.
Статья 238 Бюджетного кодекса предусматривает понятие недофинансирования. Это разница между лимитом бюджетных обязательств, доведенных в уведомлении о лимите бюджетных обязательств до получателя бюджетных средств, и объемом средств, зачисленных на лицевой счет получателя бюджетных средств. Либо это разница между лимитом бюджетных обязательств и объемом средств, списанных с единого счета бюджета в пользу получателя бюджетных средств, в период действия лимита бюджетных обязательств.
Необходимо отметить, что статья 293 Бюджетного кодекса содержит нормы об ответственности за неперечисление либо несвоевременное перечисление бюджетных средств получателям бюджетных средств, среди которых значатся и бюджетные учреждения. Минусом этой нормы является тот факт, что привлекать к ответственности виновных предполагается в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях и Уголовным кодексом. Однако дело в том, что ни тот ни другой кодекс не предусматривает ответственности за несвоевременное финансирование бюджетных учреждений.
Неисполнение обязательства
Попробуем рассмотреть неблагоприятные последствия недофинансирования на конкретных примерах. Итак, бюджетное учреждение заключило жизненно необходимый ему договор, например подряда или купли-продажи. Однако когда подошел срок выплачивать контрагенту деньги, выяснилось, что их у учреждения нет, поскольку они не были перечислены ему из соответствующего бюджета. В этом случае недовольная таким развитием событий сторона договора, как правило, обращается в суд с требованием о взыскании не выплаченной в срок суммы, а также компенсации возникших у нее убытков. Также вполне возможно, что заявлены будут и требования о взыскании с бюджетного учреждения процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами.
В соответствии с пунктом 1 статьи 401 Гражданского кодекса РФ, если лицо не исполняет обязательство либо исполняет его ненадлежащим образом, оно несет ответственность за подобные действия при наличии вины, правда, если законом или договором не предусмотрены иные основания ответственности. Причем отсутствие вины придется доказывать бюджетному учреждению (п. 2 ст. 401 ГК РФ). Однако в большинстве случаев, по мнению судебных инстанций, отсутствие финансирования освобождает бюджетное учреждение от ответственности за неисполнение обязательства. Так, например, в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 29 декабря 2004 г. N А39-2696/2003-204/8 отмечается, что Университет (заказчик) и ООО “Ж.“ (подрядчик) заключили ряд договоров подряда на капитальное строительство учебно-лабораторного корпуса. В процессе осуществления работ Университет нарушал установленный договором срок оплаты выполненных работ, в связи с чем ООО “Ж.“ заявило требование о взыскании с него неустойки.
Вместе с тем, по мнению суда, лицо, нарушившее обязательство, является бюджетным учреждением, его деятельность по строительству учебно-лабораторного корпуса нельзя отнести к предпринимательской, а финансирование строительства осуществляется за счет средств федерального бюджета и бюджета Республики Мордовия. Просрочка в оплате работ имела место ввиду несвоевременного выделения средств из соответствующих бюджетов. Поэтому суд посчитал доказанным Университетом отсутствие вины в ненадлежащем исполнении обязательства по оплате работ и отказал ООО “Ж.“ в иске о взыскании неустойки. При этом суд указал, что в рассматриваемой ситуации ни законом, ни договором не предусмотрено, что ответственность учреждения, нарушившего обязательство, наступает независимо от его вины.
В связи с этим бюджетные учреждения, не исполнившие своевременно свои обязательства в связи с недостаточным финансированием, могут быть относительно спокойны — учитывая, что их вины в этом нет, платить штрафные санкции им, скорее всего, не придется.
Предпринимательская деятельность и прекращение обязательств
Однако если учреждение имеет собственные денежные средства, полученные от предпринимательской деятельности, то не исполнять обязательства, ссылаясь на отсутствие бюджетного финансирования, оно не может. Так, как отмечается в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 18 декабря 2001 г. N А29-3359/01-2э, исходя из статьи 120 Гражданского кодекса учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества. В пределах устава учреждения могут заниматься предпринимательской деятельностью, право на ведение которой должно быть закреплено в учредительных документах.
Согласно пункту 2 статьи 298 Гражданского кодекса, если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе.
Уставом учреждения предусмотрено получение дохода от реализации продукции, работ, услуг, а также других видов разрешенной хозяйственной деятельности. Следовательно, в случае образования задолженности при недостаточном финансировании на ее погашение могли быть направлены денежные средства, получаемые учреждением от хозяйственной деятельности. Кроме того, от занятия такой деятельностью учреждение могло иметь имущество, приобретенное на эти доходы, и распоряжаться им самостоятельно. Таким образом, необходимо учитывать, что при рассмотрении вопроса о причинах неисполнения обязательства судом будет приниматься во внимание не только факт недофинансирования, но и рассматриваться вопрос о наличии у учреждения средств, полученных из других источников.
Однако отсутствие денежных средств для платежей по договору не является основанием для прекращения обязательства из-за невозможности его исполнения в связи с обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК РФ). Как отмечается в постановлении Пленума ВАС РФ от 4 марта 2005 г. N А66-8191-04, договор между сторонами на выполнение работ является возмездной сделкой. Выполнение ГУП “Л.“ работ для учреждения и их стоимость сторонами не оспариваются. Судом установлено, что финансирование учреждения в 2002 году произведено более чем на 95 процентов, производилось финансирование и в 2003 году. В связи с этим арбитражный суд сделал вывод о невозможности применения статьи 416 Гражданского кодекса. Вывод о том, что отсутствие финансирования ответчика не является основанием для освобождения его от принятых по договору обязательств, делается и в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 29 сентября 2004 г. N А56-13302/04.
Также рекомендуем обратить внимание на пункт 4 статьи 161 Бюджетного кодекса. В нем говорится, что при уменьшении в установленном порядке средств, выделенных целевым назначением для финансирования договоров, заключаемых бюджетным учреждением, бюджетное учреждение и другая сторона подобного договора должны согласовать новые сроки, а если необходимо, и другие условия договора. Сторона договора вправе потребовать от бюджетного учреждения только возмещения реального ущерба, причиненного изменением условий договора.
Пользование чужими денежными средствами
В соответствии с пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Многие контрагенты бюджетных учреждений, не получившие вовремя причитающиеся им денежные средства, пытаются получить их с процентами в соответствии с вышеприведенным правилом. Вместе с тем складывающаяся в этой сфере судебная практика неоднозначна, и учреждения не могут всецело рассчитывать на то, что в такой ситуации решение будет вынесено в их пользу.
Так, например, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 20 октября 2004 г. N А33-1790/04-С2-Ф02-4291/04-С2 отмечается, что задолженность учреждения возникла вследствие отсутствия бюджетного финансирования на оплату строительных работ. Средства бюджета в рассматриваемом случае поступали по целевым статьям расходов и использовались учреждением строго по назначению. Неисполнение обязательства по оплате выполненных работ имело место вследствие отсутствия бюджетного финансирования на такого рода расходы. При этом учреждение принимало необходимые меры, направленные на выполнение обязательства. В связи с этим вина учреждения в просрочке оплаты отсутствует, и на него не может быть возложена ответственность за неисполнение денежного обязательства в виде процентов за пользование чужими денежными средствами. Аналогичный вывод содержится и в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 9 февраля 2005 г. N Ф04-182/2005(8231-А03-22).
Однако рассматривая схожий спор, суд может вынести и совершенно противоположное решение. Так, например, в постановлении же ФАС Уральского округа от 21 декабря 2004 г. N Ф09-1632/04-ГК отмечается, что между ООО “А.“ (подрядчик) и Государственным учреждением здравоохранения “Р.“ (заказчик) был заключен договор подряда. В соответствии с этим договором заказчик передает, а подрядчик принимает на себя выполнение проектно-строительных работ на сумму 1,2 миллиона рублей.
По мнению суда, наличие у должника денежных средств и их неправомерное удержание не является необходимым условием для применения статьи 395 Гражданского кодекса. Поскольку работы заказчиком приняты, но не оплачены, оно пользовалось чужими денежными средствами в виде просрочки в их уплате или неосновательного сбережения за счет подрядчика. Таким образом, то обстоятельство, что заказчик является учреждением и его финансирование осуществляется за счет средств бюджета, само по себе не является основанием для его освобождения от ответственности, предусмотренной статьей 395 Гражданского кодекса.
Наша справка.
Гражданский кодекс РФ: избранное
Статья 395. Ответственность за неисполнение денежного обязательства
1. За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.
Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.
2. В случаях, если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, которые причитаются ему на основании пункта 1 настоящей статьи, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.
3. Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.
Бюджетные учреждения наравне с остальными организациями обязаны своевременно и в полном объеме уплачивать законно установленные налоги и сборы (п. 1 ст. 3 НК РФ). Однако исполнение данной обязанности часто напрямую зависит от наличия у учреждения денежных средств, в том числе перечисленных из бюджета. Вместе с тем, неуплата или неполная уплата сумм налога в результате неправомерных действий (бездействия) влечет за собой взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченных сумм налога (п. 1 ст. 122 НК РФ). Таким образом, если учреждение своевременно не уплатило в бюджет соответствующие суммы налогов, оно может быть привлечено к ответственности по указанной выше статье. Причем при неисполнении учреждением требования налогового органа налоговики могут обратиться в суд. Сразу отметим, что налоги учреждение должно будет заплатить в любом случае, а вот что касается штрафов, то здесь возможны следующие варианты развития событий.
Во-первых, бюджетное учреждение может ходатайствовать о значительном снижении размера налоговых санкций. Согласно пункту 3 статьи 114 Налогового кодекса при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным за совершение налогового правонарушения. Так, как указывается в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 4 марта 2005 г. N А19-27492/04-20-Ф02-679/05-С1, суд удовлетворил ходатайство учреждения о снижении размера взыскиваемой налоговой санкции. В соответствии с пунктом 4 статьи 112 Налогового кодекса обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом и учитываются им при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 Налогового кодекса. Поскольку перечень смягчающих обстоятельств, предусмотренный пунктом 1 статьи 112 Налогового кодекса, не является исчерпывающим, суд вправе признать в качестве смягчающих и иные обстоятельства. При рассмотрении настоящего дела суд признал в качестве смягчающего обстоятельства тот факт, что учреждение финансируется из городского бюджета, не занимается предпринимательской деятельностью. В итоге сумма штрафа, взыскиваемая с учреждения, была снижена со 106 985 рублей 20 копеек до 356 рублей 60 копеек.
Также размеры налоговых санкций были значительно снижены и в отношении муниципального образовательного учреждения “Д.“, допустившего ряд нарушений налогового законодательства, в том числе неуплату налогов. Как указывается в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 февраля 2005 г. N А19-27492/04-20-Ф02-679/05-С1, смягчающим обстоятельством является незначительное финансирование учреждения, которое не занимается предпринимательской и иной деятельностью, приносящей доход. Право признания того или иного обстоятельства смягчающим ответственность принадлежит судам первой или апелляционной инстанций, отмечается в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 22 декабря 2004 г. N А42-4558/04-29. Данным судебным актом недостаточность финансирования муниципальных учреждений здравоохранения признается смягчающим налоговую ответственность обстоятельством.
Во-вторых, во взыскании налоговых санкций налоговому органу суд может и отказать. Так, например, как отмечается в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 2 марта 2005 г. N Ф04-685/2005(8799-А27-6), согласно пункту 2 статьи 109 Налогового кодекса лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии его вины в совершении налогового правонарушения.
Материалами дела подтверждается, что учреждение все средства, выделенные в 2003 году, израсходовало по целевому назначению, остаток сумм финансирования отсутствует. С учетом исследованных материалов и обстоятельств дела арбитражный суд пришел к выводу, что налоговый орган не представил доказательств того, что учреждение преднамеренно создало ситуацию по неуплате единого социального налога. Отсутствие достаточного финансирования нельзя признать неправомерным действием со стороны учреждения. Таким образом, арбитражный суд отказал налоговому органу во взыскании штрафа с учреждения за неуплату единого социального налога.
Е.Г. Ситникова,
юрист, кандидат юридических наук
“Бюджетный учет“, N 8, август 2005 г.

Заключение договора подряда с бюджетным учреждением не всегда служит гарантией своевременности и полноты расчетов. Такой заказчик, как и любой другой, тоже может не выполнять своих обязательств или пытаться уйти от ответственности. Многие подрядчики считают, что призвать заказчика по государственному или муниципальному контракту к материальной ответственности нереально, поскольку наиболее распространенной причиной нарушения сроков оплаты является отсутствие у бюджетного учреждения финансирования. Однако жизнь свидетельствует об обратном – взыскать с заказчика-нарушителя неустойку или проценты за пользование чужими денежными средствами можно.

В арбитражной практике имеются примеры, когда судьи обязали заказчика выплатить подрядчику 750 тыс. руб. пеней (Постановление ФАС СЗО от 23.12.2009 № А21-3679/2009), и даже больше – свыше 4,9 млн руб. (Постановление ФАС МО от 24.12.2009 № КГ-А41/13420-09). Арбитры ФАС ЦО в Постановлении от 21.05.2009 № Ф10-1482/2009 удовлетворили требования подрядчика о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере почти 8 млн руб. Какие аргументы может использовать подрядчик, чтобы отстоять свои интересы?
О ВЗЫСКАНИИ НЕУСТОЙКИ
В соответствии с п. 9 ст. 9 Закона № 94-ФЗ в случае просрочки исполнения заказчиком обязательства, предусмотренного государственным или муниципальным контрактом, другая сторона (исполнитель, подрядчик) вправе потребовать уплату неустойки (штрафа, пеней).

Платформа ОФД 📌 РекламаОФД со скидкой 30%. Новогодняя акция на подключение касс ОФД поможет бухгалтеру сдать отчеты + аналитика продаж + работа с Честным ЗНАКом Узнать больше

Такая неустойка начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства.

Сумма неустойки (штрафа, пеней) определяется в размере 1/300 действующей на день ее уплаты ставки рефинансирования ЦБ РФ. Заказчик освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пеней), если докажет, что просрочка исполнения указанного обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны.
Для того чтобы воспользоваться данной нормой, подрядчик должен убедиться в том, что выполняются следующие условия:
– наличие задолженности и ее размер заказчиком не оспариваются (имеются подписанные сторонами формы КС-2 и КС-3, заказчик не заявлял претензий к качеству работ);
– нарушен установленный контрактом срок перечисления денежных средств в счет оплаты работ.
Как следует из формулировки п. 9 ст. 9 Закона № 94-ФЗ, заказчик освобождается от уплаты неустойки только в двух случаях – при наличии обстоятельств непреодолимой силы или вины подрядчика. При этом на основании п. 3 ст. 401 ГК РФ под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства.

К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

По мнению автора, невыплата средств из бюджета на указанные в контракте цели не считается обстоятельством непреодолимой силы. Следовательно, если результаты работ приняты заказчиком без замечаний, но предусмотренный контрактом срок оплаты нарушен, заказчик должен уплатить неустойку независимо от наличия или отсутствия вины.

Данный вывод подтвержден, например, Постановлением ФАС ЗСО от 30.07.2008 № А05-13133/2007 (Определением от 23.09.2008 № 11853/08 ВАС отказал в пересмотре данного дела): наличие недофинансирования учреждения со стороны собственника его имущества не является основанием для освобождения от ответственности в виде уплаты неустойки. Закон № 94-ФЗ не содержит для государственного заказчика такого основания для освобождения от уплаты неустойки, как отсутствие его вины.

Вывод о том, что недофинансирование заказчика из областного бюджета не подпадает под понятие обстоятельств непреодолимой силы и не освобождает его от обязанности уплатить неустойку независимо от наличия или отсутствия вины, содержится также в Постановлении ФАС ЗСО от 22.12.2009 № А27-11386/2009.

Удовлетворяя требования подрядчика о взыскании неустойки, судьи:
– отклонили довод школы о том, что взыскание процентов приведет к уменьшению финансирования;
–  подчеркнули, что, заключая гражданско-правовой договор, школа действовала как самостоятельное юридическое лицо. Осуществление школой социально значимых функций само по себе не может служить основанием для освобождения ее от ответственности по ст. 401 ГК РФ.
В другом случае (Постановление ФАС СЗО от 23.12.2009 № А21-3679/2009) заказчик отказывался уплатить не только пени, но и задолженность за товар, ссылаясь на то, что госконтракт (как было выявлено в ходе проверки контрольно-ревизионным отделом) не был обеспечен лимитами бюджетных обязательств за счет средств соответствующего бюджета и заключен с нарушением действовавшего на тот момент законодательства.

Арбитры, приняв решение о взыскании с заказчика долга и пеней за просрочку платежа в сумме 750 тыс. руб., отметили: в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ № 17 разъяснено, что, разрешая дела по искам о взыскании задолженности за поставленные товары (выполненные работы, оказанные услуги), предъявленным к учреждениям поставщиками (исполнителями), суды должны исходить из того, что положения п. 2 ст. 161 Бюджетного кодекса РФ, в силу которых заключение и оплата бюджетным учреждением государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров, подлежащих исполнению за счет бюджетных средств, производятся в пределах доведенных ему лимитов бюджетных обязательств, не могут рассматриваться в качестве основания для отказа в иске о взыскании задолженности при принятии учреждением обязательств сверх этих лимитов, пока соответствующая сделка не оспорена и не признана судом недействительной.

Признание контракта недействительным не может служить основанием для освобождения заказчика от обязанности оплатить фактически поставленный ему товар.

Суд также подчеркнул, что отсутствие бюджетного финансирования не является основанием для освобождения заказчика от исполнения обязательств по госконтракту.

Обратите внимание: Подрядчик должен быть готов к тому, что арбитры могут уменьшить размер взыскиваемых с заказчика пеней. Такое право предоставлено суду ст. 333 ГК РФ, согласно которой если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, то суд вправе уменьшить ее сумму. Так, арбитражный суд Московской области Решением от 21.07.2009 № А41-13986/09 снизил размер начисленной по контракту неустойки в два раза – с 9,8 до 4,9 млн руб. Арбитры ФАС МО оставили это решение без изменения (см. Постановление от 24.12.2009 № КГ-А41/13420-09) .

Справедливости ради заметим, что некоторым подрядчикам не удается добиться положительного вердикта суда. Например, ФАС СКО (Постановление от 21.12.2009 № А53-7534/2009) решил, что оснований для взыскания с госзаказчика неустойки не имеется. Рассуждали арбитры следующим образом. В соответствии с п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.
Поскольку государственный контракт заключен с подрядчиком по результатам аукциона, проведенного министерством, исполнителю было известно об ограничении ответственности государственного заказчика за неисполнение обязательств по оплате выполненных работ из условий аукциона. Ограничение ответственности заказчика за нарушение срока оплаты выполненных работ не противоречит положениям ст. 401 ГК РФ. Следовательно, для удовлетворения заявленных исковых требований необходимо доказать наличие просрочки в оплате выполненных работ, обусловленной виновными действиями государственного заказчика, находящимися за пределами недостаточного финансирования.
Соответственно, государственный заказчик не несет ответственности за несвоевременную оплату выполненных работ, связанную с несвоевременным поступлением бюджетных ассигнований на счет государственного заказчика или изменением лимитов финансирования. Материалами дела не подтвержден факт поступления денежных средств из областного бюджета и их несвоевременное использование заказчиком. При таких обстоятельствах министерство не может нести ответственность за ненадлежащее исполнение обязательства ввиду отсутствия его вины.
Как видим, в этом случае арбитры руководствовались не п. 3, а п. 1 ст. 401 ГК РФ, в связи с чем определяющим посчитали наличие (от-сутствие) вины. Суд учел условие контракта о том, что государственный заказчик не несет ответственности за несвоевременную оплату выполненных работ, связанную с несвоевременным поступлением бюджетных ассигнований на счет государственного заказчика или изменением лимитов финансирования.

О ПРОЦЕНТАХ ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ ЧУЖИМИ ДЕНЕЖНЫМИ СРЕДСТВАМИ
Прежде всего напомним, что согласно п. 1 ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат начислению проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.
Проиллюстрируем практическое применение судами данной законодательной нормы на примере Постановления ФАС ЦО от 21.05.2009 № Ф10-1482/2009. Арбитры указали: в п. 5 Постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 13/14 разъяснено, что в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ отсутствие у должника денежных средств, необходимых для уплаты долга по обязательству, связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности, не является основанием для освобождения должника от уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ. Принимая во внимание, что факт ненадлежащего исполнения заказчиком своих обязательств подтвержден документально и им в порядке ст. 65 АПК РФ расчет подлежащих взысканию процентов не оспорен, суд удовлетворил требование подрядчика о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 7,89 млн руб. Учитывая срок, в течение которого имело место неисполнение денежного обязательства (заказчик не производил оплату свыше трех лет), арбитражный суд указал, что основания для уменьшения суммы взыскиваемых процентов в силу ст. 333 ГК РФ отсутствуют.
Обратите внимание: Заметим, что ВАС не нашел оснований для передачи данного дела в свой Президиум для пересмотра в порядке надзора (Определение от 08.07.2009 № ВАС-8261/09).

В Постановлении ФАС ВВО от 27.10.2009 № А31-1637/2009 арбитры сослались на п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ № 21, в котором сказано, что отсутствие у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств само по себе нельзя расценивать как принятие им всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота.
Решения в пользу поставщиков (подрядчиков, исполнителей) в спорах о взыскании процентов за пользование чужими денежными требованиями приняты также в постановлениях ФАС ЗСО от 19.01.2010 № А27-10035/2009, ФАС ВВО от 12.05.2009 № А43-15121/2008 7-377, ФАС УО от 12.08.2009 № Ф09-5736/09-С5, ФАС ЦО от 04.03.2008 № А36-1371/07 и др. Суды отмечают, что недофинансирование заказчика не является основанием для освобождения его от ответственности.
ПРЕДМЕТ ИСКА
Хотелось бы предостеречь подрядчиков от предъявления иска об одновременном взыскании и неустойки, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Арбитры такой иск не удовлетворят, поскольку действующее гражданское законодательство не предусматривает одновременного и независимого друг от друга взыскания и процентов по ст. 395 ГК РФ, и неустойки. За одно и то же правонарушение (просрочку платежа) не могут применяться две меры ответственности (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.08.1998 № 5325/97, Определение ВАС РФ от 23.10.2009 № ВАС-13468/09, постановления ФАС ВВО от 16.11.2009 № А43-10805/2009, ФАС МО от 18.08.2009 № КГ-А40/7876-09 и т. д.). Таким образом, при обращении в суд подрядчику по своему усмотрению целесообразно выбрать: предъявить к оплате либо проценты, либо неустойку. В противном случае арбитры, скорее всего, откажут во взыскании пеней. Как следствие, часть госпошлины нельзя будет взыскать с должника.
УЧЕТНЫЕ НЮАНСЫ
В соответствии с Планом счетов и инструкцией по его применению по кредиту счета 91-1 «Прочие доходы» находят отражение штрафы, пени, неустойки за нарушение условий договоров, полученные или признанные к получению, в корреспонденции со счетами учета расчетов или денежных средств.
На основании пп. 4 п. 4 ст. 271 НК РФ доходы в виде штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также в виде сумм возмещения убытков (ущерба) учитываются на дату признания сумм должником либо вступления в законную силу решения суда.
Поскольку в бухгалтерском и налоговом учете рассматриваемые доходы отражаются одновременно, у подрядчика не возникает оснований для применения норм ПБУ 18/02″Учет расчетов по налогу на прибыль организаций» .

Пример.

ООО «Подрядчик» выполнило общестроительные и сантехнические работы в здании общежития школы. Результаты работ приняты заказчиком в августе 2009 г. без замечаний. Однако задолженность заказчиком в установленный контрактом срок (не позднее 15.09.2009) не погашена.
Направленная в ноябре 2009 г. подрядчиком в адрес заказчика работ претензия с требованием погасить образовавшуюся задолженность была оставлена без удовлетворения.

Поскольку в добровольном порядке задолженность школой погашена не была, подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ.
Положительное решение суда вступило в законную силу в апреле 2010 г.

В бухгалтерском и налоговом учете обязанность отражения доходов в виде суммы процентов возникает у подрядчика в апреле 2010 года.

На счетах учета бухгалтер сделает следующие записи:

– Дебет 76-2 «Расчеты по претензиям» Кредит 91-1 – отражена сумма процентов за пользование чужими денежными средствами на основании вступившего в законную силу решения суда;
– Дебет 51 Кредит 76-2 – поступили денежные средства от заказчика в счет погашения задолженности по процентам.

Аналогичными проводками отражаются и суммы начисленной неустойки.

Отсутствие финансирования из бюджета не освобождает от ответственности за неуплату налога

Факт недофинансирования не может влиять на обязанность бюджетного учреждения уплатить налог

Факт недофинансирования не может влиять на обязанность бюджетного учреждения уплатить налог, подчеркнул ФАС Дальневосточного округа, рассматривавший жалобу комитета по управлению имуществом. Из материалов дела следует, что комитет не заплатил транспортный налог, в связи с чем налоговая инспекция ему начислила сумму недоимки и пени.

Добровольно погашать долг перед бюджетом организация отказалась. Как завили представители комитета, на момент уплаты налога отсутствовало финансирование. По этой причине комитет не мог перечислить денежные средства.

Однако судьи однозначно признали мнение комитета ошибочным. Доводы кассационной жалобы организации об отсутствии возможности погасить недоимку из-за недофинансирования и отсутствие в связи с этим вины отклонены на основании ст. 45 НК РФ. В соответствии с данной нормой комитет по управлению имуществом самостоятельно обязан уплатить соответствующую сумму налога в бюджет.

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 01.02.2012 г. № Ф03-7181/2011

Отсутствие финансирования госучреждений может стать обстоятельством, смягчающим их административную ответственность

Отсутствие финансирования или несвоевременное финансирование государственных или муниципальных бюджетных или казенных учреждений может стать обстоятельством, смягчающим их административную ответственность. Речь идет о случаях, когда отсутствие необходимых денежных средств способствовало совершению правонарушения. Законопроект, предусматривающий внесение соответствующих изменений в КоАП РФ, подготовлен группой депутатов Госдумы.

Как отмечают авторы документа, нефинансирование или несвоевременное финансирование упомянутых учреждений часто приводит к тому, что они не могут обеспечить выполнение санитарно-эпидемиологических требований, требований пожарной безопасности, требования по использованию электрической энергии и ряда других.

Таким образом, по мнению депутатов, в подобных ситуациях учреждения и их должностные лица несут административную ответственность за неисполнение требований, которые они объективно не в состоянии исполнить, что является несправедливым.

В связи с этим разработчики законопроекта считают необходимым отнести такие обстоятельства к числу смягчающих административную ответственность (ст. 4.2. КоАП РФ). Кроме того, они предлагают закрепить перечень правонарушений, при совершении которых бюджетными или казенными учреждениями (в связи с отсутствием финансирования), установленные штрафы назначаются в размере, сниженном в 10 раз.

Текст законопроекта размещен на официальном сайте Госдумы за номером 338415-6. Его полное наименование: проект федерального закона «О внесении изменений в главу 4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Означает ли прекращение производства по делу о банкротстве в связи с невозможностью дальнейшего финансирования процедуры, что у должника нет имущества?

Как известно, в соответствии с абз. 8 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. Цель указанной нормы сформулирована в Определении Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1383-О: данное положение направлено прежде всего на недопущение возникновения у должника в ходе процедур банкротства новых сумм задолженности, в частности перед арбитражным управляющим. Безусловно, что «банкротство ради банкротства», как минимум, бессмысленно, а зачастую и вредно, однако, нередко прекращение банкротства в связи с отсутствием денежных средств на финансирование процедур приводит к парадоксальным последствиям, не согласующимся, как представляется, с целью обеспечения и защиты прав кредиторов.

Напомню, что порядок применения нормы абз. 8 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве разъяснен в п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ № 91 от 17.12.2009 N 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», содержание которого сводится к следующим основным положениям:

  • в случае обнаружившейся в ходе рассмотрения дела о банкротстве недостаточности имеющегося у должника имущества (с учетом планируемых поступлений) для осуществления расходов по делу о банкротстве, назначается судебное заседание для рассмотрения вопроса о прекращении производства по делу. При этом, в определении о назначении судебного заседания участвующим в деле лицам предлагается сообщить о своем согласии на осуществление финансирования дальнейших расходов по делу о банкротстве (в письменном виде и с указанием суммы финансирования), и разъясняется, что если никто из них не даст согласия на такое финансирование, производство по делу о банкротстве будет прекращено на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.
  • судья также вправе обязать лицо, давшее согласие на финансирование расходов по делу о банкротстве, внести на депозитный счет суда денежные средства в размере, достаточном для погашения расходов по делу о банкротстве. Определение суда об этом может быть обжаловано в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 61 Закона о банкротстве.
  • при непредставлении соответствующего согласия, либо при невнесении давшим его лицом по требованию судьи денежных средств на депозитный счет суда судья выносит определение о прекращении производства по делу на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

Между тем, изучение практики прекращения производства по делам о банкротстве в связи с отсутствием финансирования показывает, что, несмотря на наличие приведенных достаточно полных разъяснений, вопрос о том, каковы условия для прекращения дела о банкротстве в связи с отсутствием финансирования так и не имеет однозначного решения.

1) Прежде всего, отсутствует согласие в главном: как понимать недостаточность имеющегося у должника имущества для осуществления расходов по делу о банкротстве.

Пленум ВАС РФ, упоминая планируемые поступления, очевидно подразумевал не только наличное имущество, но и то имущество, которое может потенциально поступить в конкурсную массу. Именно такая логика прослеживается в некоторых судебных актах: например, в Постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2019 N 14АП-959/2019 по делу N А66-5454/2017 – дело не было прекращено при наличии не рассмотренных по существу исков должника о взыскании дебиторской задолженности и заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Однако, скорее складывается обратная тенденция: суды склонны прекращать дело о банкротстве, если финансирование процедуры невозможно «здесь и сейчас».

Например, такую позицию по ряду дел занимает Арбитражный суд Поволжского округа. В Постановлении от 05.04.2018 N Ф06-26883/2015 по делу N А12-31299/2013 данный суд согласился с выводами нижестоящих судов о том, что имелись основания для прекращения производства по делу о банкротстве, несмотря на наличие в конкурсной массе семи объектов недвижимости, поскольку фактическая реализация и охрана их была затруднена, а кредиторы данные мероприятия не профинансировали. В другом постановлении Арбитражного суда Поволжского округа — от 18.06.2019 N Ф06-4469/2015 по делу N А55-1293/2015 – содержится поддержка выводов судов о том, что является нецелесообразным направление исполнительного листа по взысканию суммы субсидиарной ответственности на сумму более 65 млн. рублей, поскольку это приведет к необоснованному затягиванию процедуры и увеличению расходов по делу о банкротстве.

Еще дальше пошел в своих рассуждениях АС Московского округа, указавший, что Положения ст. 57 Закона о банкротстве устанавливают обязанность прекратить производство по делу о банкротстве, в случае отсутствия не имущества должника, как такового, а отсутствия в распоряжении арбитражного управляющего средств (главным образом — денежных), необходимых в каждый конкретный отрезок времени для проведения процедурных мероприятий (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.04.2019 N Ф05-4634/2019 по делу N А40-241066/2017).

Таким образом, наличие у должника имущества не является препятствием для завершения процедуры по делу о банкротстве, если суд сочтет, что у должника отсутствуют средства для осуществления мероприятий по его реализации.

2) Также имеются неоднозначные подходы к вопросу об обязательности депонирования денежных средств кредиторами, выразившими согласие на финансирование процедуры.

Если буквальный текст постановления Пленума № 91 говорит о том, что суд вправе обязать лицо, выразившее согласие на финансирование, на депонирование денежных средств, причем такое лицо вправе обжаловать данное определение суда в апелляционную инстанцию, то на практике суды одновременно предлагают участникам банкротства как выразить согласие на финансирование, так и внести (в случае согласия) соответствующие денежные средства на депозит суда. Казалось бы – процессуальная экономия: если выражаешь согласие – на тебя автоматически распространяется обязанность депонировать денежные средства. Но данная ситуация приводит к тому, что обжалование решения о депонировании лишается какой-либо перспективы. Суды исходят из логики – раз никто не обязывал конкретное лицо финансировать процедуру, то и предложение о депонировании не нарушает его прав. А в последующем – исходят из того, что невыполнение «предложения» о депонировании означает несогласие финансировать процедуру (см., например, постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2017 г. и 17.10.2019 г. по делу № А76-1679/2016).

Между тем, возложение на лиц, участвующих в деле о банкротстве не только обязанности предоставить согласие на финансирование (в случае недостаточности денежных средств у должника), но и депонировать соответствующие средства зачастую представляется несправедливым. Так, кредитор понимающий высокую степень вероятности поступления в конкурсную массу средств от реализации имущества должника, вполне может взять на себя риск неуспеха данных мероприятий, тогда как изъятие из оборота соответствующих денежных средств путем их депонирования способно фактически вынудить кредитора отказаться от отстаивания своих прав (учитывая риск необоснованного наращивания расходов арбитражным управляющим).

Может ли неликвидное имущество должника быть передано кредиторам в качестве отступного?

В результате действия вышеназванных факторов, нередка ситуация, при которой становится возможным и даже весьма вероятным прекращение процедуры банкротства в отношении должников, фактически обладающих тем или иным имуществом, которое все или отдельные кредиторы были бы согласны принять в счет погашения своих требований. Но существует ли легальная возможность для этого?

Исходя из положений п. 1-3 ст. 142.1 Закона о банкротстве о том, что погашение требований кредиторов путем предоставления отступного допускается только в отношении имущества должника — юридического лица, не проданного или не переданного в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, при отсутствии непогашенных требований, относящихся к текущим платежам, требований первой или второй очереди; не являющегося предметом залога и при отстутствии текущих требований и требований первой, второй очередей такая возможность фактически исключается., поскольку, как мы уже выяснили, денежных средств на дорогостоящую продажу имущества с торгов в конкурсной массе нет.

Складывается парадоксальная ситуация: есть то или имущество, есть желающие его получить, но такая возможность отсутствует. Суды, руководствуясь благородным принципом: «Так, не доставайся же ты никому» — прекращают производство по делу.

А есть ли жизнь после банкротства?

Все изложенные выше соображения, возможно не имели бы никакой практической значимости, если бы существовали механизмы справедливого распределения кредиторами «остатков конкурсной массы» после прекращения процедуры по делу о банкротстве. Но представляется, что таких реально работающих механизмов очень мало, в некоторых случаях — практически нет. Данный вывод базируется на следующих соображениях:

1) С прекращением процедуры снимаются ограничения, связанные с необходимостью пропорционального и соразмерного распределения в конкурсной массы, поэтому в лучшем случае нереализованное имущество либо перейдет в руки аффилированных кредиторов, либо не достанется никому. Более того, прекращение производства сразу же приводит к неравенству возможностей кредиторов на фактическое получение исполнения: судебный акт, который может послужить основанием для выдачи исполнительного документа и возбуждения исполнительного производства, гарантированно есть только у заявителя по делу. Права иных кредиторов чаще всего подтверждаются только определениями о включении в реестр требований кредиторов, которые не предполагают выдачи исполнительного листа.

2) Ожидать, что должник, вышедший из процедуры банкротства, в связи с прекращением производства по делу за отсутствием финансирования продолжит деятельность не приходится. Более того, если производство по делу прекращается на стадии внешнего управления или конкурсного производства, правовое положение такого должника становится весьма неопределенным: полномочия арбитражного управляющего прекратятся (например, п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве); полномочия бывшего единоличного исполнительного органа не восстанавливаются (Постановление ФАС Уральского округа от 4 мая 2009 г. N Ф09-2426/09-С4; Определение Верховного Суда РФ от 15.03.2018 N 308-ЭС18-899 по делу N А32-25872/2017); избирать новый ЕИО, зачастую некому: участники хозяйственного общества могут быть ликвидированы; исключены из ЕГРЮЛ как недействующие и т.п.). Т.е. после прекращения производства появляется своеобразный юридический зомби – должник, «объявленный живым» определением о прекращении производства, которому остается только надеяться, что милосердная налоговая служба окончит его дни серебряной пулей в виде исключения из ЕГРЮЛ.

Какие выводы и предложения напрашиваются:

1) Практика прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием финансирования подлежит корректировке. Дела о банкротстве должников, у которых есть то или иное имущество, как представляется, следует прекращать в исключительных случаях, когда не нашелся арбитражный управляющий готовый осуществлять данную процедуру. По большому счету, если арбитражный управляющий готовый принять на себя риски непогашения образовавшейся перед ним задолженности, накопленной в результате продолжения процедуры, суд не должен ему мешать. Естественно, что такой управляющий лишается права компенсировать свои затраты и взыскать вознаграждение с заявителя по делу;

2) Необходимо предусмотреть механизм справедливого распределения между кредиторами принадлежащего должнику малоликвидного имущества, которое недостаточно для дальнейшего финансирования процедуры банкротства, если арбитражный управляющий не согласен продолжать процедуру. Может быть есть смысл воспользоваться удачным решением, сформулированным в Определении СКЭС Верховного Суда РФ от 02.11.2017 N 305-ЭС17-9625 по делу N А40-46798/2013 о том, что при неликвидности имущества фактически следует констатировать объективную невозможность его реализации и применить последствия невозможности продажи, прямо предусмотренные Законом о банкротстве, предложив имущество в качестве отступного кредиторам. Такой подход позволяет избежать заведомо нецелесообразных завышенных затрат на реализацию неликвида, и обеспечить его направление на хотя бы минимальное удовлетворение требований кредиторов.

В Украине планируют массовое закрытие тюрем
 

Министерство юстиции в связи с недостаточным финансированием планирует осуществить массовое закрытие тюрем и сокращение персонала. Об этом заявил министр юстиции Денис Малюська, пишет Укринформ.

За высвободившиеся средства планируется создать надлежащие условия и повысить зарплаты в конце пенитенциарных учреждений.

«Три ключевые цели, которых мы планируем достичь, — это доступ заключенных к образованию и коррекционных программ, увеличение финансирования на медицину, питание и быт заработной платы работников. К сожалению, в сегодняшнем бюджете мы не смогли получить увеличение финансирования пенитенциарной системы, поэтому единственным выходом для того, чтобы достичь этих целей, будет массовое закрытие тюрем и сокращение численности персонала там, где тюрьмы не заполнены. Это будет трудно, это будет сложно, это потребует много ресурсов, но другого выхода у нас нет», — сказал Малюська.

Министр выразил надежду, что после этого сокращения Минюст сможет существенно увеличить заработные платы остальных работников и «хоть как-то привести в нормальное состояние» учреждения.

Малюська также рассказал о планах Минюста дать возможность работать частным СИЗО. По его словам, это будет что-то вроде хорошо охраняемых гостиниц, где лица, у которых есть средства, смогут находиться в ожидании приговора суда.

«За счет этих средств мы сможем покрывать расходы на пребывание лиц в обычных следственных изоляторах. Попробуем это сделать хотя бы на одном пилотном проект и увидим, насколько эта бизнес-модель работающая, и в дальнейшем попытаемся расширить этот эксперимент, если он окажется успешным, на всю территорию Украины. Для этого надо будет немножко изменить законодательство, но это тоже в наших первоочередных планах», — отметил министр.

Как сообщал MIGnews.com.ua ранее, в Украине планируется закрыть около трети тюрьм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *