Права и законные интересы

Законные интересы

К субъективным правам и юридическим обязанностям непосредственно примыкают законные интересы, т. е. интересы, находящиеся в сфере действия права. Данная категория вызвана к жизни тем, что интерес участников правоотношения не в полной мере обеспечивается субъективными правами. Например, к законным интересам можно отнести заинтересованность гражданина победить на выборах и стать депутатом представительного органа власти. Или истец заинтересован получить в полном размере компенсацию за моральный ущерб, или приобрести право собственности на самовольную застройку на принадлежащем ему земельном участке.

Законный интерес можно определить как социальное благо, не противоречащее действующему законодательству и обусловленное допускаемой государством юридической возможностью удовлетворять с помощью этого блага свои потребности.

Законные интересы — это дополнительное юридическое средство обеспечения потребностей личности, общностей людей, юридических лиц. Они адаптируют действующее законодательство к реальным условиям жизни общества.

Законные интересы имеют немало общих черт с субъективными правами.

Во-первых, они предполагают удовлетворение собственных интересов субъектов, т. е. являются правовой возможностью субъектов действовать определенным образом.

Во-вторых, образуют элементы правового статуса личности и юридического лица.

В-третьих, их реализация осуществляется в форме использования.

В-четвертых, они представляют собой юридические средства воздействия на общественные отношения.

В-пятых, имеют правовые пределы своего действия, так как должны соответствовать нормативным правовым предписаниям.

В-шестых, признаются и защищаются со стороны государства.

Вместе с тем субъективные права и законные интересы — не тождественные категории. Законные интересы составляют те специальные блага, которые не нашли своего прямого закрепления в нормах права и, следовательно, не отражены в субъективных правах, но они не запрещены, допускаются государством. Более того, они вытекают из смысла, «духа» права. Законные интересы возникают из совокупности правовых норм, правовых принципов и иных правовых установлений.

Принято выделять следующие особенности законных интересов, отличающие их от субъективных прав:

1) законный интерес пользуется охраной и защитой со стороны государства, но не обеспечен конкретным субъективным правом;

2) представляя собой возможность пользоваться определенными социальными благами, законный интерес, в отличие от субъективного права, гарантируется лишь в определенной степени. Законный интерес и субъективные права — это разные возможности: субъективное право непосредственно предусматривается и закрепляется законодателем, а законные интересы всего лишь допускаются. Субъективное право есть дозволенность высшей степени;

3) законный интерес не предполагает права его обладателя требовать от других лиц поведения, не нарушающего его интерес (в отличие от субъективного права). Но законный интерес — самостоятельный объект правовой охраны, поэтому любое лицо может обратиться в компетентные органы за защитой своего законного интереса;

4) реализация законных интересов лишь в самом общем виде гарантирована государством, но не означает обязанности соответствующих органов устранять препятствия на пути удовлетворения субъектом своих законных интересов.

Несмотря на различия категорий «законные интересы» и «субъективные права», возможны переходы законных интересов в субъективные права и последних в законные интересы. Это происходит под воздействием изменений общественных отношений, потребностей людей, ситуаций в обществе, правовой политики государства и т. д. Так, предложения и рекомендации ученых по совершенствованию действующего законодательства, внесению в отдельные акты поправок, дополнений, корректировок во многих случаях свидетельствуют о появлении реальных законных интересов общества, отдельных социальных групп и слоев населения.

Один из сложных в юридической науке вопросов — обеспечение правовыми средствами законных интересов.

Чаще всего среди таких средств называют охрану и защиту законных интересов. При этом охрана осуществляется системой правовых норм, признающих такого рода интересы. Например, в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ закреплено: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Другое конституционное положение о признании законных интересов содержится в ч. 3 ст. 36: «Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц».

Данными установлениями государство берет под свою охрану законные интересы в указанных сферах. Необходимость в защите этих интересов возникает при их нарушении, создании препятствий для их реализации. Иными словами, к защите законных интересов можно прибегнуть при их нарушении или угрозе нарушения.

Законодательное закрепление законных интересов предполагает в первую очередь их самозащиту. Некоторые ученые предполагают, что самозащита — главное средство правового обеспечения законных интересов, поскольку требует от их носителей правовой активности.

Самозащита получила закрепление на конституционном уровне. В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ установлено: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Право человека самостоятельно защищать свои права и свободы впервые было сформулировано в Итоговом документе Венской встречи представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в 1991 г.

Самозащита представляет собой комплексный, межотраслевой институт права, включающий в себя нормы конституционного, уголовного, гражданского, административного, трудового и других отраслей права. Самозащита относится к естественным неотъемлемым правам человека и принадлежит каждому независимо от гражданства, места жительства или места пребывания, общественного и государственного строя страны, имеет непосредственный характер реализации.

Чаще всего выделяют следующие черты самозащиты:

1) осуществляется собственными силами и мерами лица, однако допускается помощь других граждан и юридических лиц;

2) не может применяться в превентивных (предупредительных) целях, а только в момент совершения правонарушения или непосредственно после него;

3) не должна выходить за пределы закона и необходимых границ;

4) закон не предусматривает для самозащиты каких-либо специальных действий фактического характера.

Самозащиту можно определить как дозволенные законом действия фактического характера, направленные на принудительное пресечение посягательств на права и законные интересы личности или их восстановление без обращения в компетентные органы.

Существует и иное, более компактное определение понятия самозащиты. Это совокупность средств и способов реализации личностью своих прав и законных интересов в случае их нарушения или посягательства на них.

Самозащита предполагает использование различных способов, например обращение в средства массовой информации; публичные выступления; объединение с другими гражданами для отстаивания своих прав и законных интересов; обращение в правозащитные организации; фактические действия, включая необходимую оборону, крайнюю необходимость и др. Таким образом, самозащита предполагает широкий спектр действия человека, осуществляющего свое объективное право на самозащиту, в том числе и право воспользоваться помощью других лиц и организаций негосударственного профиля.

Помимо самозащиты, большую роль в защите законных интересов играет правоприменительная практика. Высшие судебные органы России в своих решениях обращают внимание на судебную защиту именно законных интересов и отменяют решения нижестоящих судебных инстанций, если они не учитывают законные интересы сторон правового спора. В ст. 139 АПК РФ предусмотрено, что мировое соглашение сторон не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону.

В ряде правоприменительных актов указывается на необходимость учета законных интересов потребителей при их нарушении со стороны недобросовестного производителя.

В случае воспрепятствования осуществлению законных интересов их обладатель может обратиться в суд с иском об устранении препятствий, мешающих реализации его законных интересов. По решению суда, если оно признает такого рода препятствия неправомерными, они подлежат устранению.

Законные интересы обеспечиваются и правом обжалования незаконных действий (или бездействия) соответствующих государственных органов, препятствующих, к примеру, получению предпринимателем лицензии на занятие определенным видом деятельности.

В приведенных случаях удовлетворение принудительными мерами законного интереса субъекта служит основанием возникновения у него субъективного права, т. е. выступает своего рода «предправом».

К дискуссионным относится вопрос о возможности наступления юридической ответственности за нарушение законных интересов. В действующем законодательстве о подобной ответственности ничего не говорится. Тем не менее некоторые ученые считают, что поскольку законный интерес носит правомерный характер, то виновное противодействие осуществлению законных интересов в форме активных действий, а не бездействия субъекта (так как субъект не обязан содействовать реализации законных интересов), должно повлечь за собой юридическую ответственность. Если же законные интересы нарушаются невиновно (нет вины), то юридическая ответственность не может возникнуть.

Надо отметить, что проблема законных интересов исследована отечественной юридической наукой недостаточно, и еще ожидает своего более глубокого и всестороннего изучения и надлежащего обоснования.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

8. Законные интересы: понятие, структура, виды

Законный интерес — это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гаранти­рованное государством простое юридическое дозволение, обеспечиваю­щее стремление субъекта пользоваться конкретным социальным бла­гом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компе­тентным органам — в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным.

Структура законного интереса включает в себя два основных эле­мента:

  1. стремление субъекта пользоваться конкретным социальным благом;

  1. обращаться в некоторых случаях за защитой к компетентным органам.

Законные интересы весьма разнообразны. Их можно классифици­ровать по различным основаниям.

Например, по субъектам их можно подразделить на законные ин­тересы граждан, государственных, общественных, муниципальных, коммерческих и иных организаций.

В свою очередь законные интересы граждан подразделяются на за­конные интересы потребителей, членов семьи и т.п.

Законные интересы в зависимости от отраслевой распространен­ности могут быть материально-правовыми — конституционными (за­интересованность в здоровом подрастающем поколении, в улучше­нии системы здравоохранения, в повышении благосостояния общест­ва и др.), гражданскими (заинтересованность автора в высоком гоно­раре за опубликованную книгу и пр.) и т.д., и процессуально-право­выми — уголовно-процессуальными (например, если подсудимого принуждают к даче показаний, последний обращается за защитой за­конного интереса, а не права давать показания), гражданско-процес­суальными (интерес истца в назначении судом повторной эксперти­зы, интерес больного свидетеля в том, чтобы он был допрошен судом в месте его пребывания).

В зависимости от их уровня законные интересы бывают общими (интерес участника процесса в принятии законного и обоснованного решения по делу) и частными (интерес гражданина в установлении конкретных фактов, доказывающих его невиновность в совершении правонарушения).

По характеру законные интересы подразделяются на имуществен­ные (интерес в наиболее полном и качественном удовлетворении по­требностей в сфере бытового обслуживания) и неимущественные (ин­терес обвиняемого в предоставлении ему свидания с родственни­ками).

В любом случае соответствующим государственным органам сле­дует считаться с многообразием существующих законных интересов, с их непростой социально-юридической природой, с различными фор­мами проявления в жизнедеятельности современного общества и гра­мотно использовать имеющиеся в наличии правовые средства для эф­фективной защиты данных феноменов.

9. Соотношение законных интересов и субъективных прав

Субъективное право’ в самом широком смысле определяется как «создаваемая и гарантируемая государством через нормы объективно­го права особая юридическая возможность действовать, позволяющая субъекту (как носителю этой возможности) вести себя определенным образом, требовать соответствующего поведения от других лиц, поль­зоваться определенным социальным благом, обращаться в случае не­обходимости к компетентным органам государства за защитой — в целях удовлетворения личных интересов и потребностей, не противо­речащих общественным» (Н.И. Мату зов).

Общие черты между субъективными правами и законными инте­ресами заключаются в том, что они:

  1. обусловлены материальными и духовными условиями жизни общества;

  1. содействуют развитию и совершенствованию социальных свя­зей, фиксируя в себе определенное сочетание личных и общественных интересов;

  1. несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своеоб­разными подспособами правового регулирования;

  2. предполагают удовлетворение собственных интересов личнос­ти, выступая своеобразными юридическими средствами (инструмен­тами) реализации данных интересов, способами их правового регули­рования;

5) имеют диспозитивный характер;

6) выступают в качестве самостоятельных элементов правового статуса личности;

7) представляют собой юридические дозволения;

  1. осуществляются в связи в основном с такой формой реализации права, как использование;

  1. являются объектами правовой охраны и защиты, гарантируются государством;

10) определяют собой своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний (так, в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ прямо установлено, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц»).

Различия между субъективными правами и законными интересами состоят в том, что:

1) они не совпадают по своей сущности, ибо законный интерес, в отличие от субъективного права, есть простая правовая дозволен­ность, имеющая характер стремления, в которой отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом и требовать соответствующего поведения от других лиц, и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью;

  1. в законных интересах опосредуются только те запросы, которые нельзя еще обеспечить материально, финансово (в той же мере, как и субъективные права);

  1. в законных интересах опосредуются стремления, которые право не успело «перевести» в субъективные права в связи с быстро разви­вающимися общественными отношениями (невозможность опосредо­вать интересы в «ширину» — пробельность) и которые нельзя типизи­ровать в связи с их индивидуальностью, редкостью, случайностью и т.д.'(невозможность опосредовать интересы в «глубину»);

  1. в законных интересах отражаются менее значимые и существен­ные потребности;

  2. законные интересы в большинстве своем формально в законода­тельстве не закреплены, не имеют четкой системы, менее конкретны, определенны;

  3. законные интересы менее гарантированы, выступают менее со­вершенной формой опосредования потребностей субъектов и т.п.

Обжалование и законный интерес

Султанов Айдар Рустэмович, начальник юридического управления ПАО «НКНХ»,
член Ассоциации по улучшению жизни и образования.

Опубликовано в «Вестник гуманитарного университета» №1(16). 2017. С. 73-79

Краткая аннотация: В данной статье рассматривается проблема обжалования решений об оспаривании нормативных актов. По мнению автора наличие законного интереса позволяет заинтересованному лицу подать жалобу в ординарную (апелляционную) инстанцию.

Appeal and legitimate

Ключевые слова: обжалование, законный интерес, оспаривание нормативного акта.

Keywords: appeal, legitimate interest, challenging normative act.

– Вы должны заявить о своем законном интересе, и только после этого мы сможем обсудить детали дела.
– Каждый гражданин имеет законный интерес в правильном отправлении правосудия по отношению к любому другому гражданину.

Ли Чайлд «Никогда не возвращайся».

Права суть защищенные интересы.

Рудольф Иеринг

Вопрос о праве обжалования лицами, не привлеченными к рассмотрению дела, долгое время был дискуссионным1.

Процессуалисты давно отмечали на необходимость законодательного определения понятий и установление критериев для разграничения двух категорий субъектов: не участвовавших в деле лиц, чьи права и законные интересы нарушены судебным актом, и лиц, о правах и обязанностях которых суд принял судебный акт, и четкое определение группы лиц, имеющей право обжалования судебных актов2. Как замечал М.З. Шварц, это не одно и то же, а нарушение прав и интересов — понятие более широкое, а потому гораздо чаще встречающееся в практике, чем решение о правах и обязанностях3.

Впрочем, не так давно, даже возможность обжалования в ординарную инстанцию для лиц, не привлеченных к рассмотрению дела, законодательно не была закреплена.

Лишь после вынесения Постановления Конституционного Суда РФ от 20.02.2006 N 1-П «По делу о проверке конституционности положения ст. 336 ГПК РФ в связи с жалобами граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова и ОАО «Нижнекамскнефтехим» в ГПК РФ были внесены изменения, согласно которых «апелляционную жалобу вправе подать также лица, которые не были привлечены к участию в деле и вопрос о правах и об обязанностях, которых был разрешен судом» (ч. 3 ст. 320 ГПК РФ).

Надо отметить, что при рассмотрении данного дела в Конституционном Суде РФ поднимался вопрос о праве обжалования лиц, чьи законные интересы нарушены. Одним из судей Конституционного Суда РФ задавался вопрос, было ли решение суда первой инстанции вынесено о правах и обязанностях лица, не привлеченного к рассмотрению дела, либо решением были нарушены (затронуты) законные интересы. Поскольку судебный акт, послуживший основанием для обращения ОАО «Нижнекамскнефтехим» в Конституционный Суд РФ был вынесен в порядку рассмотрения публичных споров, то, конечно же, данным решением были затронуты законные интересы ОАО «Нижнекамскнефтехим», однако в решении суд также признал недействительным договор, подписанный ОАО «Нижнекамскнефтехим», соответственно, решение было вынесено одновременно и о правах и обязанностях ОАО «Нижнекамскнефтехим». Решение, послужившее основанием для обращения граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова в Конституционный Суд РФ, было из корпоративных отношений, но причиной для их увольнения, т.е. опять же судебный акт одновременно затрагивал законные интересы этих граждан и одновременно об их правах и обязанностях.

Соответственно, в данном деле, вопрос дифференциации различных групп имеющих право обжалования не был рассмотрен, а законодатель не пошел дальше Конституционного Суда РФ.

Этот недорешенный вопрос снова возник в нашей практической деятельности, теперь уже при применении норм Кодекса административного судопроизводства РФ ( далее КАС РФ). Так узнав, что 01.02.2016 Верховным Судом РФ было принято Решение по делу № АКПИ15-1383, которым было отказано ООО «Минводы-Кровля» в удовлетворении требования о признании недействующим абзаца 12 письма Минфина РФ от 18.10.2012 № 03-01-18/8-145 «О применении положений ст. 105.3 Налогового кодекса РФ», мы решили подать апелляционную жалобу, сочтя, что данное Решение нарушает наши законные интересы на установление налогов только законом. Минфин РФ в оспоренном письме преодолел установленную законодателем в Налоговом кодексе РФ неопровержимую презумпцию рыночности цен в сделках, где стороны не являются взаимозависимыми и расширил компетенцию налоговых инспекций.

В качестве основания для допустимости нашей жалобы мы указывали на нарушение постановленным судебным решением нашего законного интереса.

Определением Верховного Суда РФ от 29.04.2016 наша жалоба была возвращена со ссылкой на ст. 295 КАС РФ, что решение вынесено не о правах и обязанностях… Частная жалоба, в которой мы указывали, что по данной категории дел предметом защиты является законный интерес, а не субъективные права, определением №АПЛ16-210 от 31.05.2016, была отклонена. Кассационной инстанции по данному роду дел не существует, поданная надзорная жалоба определением №ПФ16-107 от 29.06.2016. была отклонена.

Итак, Верховный Суд РФ во всех вышеуказанных актах ограничивался лишь указанием, что решение вынесено не о правах и обязанностях ПАО «Нижнекамскнефтехим», хотя во всех жалобах ставился вопрос о нарушении законных интересов судебным решением, — ни в одном из актов Верховный Суд РФ не указывал об отсутствии у ПАО «Нижнекамскнефтехим» законных интересов на оспаривание судебного акта. То есть, Верховный Суд РФ последовательно толкует оспариваемые нормы, как не допускающие защиту законного интереса в апелляционной (ординарной) инстанции.

ПАО «Нижнекамскнефтехим», всегда во всех инстанциях ставило вопрос о нарушении законных интересов судебным решением, и свое право на обжалование последовательно обосновывал через системное толкование ст. 217 КАС РФ со ст. 295 КАС РФ. Ведь именно в ст. 217 КАС РФ законодатель предусмотрел защиту законных интересов.

Судебное решение по делу об оспаривании нормативного акта не выносится о правах и обязанностях субъектов права, а о законности или незаконности нормативного акта.

В делах о нормоконтроле ставится и разрешается вопрос о нарушении объективного права (а не субъективного), но поскольку государством обеспечивается ликвидация этих нарушений путем признания в судебном порядке нормативного акта недействительным или недействующим постольку и в этих случаях в процессе реализуются охранительные правоотношения4.

Специфика дел о нормоконтроле, проявляется в отсутствии спора о субъективных правах и обязанностях, а также отсутствии необходимости установления фактических обстоятельств, не связанных с законностью проверяемого акта5.

Соответственно, когда предметом судебной защиты является только законный интерес, а не нарушение прав и обязанностей, ставить в качестве основания для предоставления права на обжалование в ординарную инстанцию, именно нарушение прав и обязанностей судебным решением, означало бы просто возведение непреодолимого барьера и ограничения доступа к суду ординарной инстанции ( апелляции).

Полагаем, что именно таковым и является толкование оспариваемых норм Верховным Судом РФ.

В тоже время, такой подход отчасти вызван следствием неаккуратного использования юридической техники при создании КАС РФ.

К сожалению, замечания ученых обращавших внимание на отождествление в проекте КАС РФ категорий «субъективные права» и «законные интересы», что «на протяжении всего проекта Кодекса следует соблюдать устойчивость использования категорий «права», «свободы» и «законные интересы». Иное приводит к нивелированию предмета судебной защиты в административном судопроизводстве»6.

Полагаем, что законодатель при принятии КАС РФ не учел замечания ученых и упустил в ст. 295 КАС РФ упоминания права на обжалования нормативных актов, лиц, чьи законные интересы затронуты (нарушены) судебным постановлением.

В результате этого упущения появилась возможность толковать ст. 295 КАС РФ, как обязывающую для подачи апелляционной жалобы доказывать, что решение вынесено о правах и обязанностях, лица, не привлеченного к рассмотрению дела. Однако такое толкование ст. 295 КАС РФ, противоречит тому факту, что ст. 295 КАС РФ должны действовать в системной взаимной связи со ст. 217, ст. 208 и 62 КАС РФ.

Согласно ч. 1 ст. 208 КАС РФ право обжалования нормативного правового акта предоставлено лицам, являющихся субъектом отношений, регулируемых нормативным актом и при этом их законные интересы нарушаются нормативным правовым актом.

Системное толкование ст. 295 и 208 КАС РФ позволило бы увидеть, что круг апеллянтов должен совпадать с кругом заявителей по делам об оспаривании нормативных актов, поскольку права апеллянтов не могут быть уже, чем у заявителей.

В ст. 62 КАС РФ также указан круг доказательств подлежащих исследованию при оспаривании нормативных правовых актов. Так в п.п. 2, ч. 2 ст. 62 КАС РФ указано, что в обязательный круг исследований входит не только вопрос о том какие права и свободы нарушаются нормативным правовым актом, но и какие нарушаются законные интересы заявителя.

Соответственно, требовать от апеллянта доказывать, что решение вынесено о его правах и обязанностях при том, что предмет спора защита законных интересов, а не субъективного права, просто требование невыполнимого условия. Суд апелляционной инстанции с учетом того, что повторно рассматривает дело, должен исследовать вопрос какие права, свободы и законные интересы нарушаются нормативным правовым актом ( ст. 62, 208 КАС РФ).

Как отмечают исследователи «законного интереса»: «защита законных интересов отличается от защиты субъективных прав. Значительная часть процессуальных актов посвящена защите субъективных прав, а не законных интересов. Более того, отсутствие легальной дефиниции законного интереса, четкого понимания его содержания создает у правоприменителя иллюзию малозначительности рассматриваемого феномена. Заявителю бывает трудно доказать даже наличие у себя правомочий, вытекающих из юридически допускаемых стремлений. Поэтому часть законных интересов неизбежно лишается должной защиты»7.

Специфика же рассмотрения административных исков об оспаривании нормативных актов, требует учета правовой природы спора – спора об объективном праве, учета того, что предмет защиты – законный интерес.

Фактически ст. 295 КАС РФ является неудачным слепком с положений ГПК РФ, где рассматриваются гражданские дела, а законная сила судебного решения обладает субъективными границами. В гражданских делах, где спор идет о праве субъективном, а не объективном можно и нужно требовать от апеллянта доказывания, что судебное решение вынесено о его правах и обязанностях.

При оспаривании нормативного акта решение не обладает субъективными границами и препятствует повторному обращению всем субъектам права, оставляя им возможность защитить свои законные интересы только путем обжалования судебного решения.

Однако толкование Верховным Судом РФ ст. 295 и 217 КАС РФ фактически лишает права на судебную защиту в ординарных инстанциях. Конечно же, такое толкование нарушает требования ст. 46 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ в п. 2 определения от 18 июля 2006 г.№ 376О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Е. Е. Тихонова на нарушение его конституционных прав ч. 1 ст. 125 УПК РФ констатировал, что ст. 46 Конституции РФ, гарантирующая каждому право на судебную защиту и обжалование в суд решений и действий (бездействия), нарушающих права и свободы, предусматривает возможность защиты законных интересов граждан.

Доктрина еще в начале 20 века отмечала, что «нарушение не только прав граждан, но и интересов, может дать основание для обжалования решения8.

Советская процессуальная доктрина не изучала вопроса защиты законного интереса при оспаривании нормативных актов, поскольку такой процедуры не существовало. Однако, в доктрине можно найти, что «у лица, чьи права или охраняемые законом интересы должны быть защищены, имеется мощный источник активности – заинтересованность. Его нет необходимости стимулировать возложением обязанности, тем более что само возникновение процесса, как правило, обязано заинтересованности. Однако его интерес направлен на достижение конечной цели – получение положительного судебного решения. Проявлением этого интереса является, в частности, обжалование судебного решения…»9.

Наличие заинтересованности для оспаривания нормативного акта, на наш взгляд, является не только в качестве предпосылки для возбуждения процесса об оспаривании нормативного акта, но и для его обжалования в апелляционной (ординарной) инстанции, где дело смотрится заново.

ЕСПЧ Решении по делу Abramyan and Yakubovskiye v. Russia. Applications Nos. 38951/13 and 59611/13. от 12.05. 2015. § 95, рассматривая вопрос эффективности инстанционного обжалования, затронул вопрос эффективности доступа к Верховному Суду, указав, что он должен быть практическим, а не только теоретическим. Бремя доказывания эффективности этого средства правовой защиты ЕСПЧ оставил на Россию. Пока мы видим, что Верховный Суд РФ пытается быть недоступным, толкуя оспариваемые нормы, как исключающие возможность защиты законных интересов в ординарных инстанциях.

Однако, «законный интерес (охраняемый законом интерес) — правовая категория процессуального права, которая включает в себя все те случаи, когда лицо, обратившееся за судебной защитой, не является обладателем субъективного права (права требования). Но интересы, существующие вне субъективного права, которые данное лицо намерено защищать в судебном порядке, признаются и поддерживаются законом (объективным правом). Потому они обозначаются термином «законный интерес»10.

На наш взгляд, подача апелляционной жалобы заинтересованным лицом, влечет обязанность суда проверить доводы апеллянта, а также соблюдение судом требований ч. 7 ст. 213 КАС РФ, но не является основанием для безусловной отмены судебного акта, как законодатель предусмотрел для ситуаций когда дело разрешено о правах и обязанностях лица, непривлеченного к рассмотрению дела.

Исключением может быть ситуация, когда лицо изъявляло свое желание участвовать в процессе и не было допущено. В этом случае, лицо, незаконно недопущенное в суд первой инстанции, в качестве оснований для отмены судебного решения, на наш взгляд, вправе выдвигать доводы об отмене судебного акта также в связи с тем, что были нарушены его процессуальные права и он был лишен возможности заявлять ходатайства об истребовании документов, проведении экспертизы, привлечения других заинтересованных лиц…11.

Здесь мы использовали термин «заинтересованное лицо» в качестве привычного обозначения лица, имеющего законный интерес при оспаривании нормативных актов12. В практике Конституционного Суда РФ заявители в делах о признании недействующими нормативных правовых актов именуются «заинтересованные лица»13

Как справедливо отмечала Н. А. Громошина — законодатель использует термин «заинтересованное лицо» в трех разных смыслах – в качестве всех лиц, имеющих юридический интерес, т. е лиц, участвующих в деле независимо от категории дела и вида судопроизводства; для обозначения субъектов – которые независимо от категории дела и вида судопроизводства возбуждают дело в защиту своих или чужих интересов; а также самое узкое по объему понятие – заинтересованные лица в особом производстве14. Не можем с ней не согласиться в том, что многозначность терминов в законах может вводить в заблуждение и приводить к ошибкам. Впрочем, до недавнего времени определение «заинтересованного лица» в процессуальных кодексах не приводилось, законодатель оставлял определение этого термина доктрине.

Впервые дефиниция «заинтересованного лица» законодателем была дана в ст. 47 КАС РФ, что, к сожалению, не внесло определенности в применении этого термина.

Согласно, ст. 47 КАС РФ «под заинтересованным лицом понимается лицо, права и обязанности которого могут быть затронуты при разрешении административного дела». Из этой «новой» дефиниции следует лишь то, что разработчики не имели цели раскрыть термин «заинтересованные лица», а лишь переименовали в заинтересованные лица, лиц, которые были известны в ГПК РФ и АПК РФ, как третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора. Положения ст. 47 КАС РФ во многом аналогичны положениям ст. 51 «Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора» АПК РФ и ст. 43 ГПК РФ, имеющей такое же название, и не имеют отношения к лицам, имеющим законный интерес. Конечно же, это еще больше запутывает и уменьшает юридические возможности для защиты законного интереса. Быть может, правы те, кто называет принятие КАС РФ актом декодификации, поскольку «идея кодификации заключается в создании наиболее простой пониманию и применению системы законодательства, преодоления хаоса источников права. И цель — ее обеспечение верховенства права, правовой определенности…» 15

Тема защиты законного интереса, на наш взгляд, в КАС РФ должна быть уточнена законодателем, поскольку «обусловленная правом гражданина участвовать в предоставленных законом пределах в принятии и реализации решений, затрагивающих его интересы, и контроле за их исполнением возможность вступать в диалог с субъектами, осуществляющими функции публичной власти, в целях отстаивания как индивидуального (частного), так и публичного интереса, связанного с поддержанием и обеспечением законности и конституционного правопорядка, является неотъемлемой характеристикой нормативного содержания конституционных основ взаимоотношений личности с обществом и государством и элементом конституционных гарантий защиты прав личности всеми не противоречащими закону средствами …, она представляет собой одно из необходимых и важных правомочий комплексного права на участие в управлении делами государства и местном самоуправлении (статья 32, часть 1; статья 130, часть 1, Конституции РФ) в демократическом обществе, что вытекает из положений Конституции РФ, согласно которым носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ; народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 3, части 1 и 2)»16.

Поскольку при осуществлении производства по делам о признании недействующими нормативных правовых актов суд выполняет одновременно функции контроля за законностью нормативных актов, то данная функция должна была быть выполнена таким образом, чтобы действительно не допустить продолжения действия незаконных нормативных актов. Суд не должен чинить препятствий в доступе к суду второй инстанции всем заинтересованным лицам. В то же время, безусловно, и сама процедура осуществления данной функции должна быть усовершенствована законодателем.

2017 А.Р. Султанов

Литература

Громошина Н.А. Дифференциация, унификация и упрощение в гражданском судопроизводстве. М. 2010. 264 с.

Громошина Н.А. Исковое производство и производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, с позиций правоприменения//Lex Russica. 2009. Т. LXVIII. № 4. С. 873-900

Гукасян Р.Е. Место интересов в регулировании гражданских судопроизводственных отношений//Р.Е. Гукасян Избранные труды. М. 2008. 408 с.

Загряцков М. Д. Административная юстиция и право жалоб. М. 1923. 99 с.

Кляус Н.В. Законный интерес как предмет судебной защиты в гражданском судопроизводстве. Автореферат дис. … к. ю. н. Новосибирск, 2007.

Матейкович М. С., Горбунов В. А. Законные интересы в конституционном праве. М. 2011. 256 с.

Никитин С.В. Судебное оспаривание нормативных правовых актов // АПК РФ и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения: мат. всеросс. науч.-практич. конф. М., 2004. С. 155 — 156.

Носенко М.С. Оспаривание нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. 14 с.

Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М. 1991. 143 с.

Рехтина И.В.. Проблемы судебной защиты прав и законных интересов лиц, не участвовавших в деле//Юрист. 2008. N 6. С. 48-53.

Рожкова М.А. Защита законного интереса в арбитражном суде //Хозяйство и право. N 6. 2001. С.53-59.

Султанов А.Р. О праве заинтересованных лиц на обжалование решения по делу об оспаривании нормативного акта//Вестник гражданского процесса №5. 2016. С. 87-109.

Султанов А.Р. О кодификации законодательства об административных правонарушениях и антимонопольном законодательстве // Закон. 2007. N 7. С. 141 — 148.

Султанов А.Р. О кассационном производстве по делам об оспаривании нормативных актов // Российский судья. 2010. N 1. С. 44 — 48.

Султанов А.Р. Применение правовых позиций Конституционного Суда РФ, или преждевременный пессимизм//Закон. 2009. № 9. С. 37-48.

1 Лесницкая Л.Ф Защита в кассационной инстанции прав не привлеченного к участию в деле лица, интересы которого затронуты вынесенным судебным решением суда первой инстанции»// Комментарий судебной практики. Вып. 11 / Под ред. К.Б. Ярошенко. М. , 2005; Лесницкая Л.Ф. Некоторые проблемы пересмотра судебных постановлений в суде общей юрисдикции// Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. Статут, 2008, Ярков В.В. Право кассационного обжалования лицами, не участвующими в деле, в гражданском и арбитражном процессе: сравнительный анализ// Арбитражный процессуальный кодекс РФ: осмысление практики и ее возможные коррективы, М., 2006, Рехтина И.В. Проблемы судебной защиты прав и законных интересов лиц, не участвовавших в деле; Приходько И.А. Проблемы судебной защиты прав лиц, не участвовавших в деле, в контексте доступности правосудия» // Хозяйство и право. 2005. N 1. С. 18 – 23; Разинкова М.Н. О праве лиц, не участвовавших в деле, на обжалование решения арбитражного суда // Право и экономика. 2005, N 2, стр. 23; Султанов А.Р. О правах лиц, не участвовавших в деле, и процессуальных сроках с точки зрения Конституции РФ//Адвокатская практика 2007, N 5, С. 14; Никоноров С.Ю. Лица, не участвовавшие в деле, как субъекты обжалования судебных постановлений в порядке надзора по ГПК РФ//Законодательство. N 7, 2008 и др.Султанов А.Р. О проблеме кассационного обжалования решения лицами, не участвующими в деле// Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой и М.А. Рожковой. М., 2008. С. 389 – 391; Султанов А.Р. Применение правовых позиций Конституционного Суда РФ, или преждевременный пессимизм//Закон. 2009. № 9. С. 37-48.

2 Рехтина И.В.. Проблемы судебной защиты прав и законных интересов лиц, не участвовавших в деле//Юрист. 2008. N 6. С. 48-53.

3 Шварц М.З. Систематизация арбитражного процессуального законодательства (проблемы теории и практики применения): Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 29.

4 Громошина Н.А. Исковое производство и производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, с позиций правоприменения//Lex Russica. 2009. Т. LXVIII. № 4. С. 873-900; Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991. С. 68.

5 Никитин С.В. Судебное оспаривание нормативных правовых актов // АПК РФ и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения: мат. всеросс. науч.-практич. конф. М., 2004. С. 161; Носенко М.С. Оспаривание нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 5–6; Баулин О.В. Распределение бремени доказывания при разбирательстве дел, возникающих из публичных правоотношений. С. 194; Громошина Н.А. Исковое производство и производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, с позиций правоприменения//Lex Russica. 2009. Т. LXVIII. № 4. С. 873-900.

6 Кляус Н.В. Законный интерес как предмет судебной защиты в гражданском судопроизводстве. Автореферат дис. … к. ю. н. Новосибирск, 2007. С. 22-23.

7 Матейкович М. С., Горбунов В. А. Законные интересы в конституционном праве. М. 2011. С 110-111.

8 Загряцков М. Д. Административная юстиция и право жалоб. М. 1923. С. 25.

9 Гукасян Р.Е. Место интересов в регулировании гражданских судопроизводственных отношений//Р.Е. Гукасян Избранные труды. М. 2008. С. 233.

10 Рожкова М.А. Защита законного интереса в арбитражном суде //Хозяйство и право. N 6. 2001. С.53-59.

11 Султанов А.Р. О праве заинтересованных лиц на обжалование решения по делу об оспаривании нормативного акта//Вестник гражданского процесса №5. 2016. С. 87-109.

12 Султанов А.Р. О кассационном производстве по делам об оспаривании нормативных актов // Российский судья. 2010. N 1. С. 44 — 48.

13 Определение Конституционного Суда РФ от 12 мая 2005 г. N 244-О «По жалобе граждан Вихровой Любови Александровны, Каревой Екатерины Ивановны и Масловой Валентины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 134, статьями 220 и 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»; Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2004 г. N 31-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузина Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»; Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 397-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Еделькина Дмитрия Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 248 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» и др.

14 Громошина Н.А. Дифференциация, унификация и упрощение в гражданском судопроизводстве. М. 2010. С. 187.

15 Султанов А.Р. О кодификации законодательства об административных правонарушениях и антимонопольном законодательстве // Закон. 2007. N 7. С. 141 — 148.

16 Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 N 19-П.

ЗНАЧЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ИНТЕРЕСА КАК ПРЕДПОСЫЛКИ ПРАВА НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА

Необходимость подтверждения юридического интереса как условие существования права на предъявление иска внимательно изучалась советской юридической наукой.

М.А. Гурвич писал, что в буржуазном гражданском процессе, а также в законодательстве некоторых стран принято положение, согласно которому право на предъявление иска связывается с существованием у истца юридического интереса к испрашиваемому решению . Приводилось мнение академика В.М. Гордона о том, что для существования юридического интереса недостаточно заявления истца о нём; необходимо подтверждение существования юридического интереса объективными данными, доказательствами. В ряду таких данных назывались факты так называемого «повода к иску» (нарушение чужого права или угроза нарушения) и отмечалось, что подобные факты должны быть указаны истцом и доказаны ранее, чем суд приступит к рассмотрению дела по существу.

Е.В. Васьковский в работе «Учебник гражданского процесса» (1917) приводит норму того времени, согласно которой в силу принципа диспозитивности суды приступают к производству гражданских дел не иначе, как по инициативе заинтересованных в них лиц. И далее указывает, что в исковом прошении истец должен был указать существенные элементы своего требования: «то, чего он просит», «то, о чём он просит постановить решение» и «обстоятельства, из которых иск проистекает»; поданное прошение может быть возвращено истцу вследствие нарушения им установленных законом формальностей, и в таком случае предъявление иска не состоится . Таким образом, исследованию со стороны суда подлежали «поводы к иску», а при отсутствии таковых судебный процесс по иску не возникал (и сроки давности не прерывались).

Исследуемый вопрос обострил М.А. Гурвич: «Служит ли существование у истца юридического интереса в решении предпосылкой права на предъявление иска либо не служит?» .

Ответ на этот вопрос непосредственно влияет на существование процесса, так как с предпосылками права на предъявление иска современный гражданский процесс связывает возможность возбуждения гражданского дела в суде.

Согласно ГПК Республики Беларусь судья отказывает в возбуждении дела в связи с отсутствием у заявителя права на обращение в суд, если:

  • 1) исковое заявление не подлежит рассмотрению в судах ввиду его неподведомственности;
  • 2) после смерти гражданина, а также в связи с ликвидацией юридического лица, являвшихся одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства;
  • 3) имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон;
  • 4) исковое заявление о возбуждении дела подано заинтересованным лицом, заключившим с ответчиком договор о передаче данного спора на разрешение третейского суда;
  • 5) имеется вступившее в законную силу принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, когда имеется вступившее в законную силу определение суда об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда либо об отмене решения третейского суда .

В качестве ещё одной предпосылки права на предъявление иска (обращения в суд) процессуальная наука называет процессуальную правоспособность, т.е. способность иметь гражданские процессуальные права и нести обязанности стороны и третьего лица .

Но как же юридический интерес? Является ли он предпосылкой права на предъявление иска и поводом к выводу суда об отсутствии права на обращение в суд? Ведь статья 6 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь содержит норму, согласно которой в установленном порядке обращаться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса вправе заинтересованное лицо.

Ответ на эти вопросы коренится в содержании понятия юридический интерес.

Вновь обратимся к работам М.А. Гурвича. В содержание юридического интереса он включал правовую выгоду от судебного решения: «юридический интерес у истца отсутствует во всех случаях, когда такая выгода не может быть получена в процессе» . И в качестве главного критерия наличия такой выгоды в его работе мы усматриваем «способность решения благоприятно отразиться на правовой сфере истца».

В итоге выгода сводится к юридической эффективности решения: «Всякая защита должна иметь определённую цель предмет и практическое оправдание, способность произвести какое-нибудь действие, т.е. укрепить, восстановить или обеспечить известное положение. Если что-то не требует ни восстановления, ни обеспечения, ни реализации, то защита такого «предмета» была бы бесцельной, беспредметной, напрасной и, разумеется, абсолютно неэффективной» ..

Вывод М.А. Гурвича однозначен: «При отсутствии юридического интереса к решению суда процесс был бы не целесообразен». Но далее: «Однако у ответчика тоже имеется существенный юридический интерес к судебному решению, которым был бы дан определённый и притом отрицательный, в форме отказа в иске ответ на предъявленное требование истца. Следовательно, существование юридического интереса хотя бы у одной из сторон достаточно, чтобы вынесенное решение не было бесцельным: прекращение процесса вследствие выяснившегося отсутствия юридического интереса у истца грубо нарушило бы … основной принцип процессуального равенства сторон» .

Значит юридическая эффективность решения возможна и в ситуации, когда юридическая заинтересованность есть или остаётся только у ответчика. Принцип процессуального равенства сторон требует от суда защитить само правоотношение, когда юридической заинтересованности истца нет.

Т.В. Сысуев приводит примеры, когда у истца отсутствует подлежащее судебной защите спорное субъективное право, о наличии которого истец утверждает при предъявлении иска, но при этом исследователь отмечает, что предъявленное истцом суду требование всё равно является иском, судебный процесс возникает и развивается исходя из сделанного истцом при обращении в суд предположения о наличии у него такого права в отношении конкретного ответчика .

Таким образом, отсутствие заинтересованности не исключает полностью возможность начала процесса, с учётом содержания принципа диспозитивности. В соответствии с данным принципом, как отмечает И.Н. Колядко, гражданские дела возбуждаются, развиваются, переходят из одной стадии процесса в другую, прекращаются под влиянием инициативы юридически заинтересованных в исходе дела лиц, выраженной в соответствующих заявлениях и иных действиях .

Полагаем, что следует исходить из того, что не процессуальный статус сообщает заинтересованность лицу, а наличие заинтересованности с неизбежностью влечёт приобретение посредством определённых судебных процедур статуса юридически заинтересованного в исходе дела лица. Как и наличие юридического интереса не влечёт с неизбежностью возникновение процесса по гражданскому делу, если нет инициативы юридически заинтересованных в исходе дела лиц, выраженной в соответствующих заявлениях и иных действиях.

Становится очевидным, что на первый план выходит инициатива лица в возбуждении дела.

Свою заинтересованность в начале процесса истец — инициатор дела — подтверждает материально, финансово, уплачивая государственную пошлину, и в этом смысле последнюю следует рассматривать более как средство от неэффективного процесса, чем способ обеспечить финансово отправление правосудия. Гражданин, являясь налогоплательщиком, уже обеспечил функционирование системы правосудия и вправе был рассчитывать на бесплатный доступ к этой системе.

Этот тезис подтверждается существующими правилами распределения судебных расходов между сторонами, по которым стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Эти правила относятся также к государственной пошлине, внесенной сторонами при подаче кассационных и надзорных жалоб .

Таким образом, незаинтересованная в начале процесса сторона несёт в итоге серьёзные финансовые издержки. Но нахождение «итоговой» заинтересованности лица в возбуждении дела возможно только на заключительных стадиях гражданского процесса, но никак не в его начале. В начале процесса наличие заинтересованности обеспечено, прежде всего, существованием института судебных расходов и его применением к правоотношению (и даже к чужому правоотношению, участников которого не является истец), ставшему объектом спора. В указанном смысле заинтересованность, о которой говорится в статье 6 ГПК Республики Беларусь, возможно, следует рассматривать не столько как материально-правовую заинтересованность в существовании процесса, не как процессуально-правовую заинтересованность в начале процесса по «чужому» правоотношению, а как охраняемый законом интерес субъекта права в судебном разбирательстве, как предпосылка реализации конституционного права на судебную защиту.

Итак, юридический интерес имеет важнейшее значение для процессуальной деятельности суда. Однако предпосылкой права на предъявление иска юридический интерес не является и таковым быть не может. М.А. Гурвич высказался в своё время категорично: «Советскому гражданскому процессуальному праву институт юридического интереса в значении предпосылки права на предъявление иска чужд» .

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь обратил внимание судов первой инстанции, что «предоставленное статьёй 6 ГПК Республики Беларусь каждому заинтересованному лицу право на обращение в установленном порядке в суд является реализацией конституционной гарантии защиты прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом. В связи с этим не допускается отказ в возбуждении гражданского дела по основаниям, не предусмотренным ГПК Республики Беларусь, а также другими законодательными актами, в том числе по мотивам пропуска срока исковой давности и непредставления доказательств при подаче заявления в суд» .

Отсутствие в процессуальном законодательстве оснований для отказа в возбуждении дела по причине отсутствия доказательств заинтересованности лица в деле (подтверждение наличия «поводов для иска»), не уменьшает значимости категории «юридический интерес» для процессуальной деятельности. Проявление заинтересованности лица не ограничивается лишь стадией возбуждения гражданского дела, заслуживает отдельного исследования влияние интереса субъектов гражданского процесса на решение вопроса о последствиях неявки юридически заинтересованных в исходе дела лиц в судебное заседание, организацию заочного производства, прекращение производства по гражданскому делу и другие сферы процессуальной деятельности.

О понимании категории «Законный интерес» Текст научной статьи по специальности «Право»

многогранное явление, как власть, с различных углов зрений. Таким образом, нужно признать, что и Коркунов, и Кистяковский, и Тард, и многие другие ученые, исследовавшие понятие власти, правы в своей теоретической и методологической плоскости. Понимание природы столь сложной и столь разнообразно проявляющейся сущности, как власть требует синтеза всех намеченных наукой подходов. Поэтому, приступая к исследованию власти, следует помнить, что это не просто явление, а целая система различных процессов и отношений, выглядящих в различных рядах по-разному, но при этом по-своему важных.

Д.В. Шепелев *

О понимании категории «законный интерес»

Ключевые слова: интерес, законный интерес, субъективное право и законный интерес, структура законного интереса, защита законных интересов

A debatable issue in state and law theory concerning interpretation of legitimate interests is raised in the article.

The author analyses various standpoints on this issue and expresses his own view on this category.

© Шепелев Д.В., 2010

* Аспирант Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Законный интерес — специфическая правовая категория, обладающая огромным юридическим потенциалом, способным существенным образом повлиять на развитие общественных отношений. Законные интересы — важное юридическое средство обеспечения запросов и потребностей личности.

В юридической литературе подчеркивается, что законный интерес представляет собой самостоятельное социально-правовое явление, которое наряду с субъективным правом служит объектом правовой охраны в различных отраслях российского права. Дважды понятие «законный интерес» встречается в Конституции РФ 1993 года, а именно в ч. 2 ст. 36 и ч. 3 ст. 55. О правовой охране законных интересов идет речь во многих российских нормативных правовых актах: в ст. 1 и 13 Гражданского кодекса РФ, в ст. 1, 7, 56 Семейного кодекса РФ, в ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ и т.д. Законные интересы признаны и за рубежом, в частности, они закреплены в Конституциях Итальянской Республики (ст. 24), Швейцарии (ст. 34), Армении (ст. 8), Кыргызстана (ст. 8), Туркменистана (ст. 99). Однако субъекты правотворчества нередко употребляют термин «законный интерес» произвольно.

В настоящее время отсутствует единство взглядов относительно того, чем конкретно законные интересы отличаются от субъективных прав, как они соотносятся 1.

Категория «интерес», лежащая в основе понятия «законный интерес», используется многими науками: философией, социологией, психологией, экономикой, юриспруденцией и является, таким образом, общенаучной категорией2.

В философии интерес определяется как нечто объективно значимое, необходимое для индивида и общества. Чаще всего интерес представляется в виде реальной причины социальных действий, событий, свершений, стоящей за непосредственными побуждениями участвующих в этих действиях индивидов, социальных групп, классов3.

В экономике под интересами понимаются объективные побудительные мотивы экономической деятельности, связанные со стремлением людей к удовлетворению возрастающих материальных и духовных потребностей 4, которые выступают главной движущей силой прогресса экономики.

1 См.: Проблемы теории государства и права / под ред. М.Н. Марченко. М., 2009. С. 379—389.

2 См.: Михайлов С.В. Интерес как общенаучная категория // Государство и право. 2007. № 7. С. 86.

3 См.: Философский энциклопедический словарь /ред. кол.: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев. М., 2008. С. 213.

4 См.: Краткий экономический словарь / под ред. А.Н. Азрилияна. М., 2002. С. 284.

Психология изучает интерес как явление человеческого сознания, сосредоточенность на определенном предмете мыслей, вызывающую стремление быстрее познакомиться с ним, глубже в него проникнуть, не упускать его из поля зрения

Социологи видят в интересе свойство той или иной социальной общности (класса, нации, профессиональной или демографической группы и т.д.), которое самым существенным образом воздействует на социально-политическое поведение в данной общности, предопределяет ее важнейшие социально значимые акции2.

В советский период развития науки сложно было сравнивать, а тем более противопоставлять, философские и социологические представления об интересе. Это связано с тем, что исторический материализм, по сути, выполнял роль социологической науки диалектического материализма, рассматривая развитие и взаимосвязь общественных явлений в русле идей господствовавшей идеологии.

Не оставалась категория интереса и вне поля зрения юристов. Впервые наиболее развернуто и систематизировано значение интереса как социального основания системы права было раскрыто немецким ученым Р. Иерин-гом. Содержанием права, по мнению Иеринга, являются интересы субъектов социального взаимодействия, общие для всех субъектов (интересы общества в целом)3.

Первым термин «законные интересы» использовал Г.Ф. Шершеневич, отметив: «Если правонарушение есть действие противоправное, то правонарушения нет там, где действие человека остается в пределах дозволенного объективным правом, хотя бы при этом были нарушены законные интересы другого человека, обеспеченные предоставленным ему субъективным правом4.

Среди дореволюционных российских правоведов существенный вклад в развитие теории интересов внесли: Ю.С. Гамбаров, А.А. Рождественский, Е.Н. Трубецкой, Ф.В. Тарановский.

В советский период проблема интересов и их значения в правовом регулировании общественных отношений стала объектом исследования таких ученых, как С.С. Алексеев, Н.В. Витрук, Р.Е. Гукасян, Н.С. Малеин,

А.В. Малько, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, В.В. Степанян, Н.А. Шайке-нов, А.И. Экимов и др. Не остается без внимания данная тематика и в настоящее время5.

1 См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 2002. С. 525.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 См.: Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М., 2006. С. 75.

3 См.: Иеринг Р. Интерес и право // Иеринг Р. Избранные труды. Самара, 2005. С. 430.

4 См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1912. С. 633.

5 См.: Субочев В.В. Законные интересы в механизме правового регулирования. М., 2008.

Нетрудно заметить, что авторы, занимающиеся исследованием вопросов интересов, приходят к различным выводам о природе интереса. Одни ученые (в основном, ученые-психологи) рассматривают интерес в качестве субъективной категории, отражающей явления человеческого сознания (особое психическое состояние). Другие трактуют интерес как объективное явление, поскольку интересы определяются существующими общественными отношениями, всецело обусловлены внешними по отношению к субъекту условиями. Объективная природа интереса вполне обоснованно признается большинством правоведов ‘.

Третья группа авторов считает интерес объективно-субъективным явлением 2. По их мнению, интерес как единство объективного и субъективного имеет две стороны — независимое от человека содержание (источник) и зависимую от его сознания форму. Указанная точка зрения была подвергнута в юридической литературе обоснованной критике. Во-первых, понимание интереса как объективно-субъективного явления делало понятие «интереса» логически противоречивым 3. Во-вторых, объективность интереса заключается не в том, что он не осознается субъектом, а в том, что, будучи порожденным общественными отношениями, интерес возникает вне и независимо от сознания людей.

Несмотря на то, что использование изучаемой категории различными науками обусловило свою специфику понимания интереса, большинство исследователей в качестве содержания интересов рассматривают различные потребности субъектов. Не вполне удачной представляется позиция авторов, считающих, что понятия «потребность» и «интерес» отражают совершенно разные по своей природе явления, а также точка зрения ученых, рассматривающих названные категории как идентичные.

Более правильным представляется, на мой взгляд, трактовать потребность в качестве исходного момента интереса, обуславливающего его содержание. Можно выделить две группы причин преобразования потребностей в интересы.

Во-первых, само пребывание субъекта в человеческом обществе вызывает у него определенные потребности, которых не было на более ранних этапах социального развития. Рост производительных сил, усложнение общественных взаимоотношений и социальной структуры общества объективно служат источником возникновения все новых и новых потребностей

1 См.: Экимов А.И. Интересы и право в социалистическом обществе. М., 1984. С. 6; Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 236.

2 См.: Малько А.В. Законные интересы советских граждан: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1985. С. 5; Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Теоретические вопросы субъективного права. Саратов, 1972. С. 210.

3 См.: Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002. С. 20.

личности. Следовательно, исходным пунктом формирования системы интересов является общественное разделение труда и связанное с ним формирование и развитие общественных связей и отношений 1.

Во-вторых, удовлетворение природных по своей сути потребностей (например, приобретение продуктов питания, одежды и т.п.) в человеческом обществе с достаточно развитой социальной структурой становится невозможным без вступления человека в определенные отношения с другими людьми.

Общественный характер интереса означает то, что его субъектами могут быть не только отдельные люди, но и социальные общности (группы). Принадлежность интереса как отдельным лицам, так и социальным образованиям дает основания выделять индивидуальные, групповые, классовые, национальные интересы и интересы общества в целом.

Исходя из вышеизложенного, интерес можно определить как социально обусловленную, социально «окрашенную» потребность.

Многие социально-значимые интересы в государственно-организованном обществе попадают в сферу правового регулирования, закрепляются и охраняются нормативными правовыми актами. Объективная необходимость правовой регламентации поведения носителей социально-значимых интересов служит причиной появления законных интересов, т.е. причиной перехода определенной категории социальных интересов в разряд законных.

Сложность изучения категории «законный интерес» заключается в том, что действующее законодательство не содержит его легального определения. Отсюда большой диапазон мнений относительно понимания законного интереса и его места в системе государственно’-правовых явлений.

Законный интерес рассматривается некоторыми учеными в качестве правовой возможности или дозволенности.

Так, Н.В. Витрук считает, что законный интерес, как и юридическое право, есть возможность личности пользоваться социальными благами. Это выражается в правомочиях носителя законного интереса действовать определенным образом, требовать соответствующего поведения от обязанных лиц, органов и учреждений, обращаться за защитой к компетентным государственным структурам и общественным организациям2.

Законный интерес в трактовке Н.В. Витрука полностью «сливается» с субъективным правом. При этом невозможно установить существенные признаки законного интереса, позволяющие отграничить данное явление

1 См.: Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1990. С. 17.

2 См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М., 2008. С. 111.

от других явлений объективной правовой действительности, в частности, от субъективного права.

В.В. Субочев определяет законный интерес следующим образом: «Стремление субъекта пользоваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла 1.

Более точно раскрывает сущность законного интереса А.В. Малько, который считает, что: «Законный интерес — это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлении субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным»2.

Близкое А.В. Малько понимание законного интереса было предложено А.А. Ерошенко: «Законный интерес — это юридически предусматриваемое стремление субъекта в достижении тех благ, обладание которыми дозволено государством и обеспечено путем предоставления лицу правовых возможностей определенного вида3.

Таким образом, центральным элементом в структуре законного интереса является такой элемент, как необходимость субъекта удовлетворять свои потребности в пользовании определенным социальным благом всеми имеющимися в его распоряжении законными способами. Достигнуть желаемого, реализовать интерес, удовлетворить потребность — основной структурный элемент законного интереса, составляющий главную часть его содержания.

Справедливо утверждение В.П. Грибанова о том, что обращаться за зашитой нарушенных или оспариваемых законных интересов в компетентные органы — второй структурный элемент законных интересов, производный от основного — удовлетворения потребности4.

Приведенные определения понятия «законный интерес» правильно указывают на признаки данного социально-правового явления: дозволен-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 См.: Субочев В.В. Указ. соч. С. 19.

2 Малько А.В. Проблемы законных интересов // Проблемы теории государства и права / под ред. М.Н. Марченко. М., 2002. С. 375.

3 См.: Ерошенко АЛ. Судебная защита охраняемого законом интереса // Советская юстиция. 1977. № 13. С. 19.

4 См.: Грибанов В.ДПределы осуществления защиты гражданских прав. М., 1972. С. 278.

ность пользоваться конкретным социальным благом, обеспеченность этой дозволенности действиями компетентных органов и т.д. Вместе с тем определение законного интереса в качестве дозволенности, выражающейся в стремлении пользоваться социальным благом либо в стремлении достижения социальных благ, представляется не совсем удачным. «Стремление, т.е. желание чего-либо добиться»1, — явление субъективное, оно характеризует процесс удовлетворения потребности с субъективной стороны, свидетельствует о сформировавшемся в результате совокупности психических процессов, внутренним отношением лица к конкретным социальным благам. Законный интерес как явление объективное по своей природе не может быть правильно охарактеризовано посредством понятий, отражающих психические процессы, протекающие в сознании субъекта, таких как «стремление», «желание», «намерение» и т.п.

Выработка дефиниции законного интереса требует уточнения следующих моментов: во-первых, законные интересы обладают всеми свойствами объективного интереса. Законным интерес становится лишь в результате правотворческой деятельности законодателя и представляет собой поэтому производное (вторичное) социальное явление 3. Во-вторых, отношение логического подчинения между понятиями «интерес» и «законный интерес» характеризуется в философской науке как родовидовое. Указанное отношение означает, что объем одного понятия, именуемого видовым, целиком включается в объем другого понятия (родового понятия), но его не исчерпывает. «Класс предметов, составляющих объем родового понятия, называют родом для класса предметов, мыслимых во втором понятии, а этот второй класс, наоборот, видом предметов данного рода»4. Таким образом, «законный интерес» в качестве видового понятия должен содержать все признаки понятия «интерес», т.е. родового понятия, обладающего более широким объемом. В-третьих, следует указать на необходимость защиты нарушенных или оспариваемых законных интересов компетентными органами.

В то же время нельзя не оставить без внимания те специфические признаки и свойства, которые приобретает интерес в результате своего правового закрепления. Многие свойства интереса получают в праве свое специфическое преломление или, как образно выразился Н.А. Шайкенов, «юридическую огранку»5.

Правовое опосредование, по сути, не дает ничего нового для содержания потребности, лежащей в основе интереса, разве что только признается

1 См.: Субочев В.В. Указ. соч. С. 19.

2 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2009. С. 773.

3 См.: Шайкенов H.A. Указ. соч. С. 159.

4 Дегтярев М.Г., Войшвилло Е.К. Логика. М., 2009. С. 216.

5 Шайкенов H.A. Указ. соч. С. 159.

особая социальная значимость потребности. Специфические признаки законного интереса необходимо искать в способах, путях удовлетворения потребности, в конечном счете, в процессах реализации законного интереса.

Указанные признаки представляется возможным сформулировать следующим образом: а) включение интереса в сферу правового регулирования делает действия лица, направленные на удовлетворение потребности, гарантированными и юридически защищенными; б) закон определяет специфику действий, направленных на удовлетворение потребности: такие действия не должны носить антисоциальный, противоправный характер; в) нормы права указывают на недопустимость воспрепятствования совершению действий по реализации законного интереса, т.е. определенным образом влияют на поведение лиц, противостоящих в общественных отношениях носителю интереса.

«Исследовать интересы, — пишет А.И. Экимов, — значит рассматривать пути, формы, возможности оптимального удовлетворения потребностей»1. Интерес, находящийся вне правовой плоскости, возможно исследовать, абстрагируясь от процессов его реализации. Изучение же законного интереса вне путей, форм и способов его удовлетворения практически лишено познавательной и научной ценности.

Сама по себе социально значимая потребность, лежащая в основании законного интереса, не является юридически закрепленной возможностью (дозволенностью). Она, как и любая другая потребность, представляет собой недостаток чего-либо, нуждаемость в чем-либо, которыми по объективным причинам невозможно или сложно пренебречь. О юридической возможности необходимо говорить применительно к действиям обладающего законным интересом лица, которые направлены на удовлетворение соответствующей потребности. Именно в указанных действиях находят свое выражение пути и способы удовлетворения социально значимых потребностей.

Таким образом, законный интерес, выражающий закрепленную правовыми нормами возможность (дозволенность), может быть правильно определен при условии включения в его содержание действий, реализующих данный интерес. Потребность не зависит от норм права, ими не порождается и не регулируется. Только действия носителя интереса по удовлетворению потребности, осуществляемые определенными способами с использованием известного количества средств, являются предметом правового регулирования. Именно включение в содержание законного интереса путей, форм, способов его реализации «вводит» законный интерес в сферу правовой регламентации.

1 Экимов А.И. Указ. соч. С. 7.

Таким образом, законный интерес можно определить как признанную за субъектом нормами позитивного права необходимость пользования определенным социальным благом, выражающуюся в юридически закрепленной дозволенности субъекта совершать действия, направленные на пользование указанным благом, а также обращаться за защитой к компетентным государственным органам и органам местного самоуправления в целях обеспечения такой возможности. На мой взгляд, приведенное определение позволяет: 1) отразить (с использованием понятия «необходимость», а не «стремление») объективную природу потребности, лежащей в основе интереса; 2) определить законный интерес как юридически закрепленную дозволенность совершения определенныгх действий; 3) указать на правовую защищенность этих действий компетентными органами. Важным является и то, что определение указывает на обязательное закрепление законного интереса в нормативном правовом акте.

Вряд ли можно признать верной точку зрения авторов, которые считают, что законный интерес может вытекать из общего смысла объективного права. Выведение законного интереса из общего смысла, «духа» закона лишает его определенности. Если интерес носит общий, не конкретизированный характер, то его защита в судебном порядке исключается1. Такой юридически не защищаемый интерес нельзя признать законным.

На современном этапе развития нашей страны объективно требуется повышение роли законных интересов в правовом регулировании общественных отношений. Это в равной степени относится и к правотворческой, и к правореализационной деятельности. Законодателю следует уделять более пристальное внимание формирующимся интересам членов российского общества.

Наиболее важные интересы должны находить свое отражение в нормативных актах в качестве законных интересов, определяющих гарантированный доступ к конкретным социальным благам и защищаемых компетентными органами. При достаточной организационной, материальной, финансовой обеспеченности законные интересы можно было бы «переводить» в разряд субъективных прав. Представляется, что в отдельных случаях законодателю нет никакой необходимости ждать, когда соответствующий социально-значимый законный интерес будет материально обеспечен и станет возможным его преобразование в субъективное право. Проблема финансирования тех или иных расходов — это во многом проблема распределения финансовых ресурсов в рамках бюджетной системы. Поэтому трансформация социально-значимого законного интереса в субъективное право может стать основанием для определения социальной статьи расходов

1 См.: Ерошенко A.A. Указ. соч. С. 19.

в бюджете соответствующего уровня с целью финансирования затрат, связанных с обеспечением реализации указанного субъективного права.

Целям более эффективной защиты нарушенных законных интересов могло бы служить включение в гражданское законодательство нормы права, устанавливающей конкретные способы защиты законных интересов, по аналогии со ст. 12 Гражданского кодекса РФ, которая устанавливает способы защиты субъективных гражданских прав.

Анализ действующего законодательства позволяет говорить о том, что существенная часть сферы возможного (дозволенного) в праве формируется за счет отражения и закрепления в нормативных правовых актах разнообразных законных интересов. Значительный объем конкретных социальных благ приобретается лицами в результате реализации законных интересов. Именно в процессе правореализационной деятельности проявляется основное социальное значение изучаемого правового явления.

Законные интересы — часть правовой жизни общества, которая наряду с другими категориями качественно характеризует сферу правового общения. Законные интересы отражают степень развития права в любом государстве.

Исследование законных интересов составляет одну из центральных проблем, стоящих сегодня перед юридической наукой. Позитивные результаты, достигнутые при изучении законных интересов В.В. Субочевым и другими отечественными учеными, позволят в будущем стимулировать исследовательские усилия молодых ученых в данном научном направлении. А это, в свою очередь, позволит в значительной степени повысить эффективность правового регулирования общественных отношений.

Законный интерес

Законный интерес — это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам — в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным.

Содержание законного интереса состоит из двух элементов (стремлений): пользоваться конкретным социальным благом и обращаться в необходимых случаях за защитой к компетентным органам государства или общественным организациям. Сущность же его заключается в простом юридическом дозволении, отраженном в объективном праве либо вытекающем из его общего смысла. Структурой законного интереса выступают внутренняя связь стремлений, их организация, тот или иной способ соединения. Стремление субъекта пользоваться благом занимает в содержании законного интереса более «высокое положение», поэтому в структурном аспекте содержание законного интереса будет выглядеть так: сначала — стремление пользоваться благом (основной элемент), а уж затем — стремление обращаться к компетентным органам за защитой стремления первого (формально-обеспечивающий элемент).

Структурный анализ законных интересов важно дополнять функциональным, в процессе которого необходимо выяснить место и роль каждой из названных частей в реализации данного законного интереса.

Стремление пользоваться социальным благом — центральный, осевой элемент в содержании и структуре законного интереса, ибо только он способен предоставить субъекту то, что ему нужно для нормальной жизнедеятельности, иначе говоря, он ведет к достижению определенных благ. Но само благо находится вне содержания и структуры законного интереса, выступает его объектом.

Стремление обращаться в необходимых случаях за защитой является вторым, но не менее важным элементом в содержании и структуре законного интереса. Он вступает в действие тогда, когда неполно осуществляется, ущемляется первый. Второй элемент выступает как бы дополнением, рычагом реализации первого, находясь до поры до времени в «резерве». Благодаря ему интерес и приобретает характер охраняемого законом (законного).

В литературе высказана точка зрения, согласно которой следует различать понятия «законный интерес» и «охраняемый законом интерес» (Е.П. Губин, С.Н. Сабикенов, Н.А. Шайкенов). В частности, Н.А. Шайкенов пишет: «Все интересы, выраженные в праве, находятся под правовой защитой, и поэтому вполне правомерно рассмотрение их как «охраняемых законом»… Охраняемые законом интересы включают в себя как законные, так и юридические интересы… Интересы, которые находятся в сфере правового регулирования, но не обеспечены субъективными правами… целесообразно обозначать термином «законные интересы», а… интересы, реализация которых обеспечена субъективными правами… — «юридические интересы»». Шайкенов Н.А. Правовой статус личности и ее интересы. 1982. С. 105.

Данная точка зрения, на наш взгляд, недостаточно обоснована. Из анализа многих статей нормативных актов, в которых употребляются категории «охраняемый законом интерес» и «законный интерес», видно, что законодатель не проводит разграничения между ними, а рассматривает их как синонимы. Не видят различий между этими категориями и многие ученые (Д.М. Чечот, Н.И. Матузов, В.А. Патюлин, Л.С. Явич, В.И. Ремнев, А.В. Кузнецов, Н.В. Витрук, В.Н. Кудрявцев, Н.С. Малеин, Ю.А. Тихомиров, В.А. Кучинский, А.И. Экимов, Н.И. Тищенко и др.). Так, Р.Е. Гукасян замечает, что «термины «охраняемый законом интерес» и «законный интерес» выражают одно и то же понятие, поэтому могут использоваться как равнозначные». Гукасян Р.Е. Правовые и охраняемые законом интересы. С. 116.

В юридической науке также предлагается рассматривать «законные интересы» в широком и узком смысле слова (Р.Е. Гукасян, Н.В. Витрук и др.). В широком смысле — как интересы, закрепленные в субъективных правах и обязанностях, так и интересы, выраженные в особом понятии «законные интересы»; в узком же смысле — только последние. В принципе, с этим можно согласиться.

Однако, говоря о «законных интересах» как таковых, следует все же видеть в них то, что подразумевает под ними законодатель: самостоятельный объект правовой охраны. Поэтому при употреблении термина «законный интерес» важно делать упор именно на второй, более узкий, но, несомненно, более точно отражающий назначение данного термина смысл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *