Экономическая ценность

Содержание

5.3. Виды ценностей

Ценности классифицируются по разным основаниям.

По содержанию различаются ценности, соответствующие представлениям о подсистемах общества: материальные (экономические), политические, социальные и духовные. Каждая из подсистем распадается на элементы, предполагающие собственную классификацию. Так, материальные ценности включают производственно-потребительские (утилитарные) ценности, связанные с отношениями собственности, быта и т.п. Духовные ценности включают нравственные, познавательные, эстетические, религиозные идеи, представления, знания.

Ценности имеют конкретно-исторический характер, они соответствуют тому или иному этапу развития общества или представляют ценности различных демографических групп (молодежь, старшее поколение), а также профессиональных, классовых, религиозных, политических и иных объединений. Неоднородность социальной структуры общества порождает неоднородность и даже противоречивость ценностей и ценностных ориентаций. В этом смысле ценности суть предметная форма существования социальных отношений.

По форме бытия различаются предметные и идеальные, духовные ценности.

Предметные ценности – это естественные блага, потребительская стоимость продуктов труда, социальные блага, содержащиеся в общественных явлениях, исторические события, культурное наследие, моральное добро, эстетические явления, отвечающие критериям красоты, предметы религиозного поклонения и т.п. Предметные ценности существуют не в сознании, а в мире конкретных вещей, функционирующих в жизнедеятельности людей. Главная сфера предметных ценностей – продукты целесообразной деятельности человека. При этом в качестве предметно воплощенной ценности может выступать как результат деятельности, так и сама деятельность.

К духовным ценностям относятся общественные идеалы, установки и оценки, нормативы и запреты, цели и проекты, эталоны и стандарты, принципы действия, выраженные в форме нормативных представлений о благе, добре и зле, прекрасном и безобразном, справедливом и несправедливом, правомерном и противоправном, о смысле истории и предназначении человека и т.п. Если предметные ценности выступают как объекты потребностей и интересов человека, то ценности сознания выполняют двоякую функцию: они суть самостоятельная сфера ценностей и основание, критерий оценки предметных ценностей.

Духовные ценности неоднородны по содержанию, функциям и характеру требований к их реализации. Существует целый класс предписаний, жестко программирующих цели и способы деятельности. Это стандарты (строго определенный образец качества, формы и размеры, которому надлежит неукоснительно следовать в выполняемой работе); правила (предписания, определяющие действия при соответствующих обстоятельствах); каноны (свод приемов и правил, которые считаются обязательными в определенной области). Канон зачастую сопрягается с сакрализованными, считающимися священными, церковными ценностями – культовыми сооружениями, иконами, церковной утварью, требованиями к эстетическому оформлению культовых действий и т.п.; эталоны (жестко запрограммированная, стандартизованная ценность).

Более гибкие, представляющие достаточную свободу в реализации ценности – нормы, вкусы, идеалы. Нормы включают в себя: форму единообразия поступков (инвариант); запрет на другие варианты поведения; оптимальный вариант поступка в данных общественных условиях (образец); оценку поведения отдельных лиц, предостерегающую от возможных отклонений от нормы. Нормативное регулирование пронизывает всю систему деятельности и отношений человека.

Идеал – представление о высшей норме совершенства, духовное выражение потребности человека в упорядочении, совершенствовании, гармонизации отношений человека и природы, человека и человека, личности и общества. Идеал выполняет регулятивную функцию, он служит вектором, позволяющим определить стратегические цели, реализации которых человек готов посвятить свою жизнь, является концентрированным выражением духовных ценностей.

По субъекту – носителю ценностного отношения различаются ценности субъективно-личностные и надиндивидуальные (групповые, национальные, классовые, общечеловеческие).

Личностные ценности формируются в процессе воспитания и образования, накопления жизненного опыта индивида. Надиндивидуальные ценности – результат развития общества и культуры. Личностные и общественные (надиндивидуальные) ценности неразрывно связаны между собой. Для философии существенное значение имеет вопрос, каково отношение между ними, что первично – индивидуальные или общественные ценности, формируются ли индивидуальные ценности под влиянием общественных или, напротив, общественные ценности возникают в результате согласования потребностей и интересов индивидов?

В истории философии этот вопрос решался неоднозначно. Так, релятивистская аксиология выводит ценности и соответствующие им оценки из интереса или ситуации, обусловленных индивидуальным бытием человека. В противоположность релятивизму натуралистическое направление представляет ценности не зависящими от сознания субъекта и его оценочных суждений как нечто первичное по отношению к оценивающему. Фрейд и экзистенциалисты признают влияние надындивидуальных ценностей, но оценивают его негативно, полагая, что давление социальных ценностей приводит к конфликту с индивидуальными и подавляет их.

Экзистенциализм подчеркивает, что социальные требования противостоят индивидуальной мотивации, подавляют личностные проявления. Тирания общественных ценностей таит угрозу дезинтеграции и деиндивидуализации личности. Конформистское сознание, формирующееся в результате бездумного принятия господствующих ценностей, заведенного порядка вещей, препятствует расширению границ индивидуального Я, а ориентация личности на внешние по отношению к ней социальные ценности уводит ее от подлинного существования к безликому стандарту. Выбор ценностей индивид обязан осуществлять вопреки и в противовес тому выбору и тем ценностям, которые навязывает ему общество.

Общественные ценности предзаданы сознанию индивида, формируются и существуют до его рождения и продолжают существовать после его смерти. В этом смысле они воспринимаются и существуют для индивида как некая объективная реальность, осознаются им как таковая. Но социальные ценности порождены определенными условиями жизни общества, являются субъективным выражением этих условий. Поэтому и влияние надиндивидуальных ценностей на индивидуальные может быть как позитивным, так и негативным. Но личность является сознательным и активно действующим субъектом, свободно определяющим свои ближайшие и отдаленные цели и приоритеты, осознающим свои потребности и оценивающим жизнь сообразно своему опыту.

Механизмом превращения социальных ценностей во внутренние устойчивые элементы психической жизни индивида является формирование внутренних структур человеческой психики путем усвоения внешних структур социальной деятельности. То, что в определенный исторический период является формой массового поведения людей, в дальнейшем трансформируется во внутренние механизмы сознания. Таковы, например, ритуалы, театр, церковь, коллективные действа типа игры, а в современных условиях школа, телевидение, средства массовой информации, в рамках которых формируется определенный строй психики.

Как регуляторы поведения личности ценности оказывают влияние на ее поведение независимо от того, осознаются те или иные явления как ценности или не осознаются. Сознательные представления о системе ценностей, совокупность ценностных установок составляет ценностные ориентации личности. Они формируются в процессе усвоения социальных норм и требований своего времени и тех социальных групп, в которые личность оказывается включенной.

Духовный мир личности имеет свою иерархию. Мыслить обыденно — эмпирически, узко — утилитарно, сугубо функционально или соотносить свои действия с нравственными критериями – вот водораздел между сознательностью и духовностью, знанием и ценностью.

Человеческая духовность включает в себя три основные начала: познавательное, нравственное и эстетическое. Им соответствуют три типа духовных творцов: мудрец (знающий, познающий), праведник (святой) и художник. Сердцевиной этих начал является нравственность. Если знание дает нам истину и указывает путь, то нравственное начало предполагает способность и потребность человека выйти за пределы своего эгоистического «я» и деятельно утверждать добро.

Нравственные ценности концентрируются в таких категориях, как добро, совесть, долг, благо, дружба, любовь и многих других. Американский гуманист Пол Куртц в работе «Запретный плод. Этика гуманизма» предлагает объемный перечень общих моральных норм, среди которых – честность, обязательность, верность, надежность, благожелательность и доброжелательность, порядочность, ответственность и т.д.

Как бы ни была велика роль среды, природы, общества и иных внешних реальностей в жизни человека, именно он является самым главным, по сути, единственным носителем, субъектом и творцом нравственных реальностей в области той жизни, которую он может назвать своей. Сформировавшийся, ставший человек способен ради­кально изменять ценностные приоритеты. Как существо самостоя­тельное он способен непрестанно взращивать и творить добро. И быть в этом смысле активным, ведущим, целевым началом, по отно­шению к которому все остальное: общество, природа, небытие и неизвестность — могут выступать в качестве условия, среды и средства.

Нравственные ценности в социальном пространстве утверждаются моралью, которая выполняет ряд важнейших функций. Во-первых, регулятивную – помогает организации деятельности людей во всех сферах жизни на основе нравственных норм, принципов и традиций, принятых в данном обществе. Мораль поддерживает традиции, которые сплачивают общество, нацеливая его на решение насущных задач и преодоление кризисных явлений в экстремальных условиях. Во-вторых, мораль осуществляет воспитательную функцию – выдвигает и обосновывает этические идеалы и образцы поведения, формирует нравственный облик подрастающего поколения, помогая ему решить извечный вопрос, что такое хорошо и что такое плохо. Передавая традиции и нормы общечеловеческой нравственности, мораль осуществляет реальную связь времен и поколений.

Мораль ХХ – XXI в. — чрезвычайно сложная и контрастная картина, отображающая противоречия и катаклизмы времени. Здесь мы видим откровенное и циничное отрицание всякой морали фашистскими вождями и «теоретиками», не без успеха пытавшимися вытравить из сознания молодежи своих стран «гнусную химеру совести» и превратить их в послушные стаи хищных зверей. Нельзя пройти мимо того, что они использовали некоторые черты философии Ф.Ницше, его учение о сверхчеловеке. Фашизм и его аморальная философия культивируется и ныне, грозя человечеству неисчислимыми бедствиями.

Тоталитаризм аморален во всех формах, в том числе и той, которая, прикрываясь коммунистической фразеологией, прибегала к грубому беззаконию, массовым репрессиям.

Функционирование эстетических ценностей в социуме определяется рамками эстетического сознания, которое однако, тесно связано с сознанием нравственности. Широко известно изречение Чехова о том, что в человеке все должно быть прекрасно: не только внешний вид, но поступки и мысли. Когда говорят о «некрасивом поступке», то под этим разумеют прежде всего нарушение норм и принципов морали. Идеалом человеческой личности всегда считали не утонченного эстета, рафинированного ценителя красоты, а всесторонне развитую, нравственную и социально активную личность.

Наиболее ярким выражением эстетического отношения человека к действительности является искусство.

Маркс считал искусство областью духовного производства. Он писал, что «человек…формирует материю также и по законам красоты».

Искусство обладает рядом функций. Прежде всего, назовем познавательную функцию, при помощи которой происходит передача опыта и информации, накопленных предшествующими поколениями. Произведения искусства и литературы рисуют широкую панораму жизни человечества, взятой в ее историческом развитии, они переносят нас в различные эпохи, делают соучастниками исторических событий как родной страны, так и стран всего мира, они показывают современность и предвосхищают будущее.

Познавательная функция тесно переплетается с функцией воспитательной. Лучшие произведения искусства, как классические, так и современные, формируют мировоззрение и нравственность человека, воспитывая в нем чувство прекрасного и гуманизм. Вместе с тем существует, а в наше время даже «процветает» и такое искусство, которое проповедует бездуховность, эгоизм, жестокость, порнографию. Цинизм, престижное поведение и потребление – таковы черты «сильной личности», обобщенного героя «массовой культуры». Это супермен, современный ницшеанец, стоящий «по ту сторону добра и зла», существенными свойствами которого выступает антиинтеллектуализм, дух наживы и достижение своих целей любыми средствами. Борьба гуманизма и антигуманизма, проходящая через всю историю искусства, достигла ныне особой остроты и напряженности.

И, наконец, коренная функция искусства – создавать прекрасное и учить его восприятию. Истинно прекрасное вызывает особое чувство эстетического наслаждения. Без этого чувства нет подлинного искусства, а есть искусство формальное, ремесленническое, мертвое.

Подобно тому, как существует особый статус общих моральных норм, так и в области прекрасного существуют более или менее об­щие и в этом смысле транссубъективные и объективные критерии прекрасного и безобразного. Более того, в самой человеческой реаль­ности, в областях частичной взаимоинтегрированности личности и общества, природы, неизвестности и ничто одно согласуется, а дру­гое не согласуется с чувством прекрасного или эстетическим вкусом. Несмотря на всю историческую, национальную и культурную относи­тельность и непохожесть критериев прекрасного и эстетического вку­са, имеются такие статусы красоты и образцы искусства, которые пре­одолевают эту относительность, обретают статус классики, «вечных» прекрасных спутников человека.

Кроме эстетического чувства, способностей воображения и вкуса, красота предполагает свободу. Эстетическое восприятие невозможно по приказу или принуждению. Свобода стимулирует фантазию, внут­ренне расковывает, дает волю эмоциям, страстям и всем другим чело­веческим качествам, необходимым для созерцания, переживания и творчества прекрасного. Наконец, прекрасное впечатляет нас особым образом, оно дает наслаждение, которое может быть настолько силь­ным и глубоким, что в состоянии перевернуть весь внутренний мир человека. Впечатление от прекрасного бывает таким сильным, что слово «наслаждение» оказывается здесь неточным и слабым. Более подходящим становится слово «потрясение».

Особый ценностный статус имеет религия. Религия — самый древний, мощный и широко распространенный миф человечества. Ее специфика заключается в несомненном и непо­колебимом приоритете догмы и веры над разумом и объективным знанием, мифологии над наукой, чуда, тайны и авторитета над здра­вым смыслом и свободным критическим исследованием, символизма и иррационализма над реализмом и рациональностью.

Религия настолько глубоко проникла во все области человеческого существования, что ее просто невозможно выделить в чистом виде. Она до сих пор является существенным компонентом социальной, нравственной, эстетической и повседневной жизни людей. Она неотделима от языка и воспитания, филантропической деятельности и политической активности, экономики и искусства. Вместе с тем религия носит глубоко личный, интимный характер, поскольку с ее таинственными, мистическими и чудесными областями верующий связывает решения самого важного для него вопроса: вопроса о своей жизни и смерти.

Религиозные верования, независимо от того, являются ли они истинными или ложными обоснованными или нет, могут оказывать мощное влияние на всю частную и общественную жизнь и выполнять важные социокультурные и психологические функции. Достаточно указать на то, что для большинства приверженцев мировых религий — христианина, мусульманина, буддиста, иудея — признание себя верующим означает его национальную, бытовую, культурную, социаль­ную и историческую идентификацию. Само это признание или чувст­во причастности к той или иной религиозной традиции задает опреде­ленный образ мысли и стиль жизни верующего. Все это позволяет до­пустить некоторые практические аргументы в пользу существования религиозных верований. В глазах верующего она оказывается полез­ной. В религиозной вере реализуется естественное стремление человека быть причастным чему-то или кому-то, «прислониться» и приобщиться к чему-то более прочному и надежному, чем он сам, смертное, всегда в чем-то недостаточное существо.

Ценность религиозной веры существенным образом снижается обяза­тельным в ней отказом человека от своей самородности, свободы, су­веренности, субстанциальности и абсолютного достоинства. Все эти ценности должны быть в вере либо вовсе отброшены, либо стать «вто­росортными» по отношению к сверхчеловеческому, «первосортному» существу. Этот отказ, этот обман, это самоумаление и самоуничиже­ние перед трансцендентным, заведомо высшим и приоритетным, — опасные проявления негуманного, нечеловеческого в человеке, пото­му что ценностным центром человека становится уже не сам человек. При этом он лишается главного: своего царственного, человеческого, своего собственного отношения к самому себе. По сути, он прекраща­ет существовать как человек, теперь он «есть вместе и божество, и ни­чтожество» (Вл. Соловьев).

В некоторых религиозных сознаниях гуманность, человечные нача­ла сохранены в большей степени, и с тем большим основанием мы можем считать их ценностными, позитивными. Но там, где чисто человеческих ценностей практически не остается, неизбежны фанатизм, са­моистязания, тоталитарные секты и другие очевидные проявления античеловеческого, самоуничижительного и самоубийственного в человеке.

Виды ценностей

Ценности имеют как содержательную, так и количественную стороны. С содержательной стороны ценности указывают, какие идеи, принципы, цели поведения и т. д. являются важными. Например, такая ценность, как «власть закона», содержательно означает равенство всех людей перед законом, который в обязательном порядке наказывает всех правонарушителей и защищает всех невиновных.

Одну из первых классификаций ценностей предложил Г. Олпорт и его сотрудники. Они выделили шесть типов ценностей:

1. Теоретические ценности, которые придают наибольшую важность и значение рациональному мышлению и поиску истины.

2. Экономические ценности, утверждающие приоритет практической пользы и выгоды.

3. Эстетические ценности, выше всего ставящие красоту, гармонию и искусство.

4. Социальные ценности, придающие наибольшее значение человеческим взаимоотношениям — любви, дружбе, преданности и т. д.

5. Политические ценности, отдающие исключительное предпочтение обретению власти и влияния.

6. Религиозные ценности, которые первостепенную важность придают следованию определенной системе представлений (вере).

Непосредственная связь ценностей с актуальными потребностями людей привлекла внимание к проблеме ценностей со стороны прикладных исследователей. В частности, ей заинтересовались те исследователи, которые занимаются психологическими проблемами маркетинга. Они попытались связать ценности индивида со стилем его жизни. Такой подход позволил им выделить семь иерархических уровней в ценностно-поведенческой сфере.

1. Реактивный. Индивиды, находящиеся на этом уровне, лишены каких-либо ценностных устоев и в основном действуют, только исходя из своих физиологических потребностей. Такие индивиды по понятным причинам чрезвычайно редки в современных организациях.

2.Стадный. Индивиды, стоящие на этом уровне развития ценностной сферы, характеризуются высокой зависимостью. Они неукоснительно следуют за массой, опасаются хоть как-то отклониться от предписанных правил, беспрекословно следуют указаниям лиц, облеченных властью.

3. Эгоцентрический. Эти лица проповедуют ярко выраженный индивидуализм. Они агрессивны и эгоистичны, уступают только жесткому давлению власти.

4. Ригидный. Индивиды этого ценностного уровня тяжело переносят неопределенность, они отвергают лиц с иными, чем у них, системами ценностей, пытаясь во всем навязать свой собственный взгляд.

5. Манипулятивный. Этих людей характеризует стремление достичь собственных целей путем манипулирования другими. Они прагматичны и активно стремятся к высокому положению и признанию.

6. Социоцентрический. Для индивидов, находящихся на социоцентрическом уровне, свойственна ориентация на создание гармоничных отношений с окружающими. Они отвергают приоритет цели над средствами и болезненно реагируют на любые попытки манипуляции и давления.

7. Экзистенциальный. Эти лица чувствуют себя вполне комфортно в условиях неопределенности, например, среди людей с различными ценностными взглядами. Они постоянные противники и критики политики ограничений, негибкого поведения, статусных символов и произвола властей.

Вряд ли можно согласиться с тем, что такая классификация имеет строгий иерархический характер. Думается, рассмотрение седьмого уровня в качестве высшего недостаточно оправданно: он скорее ближе к третьему и, по-видимому, существуют проблемы их дифференциации друг от друга. Тем не менее попытки использования этой классификации в прикладных исследованиях заслуживают пристального внимания. М. Майерс и С. Майерс обнаружили, что хотя в организациях представлен весь спектр ценностных систем (пожалуй, за исключением реактивного уровня), менеджерские позиции занимают исключительно лица 4 и 5 уровней.

Ценностные представления также могут быть разделены на две большие группы: терминальные и инструментальные. К первой группе относятся ценности, которые выступают базовыми. В соответствии с ними индивид строит свою жизнь, их он готов отстаивать и укреплять. Эта группа включает такие ценности, как человеческое достоинство, любовь, дружба, экономическое процветание, безопасность, равенство возможностей и т. д. Их можно рассматривать как общечеловеческие, универсальные нравственные стандарты, которые, по-видимому, одинаково важны в любой стране и культуре.

Ко второй группе относятся ценности, имеющие более конкретный поведенческий смысл. Они могут быть обозначены прилагательными, в которых отражены виды поведения, которые одобряет или отвергает индивид. Эти ценности могут быть выражены такими прилагательными, как тактичный, преданный, компетентный, патриотичный, вежливый, амбициозный и т. д. В отличии от терминальных ценностей, которые характеризуются значительной устойчивостью и консервативностью, инструментальные ценности более гибки и подвижны. Как и другие элементы поведения, они в значительной степени подвержены изменениям в результате обучения или нового опыта.

То, в какой степени данная ценность важна для индивида, рассматривается исследователями как количественная характеристика ценностной сферы. Для ее оценки учеными созданы различные опросники, позволяющие измерить степень важности, которую придает индивид той или иной ценности. Количественная оценка совокупности отдельных ценностей позволяет выявить систему ценностей индивида. Она обычно представляет иерархическую структуру, в которой одни ценности имеют значительно больший вес и предпочитаются другим. Эта система наглядно демонстрирует, какое значение человек придает свободе, удовольствию, самоуважению, честности, любви, послушанию, равенству и т. д.

Экономическая ценность товара: понятие и алгоритм анализа

В реальной жизни как среди покупателей, так и среди продавцов можно найти множество сторонников точки зрения, что цена должна отражать ценность товара или услуги для покупателя. Однако поскольку эту ценность определить бывает очень сложно, ценообразование на основе ценности нередко считается нереализуемым на практике. В данном параграфе мы попробуем выявить возможности и ограничения такого подхода к ценообразованию и для начала точно определим, что понимается под ценностью.

В общеупотребительном смысле термин «ценность» относится к экономии или удовлетворению, которое покупатель получает, приобретая товар. В экономической теории это называют потребительской ценностью или полезностью, полученной от товара. Поскольку отдельные потребители в той или иной степени отличаются друг от друга по своим желаниям и предпочтениям, то не представляется возможным точно измерить ценность товара для конкретного потребителя и сравнить ее с аналогичным показателем для другого потребителя.

В теории предпринимались попытки измерить полезность в специальных единицах измерения (ютилах), но впоследствии от этого кардиналистского подхода к полезности практически отказались и перешли к ординалистскому (порядковому). В рамках порядкового подхода ставится менее амбициозная задача – полезность товаров пытаются не измерить, а некоторым образом соизмерить, сопоставить. Товары упорядочивают по их полезности, предполагая, что потребителю решить, какой из двух товаров для него предпочтительнее (полезнее), легче, чем как-то измерить полезность этих двух товаров.

Использование этого подхода в практической деятельности по ценообразованию возможно только с определенными корректировками. Ценность, которая должна быть положена в основу эффективного ценообразования, это не потребительская ценность, а меновая ценность, или, как ее называют маркетологи, ценность для покупателя. Меновая ценность определяется, прежде всего, альтернативными возможностями покупателя.

Чтобы понять различие между потребительской и меновой ценностью, давайте представим покупателей, принимающих решение о покупке бутылки минеральной воды в жаркий летний день на пляже. Вероятно, для тех, кого мучает жажда, полезность такой бутылки будет очень высокой и они готовы были бы при необходимости заплатить за нее и 100, и 200 рублей. Однако только немногие отдыхающие на пляже заплатят за бутылку воды даже 50 рублей, если они уверены, что рынок предложит им альтернативу по гораздо более низкой цене.

Именно меновая ценность лежит в основе понятия экономической ценности товара, под которой подразумевают цену наилучшей альтернативы для покупателя, скорректированную на ценность того, чем отличается данное предложение от альтернативы. Экономическая ценность товара, таким образом, состоит из ориентировочной ценности и отличительной (дифференциальной) ценности. Ориентировочная ценность – это скорректированная на различия в количестве цена продукта-конкурента, который рассматривается покупателем в качестве наилучшей альтернативы. Отличительная ценность – это ценность для покупателя любых различий (и преимуществ, и недостатков) между данным товаром и товаром-альтернативой. При этом преимущества данного товара увеличивают отличительную стоимость, а недостатки – уменьшают.

Взаимосвязь между ориентировочной, отличительной и экономической ценностью товара продемонстрирована на рис. 4.3. Таким образом, полная экономическая ценность – это максимальная цена, которую заплатил бы рациональный покупатель, полностью информированный относительно рынка данных товаров и ищущий максимальную ценность.

Рис. 4.3. Состав экономической ценности товара

Анализ экономической ценности товара должен включать следующие этапы:

1. Определение цены конкурирующего продукта, который покупатель считает наилучшей альтернативой.

Следует выразить цену альтернативы в единицах продукции, для которой определяется экономическая ценность. Это ориентировочная ценность, т.е. ценность товара, который был бы аналогичен данному.

2. Определение факторов, отличающих данный продукт от конкурирующего продукта.

Такими факторами могут быть, например:

— лучшая (худшая) производительность;

— лучшая (худшая) надежность;

— дополнительные (недостающие) характеристики;

— ниже (выше) издержки содержания;

— ниже (выше) цена запуска;

— быстрее (медленнее) обслуживание.

3. Определение ценности для покупателей этих отличительных факторов.

Источники ценности могут быть не только объективными (например экономия на издержках содержания), но и субъективными (например большее удовольствие от потребления данного продукта). Отличительная ценность получается как алгебраическая сумма положительных и отрицательных отличий. При этом необходимо избегать двойного счета: ценность отличия должна учитываться либо как экономия в цене при достижении определенной выгоды, либо как дополнительная выгода, приобретенная за эту же цену.

Изменение в ценности (отличительную ценность) нельзя считать пропорционально увеличению эффективности данного продукта. Это может привести к большой недооценке настоящей ценности продукта для покупателя. Ведь если новый лекарственный препарат борется с серьезным заболеванием в два раза эффективнее, то для большинства покупателей его ценность будет более, чем в два раза, превышать ценность старого препарата. Поэтому обязательно необходимо проводить маркетинговые исследования.

4. Определяется общая экономическая ценность путем сложения ориентировочной и отличительной ценности.

К вопросу о понятии «экономическая ценность»

Л. Д. Ревуцкий, к.т.н.,с.н.с. (доцент по специальности),
Член-корреспондент РАЕН
Внештатный эксперт информационного агентства «ИВИС»
г. Москва

Справедливости ради, нужно отметить, что понятие «Ценность», к сожалению, не принадлежит к чётким понятиям. В разных словарях русского языка и в многочисленных книжных и журнальных публикациях, а также в интернете об этом понятии можно прочитать много любопытного.

Приведу некоторые определения такого понятия:

— ценность – важность, значимость, польза, полезность чего-либо (Википедия);

— ценность – это нечто абстрактное, в чём человек испытывает потребность (Интернет);

— ценность — положительная или отрицательная значимость объектов окружающего мира для человека, социальной группы, общества в целом, определяемая не их свойствами самими по себе, а их вовлеченностью в сферу человеческой жизнедеятельности, интересов и потребностей, социальных отношений; критерий и способы оценки этой значимости, выраженные в нравственных принципах и нормах, идеалах, установках, целях. Различают материальные, общественно-политические и духовные ценности; положительные и отрицательные ценности. (Большой энциклопедический словарь. 2000 г.);

— ценность – качество или свойство предмета, которое делает его полезным, желательным и ценимым (Психологическая энциклопедия).

Другие определения понятия «ценность» примерно такого же уровня.

В отдельных словарях и других публикациях термин «ценность» трактуется как цена и стоимость, что само по себе образец абсурда.

Философской категории «ценность» удивительно повезло. В самом начале 20-го века появилась новая научно-гуманитарная дисциплина, посвящённая всесторонним исследованиям того, что называется ценностью. Указанная дисциплина получила название «Аксиология» (от латинского слова axia – ценность). Этот термин был введен в обращение французским философом П. Лапи в 1902 г., а в 1904 г. этим термином стал называться один из разделов философии у немецкого философа-идеалиста Эд. Гартмана. С тех пор эта дисциплина стала сравнительно бурно развиваться: на эту тему появилось множество монографий и сотни журнальных статей. Однако, четкое определение понятия ценности, несмотря на обилие публикаций по этому вопросу, так и не сформулировано.

Не могу в этом месте не отметить факт отсутствия в прошлом и в настоящее время актуальной научно-общественной дисциплины, посвящённой исследованиям чрезвычайно важной для государства и общества экономической категории «стоимость». Автор этой статьи несколько лет назад предложил назвать эту дисциплину импендиологией (от слова impendio – в переводе с латинского означающего стоимость), и сделать её отдельным разделом экономической науки.

К большому сожалению, это безусловно рациональное предложение пока не встретило признания, одобрения и поддержки экономического и особенно оценочного сообществ страны.

Не исключено, что такое предложение было не замечено не случайно. Кому-то из влиятельных людей в области оценочных знаний, авторам учебников и учебных пособий по вопросам оценки стоимости тех или иных товаров в стране, сегодня не нужно, чтобы предлагаемая новая научная дисциплина успешно развивалась во благо отечества и его будущего. В условиях наблюдаемого в настоящее время управляемого хаоса в оценочной деятельности и, в частности, в её понятийно-терминологическом аппарате, легче заботиться о повышении своего личного благосостояния, чем о благе Родины.

Сложившееся положение в рассматриваемом деле заметно сдерживает развитие теории и практики определения стоимости, в частности, наиболее дорогостоящих объектов национального богатства страны. Основное последствие такого сдерживания – нанесение значительного экономического ущерба (вреда) нашему государству и народу в результате преднамеренного занижения, а иногда и существенного завышения стоимости объектов оценки в интересах заказчиков оценочной работы. Пока существует коррупционная договорная (заказная) оценка стоимости объектов оценки, ожидать прогресса в методологии, технологии и практике оценочного ремесла, наведения хотя бы элементарного порядка в понятийно-терминологическом аппарате этого дела не следует.

Существуют многие десятки видов ценности. Назову некоторые наиболее известные из них: экономическая, научная, культурная, историческая, архитектурная, художественная, этическая, эстетическая, семейная, общественная, духовная, религиозная, пищевая ценности, ценность человеческого общения, ценность общения с домашними животными, драгоценности, и т. д., и т. п.

Многие виды ценности, например, семейная, религиозная, духовная, ценность человеческого общения, не имеют количественного и денежного измерения.

Из всех существующих видов и понятий ценностей для более подробного изучения нами выбрана только экономическая ценность, которая будет рассмотрена на примере гипотетического предприятия.

Несколько определений понятия экономической ценности из интернета:

— экономическая ценность – это характеристика объекта, означающая его определённую значимость в системе экономических отношений (Финансовый словарь);

— экономическая ценность объекта характеризуется соотношением «полезность/цена» (Интернет). Более нелепого мнения, у которого тем не менее много приверженцев, я не встречал: те, кто высказывают такую мысль, не принимают во внимания общеизвестную проблематичность количественной и денежной оценки полезности чего-либо, а иногда и цены объекта рассмотрения;

— экономическая ценность товара – общая экономия или удовлетворение, получаемые человеком в результате потребления приобретенного им блага (Интернет)..

На этом цитировать источники информации перестану, так как при всём желании нигде не встретил по этому вопросу ничего, более удобоваримого.

Предлагаю следующее определение понятия «экономическая ценность». имея в виду такого носителя этой ценности как предприятие.

Экономическая ценность объекта собственности — свойство такого объекта сохранять и приумножать (либо не сохранять и не приумножать, или сохранять, но не приумножать) денежные средства, вложенные в его создание или приобретение, а также ежегодно производимые чистые доходы, с учётом всех затрат, необходимых для обеспечения нормальной экономической деятельности этого объекта.

Более краткое определение данного понятия:

Экономическая ценность объекта собственности — это свойство такого объекта быть или не быть капиталом .

Экономическая ценность того или иного объекта может быть, положительной, нулевой или отрицательной величиной.

Опираясь на представленные определения понятия экономической ценности тех или иных объектов, открывается возможность корректно решать задачи оценки значений этого показателя для любых дорогостоящих доходоприносящих активов, в частности, для экономически значимых средних, крупных и крупнейших предприятий и их разнообразных по организационным формам и правам собственности объединений.

На примере предприятия предлагается рассматривать два ключевых показателя экономической ценности активов народнохозяйственного значения:

— потенциальная общая (интегральная, совокупная, полная, суммарная, итоговая) экономическая ценность предприятия за весь, как правило, нормированный (нормальный, нормативный, нормализованный) срок его производственно-хозяйственной деятельности, начиная с года ввода его в эксплуатацию и заканчивая последним годом его продуктивного существования – Цэо, млн. денежных единиц (млн. д.е.);

— потенциальная обменная (меновая) экономическая ценность предприятия на дату её определения – Цэм, млн. д.е.

Методика определения величины показателя Цэо в общем виде изложена в публикации .

В соответствии с этой методикой, нормированный полный срок эксплуатации рассматриваемого предприятия Ттж (обычно 80 – 100 лет) делят на три периода календарного времени: допрогнозный, прогнозный и постпрогнозный.

Длительность первого периода Тдп определяется с года начала производственно-хозяйственной деятельности предприятия до даты проведения расчёта её потенциальной суммарной экономической ценности за этот.период.

Продолжительность прогнозного периода Тпп целесообразно подсчитывать по соотношению:

Тпп = 1 / Бпс, ( 1 )

где Бпс – среднее значение безрисковой ставки банковского процента на долгосрочные вклады с максимальными сроками хранения в разных по размеру кредитных организациях на дату определения величины показателя Тпп, доли ед.

Например, при Бпс = 8,3%/100 на 15.06.2017 г., Тпп = 12 лет. Практикующие оценщики предприятий, как правило, показатель Тпп принимают равным 5 — 6 годам.

В свою очередь, продолжительность постпрогнозного периода Трп, начинается с года, наступившего после Тпп, и завершается в год окончательного прекращения работы предприятия, т.е. в год его закрытия.

Не объясняя почему, неуместно, ничем не оправданно называя этот период календарного времени периодом реверсии либо терминальным периодом, практикующие оценщики, без соответствующих обоснований, произвольно ограничивают его продолжительность теми же 5 – 6 годами, тогда как в отдельных конкретных случаях в реальной жизни величина показателя Трп может достигать значений 75 лет и более.

Получается так, что манипулируя мотивированно надуманными терминами, оценщики существенно облегчают себе выполняемую оценочную работу.

Таким образом:

Ттж = Тдп + Тпп + Трп. ( 2 )

На основании приведенного выше принципиального подхода, предлагаемая формула для определения величины показателя потенциальной общей экономической ценности любого предприятия Цэо выглядит следующим образом:

Цэо = Цдп + Цпп + Црп, ( 3 )

где Цдп, Цпп и Црп – потенциальные суммарные экономические ценности предприятия соответственно в объективно складывающиеся для него периоды календарного времени Тдп, Тпп и Трп, тыс. или млн. д.е., в частности, млн. или млрд. руб.

В качестве расчётных показателей потенциальной годовой экономической ценности предприятия могут быть одновременно или порознь использованы годовые стоимостные показатели его чистого дохода Дч, прибыли до вычета налогов, сборов и процентов Пдв и чистой прибыли Пч, входящие в состав производительного потенциала этого предприятия , соответствующие суммы которых за периоды календарного времени Тдп. Тпп и Трп дадут значения искомых показателей Цдп, Цпп и Црп.

Однако, на взгляд автора этого материала, наряду с перечисленными годовыми стоимостными показателями экономической ценности предприятия Дч, Пдв и Пч, целесообразно определять и показатель его экономического потенциала Эп, который, будучи характеристикой ежегодно добавляемой им стоимости, соответствующей долей участвует в формировании валового внутреннего продукта (ВВП) страны.

Методы определения величины всех указанных выше показателей экономической ценности любого предприятия представлены в монографиях автора этой статьи .

Концептуальная формула для расчёта показателя Цдп может быть представлена в следующем виде:

где Цдпỉ — показатель потенциальной годовой экономической ценности предприятия в ỉ — том году допрогнозного периода его производственно-хозяйственной деятельности Тдп, тыс. д.е./г или млн. руб./г.

Методика определения годовой величины показателя Цдп приведена в статье .

Годовые показатели разновременных денежных потоков предприятия Цдпỉ подлежат осовремениванию на дату оценки величины показателя Цдп. Для целей их осовременивания используются официальные таблицы годовых индексов инфляции денежных средств (индексов изменения потребительских цен) в РФ за соответствующие периоды календарного времени, в частности, за период с 1991 до 2017 г. .

Значения показателей Цпп и Црп определяются только методом дисконтирования соответствующих годовых денежных потоков предприятия, т.е. потоков Дч, Пдв, Пч и Эп (методом ДДП ).

Ниже приведены общеизвестные концептуальные формулы для определения величины показателей Цпп и Црп методом дисконтирования годовых чистых денежных потоков Цппj и Црпἱ :

где Цппj – показатель потенциальной годовой экономической ценности предприятия в j — том году прогнозного периода его производственно-хозяйственной деятельности Тпп, тыс. д.е./г. или тыс. либо млн. руб./г.;

гj – ставка дисконтирования показателя Цппj в j – том году прогнозного периода Тпп, доли единицы.

где Црпἱ — показатель потенциальной годовой экономической ценности предприятия в ἱ — том году постпрогнозного периода его производственно-хозяйственной деятельности Трп, тыс. д.е./г. или тыс. либо млн. руб./г.;

гἱ — ставка дисконтирования показателя Црпἱ в ἱ – том году постпрогнозного периода Трп, доли единицы.

Есть убедительные доказательства того, что во многих случаях оценки величины показателя Цэо, доля показателя Црп в первом показателе может достигать и даже превышать 80,0% . То есть, вся оценка величины показателей общей и обменной экономической ценности, а также стоимости предприятий, в соответствующих отчётах об оценке, сводится к произвольному («с потолка») назначению (путём соответствующего квазирасчёта) так называемой дисконтированной экономической ценности либо стоимости реверсии. В упомянутых отчётах этот очевидный факт тщательно маскируется многостраничной (до 250 страниц и более) балластной информацией об объектах оценки, не имеющей непосредственного отношения к решаемой оценочной задаче. Кстати, сам раздел расчётов оцениваемых показателей в рассмотренных нами отчётах занимал всего лишь несколько страниц. Именно таким банальным способом, внимание читателей отчётов целенаправленно отвлекается от того, что, по сути преступно, делается оценщиком в неблаговидных корыстных целях. В подобных случаях говорить о достоверности результатов определения показателя Цэо не приходится: налицо очевидная мошенническая профанация проведенной оценочной работы – яркий пример противозаконной коррупционной заказной оценки в интересах её заказчиков и самого оценщика.

Дисконтирование любых ожидаемых денежных потоков – операция рутинная, не вызывающая затруднений. Особых проблем с определением величины ставок дисконтирования будущих денежных потоков также не существует.

Показатели народнохозяйственного потенциала предприятий по своей фактической сути являются показателями нормы величин структурных элементов этого потенциала, что создаёт благоприятные условия для резкого повышения экономической эффективности управления результатами их производственно-хозяйственной деятельности. Каждое отношение фактического значения этих показателей к его нормативному значению является соответствующим параметром управления результативностью и эффективностью работы конкретного предприятия.

Например, уровни фактического освоения (достижения нормы) любой годовой Уэпг и интегральной (совокупной) экономической ценности рассматриваемого предприятия Уэпи можно определить по соответствующим соотношениям:

где Цпỉ,j,ἱ ф, Цтж ф и Цпỉ,j,ἱ н, Цтж н – соответственно фактические и нормативные значения этих показателей, %.

Аналогичным образом могут быть определены уровни несоответствия фактических значений других рассмотренных выше показателей экономической ценности того или иного предприятия их нормативным значениям.

Систематический мониторинг значений показателей Уэпг позволяет службе менеджмента предприятия своевременно принимать соответствующие меры, направленные на сближение фактических и нормативных годовых значений показателей экономического эффекта его существования, т.е. поэтапно повышать и максимизировать либо оптимизировать фактическую экономическую эффективность работы своего предприятия.

Определять величину показателей Уэпг для прогнозного и постпрогнозного периодов работы предприятий, в связи с явно сомнительной достоверностью этих показателей, нецелесообразно.

Кроме того, при реальной возможности дифференциации годовых значений показателей Цдпг и Уэпг по каждому участнику управленческой команды предприятия, появляются необходимые условия для разработки прогрессивной системы поощрения или наказания каждого из этих участников за фактически достигнутые результаты их административно-управленческой работы.

Показатель Уэпи для закрывающегося предприятия позволяет подвести общий социально-экономический итог его эксплуатации с момента открытия и до списания, дать объективную оценку уровня результативности, экономической эффективности, качества работы собственников (бенефициаров) и службы управления этим предприятием.

Заслуживает соответствующей проработки процедура решения задачи определения оставшейся суммарной экономической ценности доходоприносящих активов для второго, третьего и последующих приобретателей таких активов на вторичном рынке их купли-продажи.

— х —

Показатель потенциальной обменной (меновой) экономической ценности предприятия на дату её определения (Цэмỉ н) является базовым (основополагающим, ключевым, стержневым) стоимостеобразующим показателем предприятий. По сути, этот показатель характеризует нормативную номинальную стоимость оцениваемого объекта (Сноỉ), которая после дополнения её соответствующими для каждого конкретного случая уточняющими поправочными стоимостеобразующими элементами, превращается в искомую итоговую, достоверную стоимость объекта оценки.

Величину показателя Цэмỉ н можно определить для любого из годов допрогнозного периода календарного времени Тдп существования оцениваемого объекта.

Определение значения показателя Цэм для разных лет периодов времени Тпп и Трп не имеет смысла из-за явной, непреодолимой сомнительности качества прогнозов потенциальной годовой экономической ценности объекта оценки даже на ближайшие 10 – 12 лет.

Показатель Цэмỉ н определяют по приведенному ниже произведению:

где Цпỉ н – показатель нормативной потенциальной годовой экономической ценности предприятия за ỉ — тый год календарного времени его существования в допрогнозный период времени Тдп, тыс. д.е. или тыс. либо млн. руб./г.;

Мцпỉ — мультипликатор (капитализатор) показателя Цпỉ н при определении величины

показателя Цэмỉ оцениваемого объекта, число единиц.

При определении величины показателя Цпỉ н пользуются только соответствующими нормативными годовыми чистыми денежными потоками, т.е. нормативными годовыми чистыми доходами объекта оценки на дату проведения оценочной работы.

Развёрнутая формула для определения значения показателя Цпỉ н выглядит следующим образом:

где Н — число наименований структурных рабочих мест (СРМ) предприятия для выполнения основных работ по производству продукции, работ и/или услуг, ед.;

Ч — среднее число СРМ для выполнения основных работ производства (СРМо) одного и того же наименования, ед.;

Р — средневзвешенное число персональных рабочих мест (ПРМ) основных производственных рабочих на одном СРМо предприятия, ед.;

Ф — средневзвешенный нормативный годовой фонд рабочего времени одного СРМо при двухсменном или иных режимах его использования, час;

Ки — средневзвешенное нормативное значение коэффициента эффективности использования рабочего времени на СРМо предприятия, доли ед.;

∆Ки — средневзвешенное значение параметра изменения (снижения) величины коэффициента Ки в результате учета физического износа предприятия, следствием которого является, в частности, увеличение затрат рабочего времени на контроль качества выполняемых работ, наладку и переналадку технологического оборудования, ремонт производственных помещений и коммуникаций и т.д., доли ед.;

Кр — средневзвешенное нормативное значение коэффициента резервирования производственной мощности СРМо предприятия для его устойчивой, бесперебойной работы в любых производственных и экономических ситуациях, доли ед.;

Кэ — средневзвешенное нормативное значение коэффициента, характеризующего уровень совершенства техники, технологии и организации производства выполняемых работ на СРМо предприятия (с помощью этого коэффициента учитывают масштаб производства и осуществляют трансформацию-пересчет затрат труда из человеко-часов в нормо-часы), доли ед.;

Иэ — показатель экономического износа оцениваемого предприятия на дату проведения оценки его рыночной стоимости, доли ед.

Д — удельная нормативная валовая доходопроизводительность производственно-технической базы предприятия в расчете на один нормо-час затрат труда его основных производственных рабочих на производство продукции, работ и/или услуг, устанавливаемая на дату определения его нормативной обменной экономической ценности, дес. д.е. или тыс. руб./нормо-час;

Кпер — коэффициент пересчета значения показателя Д в величину удельного нормативного чистого дохода предприятия Дч на ту же дату, дес. д.е. или тыс. руб./нормо-час.

При текущей на сегодня (22.08. 2017 г.) средневзвешенной безрисковой ставке банковского процента Бпс = 8,0%, величина мультипликатора Мцпỉ будет равна 12,5 ед.

Особенности определения значений отдельных элементов формулы ( 9 ) и показателя Мцпỉ подробно рассмотрены в монографии автора .

Значительный интерес для будущих аналитиков и экспертов качества результатов определения показателей обменной экономической ценности предприятий будет представлять сопоставление фактических и нормативных значений этих показателей по конкретным объектам оценки на дату проведения соответствующих оценочных работ. Сразу будет видно, насколько, почему и по чьей вине они по величине будут (если будут) значительно отличаться друг от друга. Вопросы поощрения и наказания участников управленческих команд предприятий за достигнутые конкретные результаты их работы в появившихся условиях станут решаемыми.

В завершение представленного выше материала приведу концептуальную формулу для определения величины показателя итоговой стоимости оцениваемого предприятия нормативно-доходным (ресурсным) методом доходного подхода к решению задач оценки стоимости доходоприносящих активов, взятую из моей статьи :

Спп = Соп х Кпс = (Спб + Снп + Сзу + Сис) х Кпс, ( 10 )

где Спп — полная стоимость имущественно-земельного (либо земельно-имущественного) комплекса (ИЗК либо ЗИК) предприятия на дату ее определения с учетом стоимости не инвентаризируемых (неосязаемых) нематериальных активов (Сна) и синергетического эффекта от суммирования входящих в нее стоимостеобразующих элементов (Ссэ), тыс. д.е.;

Соп — общая стоимость ИЗК либо ЗИК предприятия на дату ее определения без учета стоимостей Сна и Ссэ, т.е. без учета коэффициента Кпс, тыс. д.е.;

Спб – итоговая обобщённая стоимость производственно-технической базы (ПТБ) предприятия на дату ее определения, тыс. д.е.;

Снп — рыночная стоимость непрофильных производственных и непроизводственных активов предприятия, если они имеются на дату ее определения, тыс. д.е.;

Сзу — рыночная стоимость земельного участка предприятия, если он является собственностью владельца последнего, или прав бессрочного либо временного владения и пользования этим участком на дату ее определения, тыс. д.е.;

Сис — рыночная стоимость объектов инфраструктуры предприятия, если они есть на дату определения этой стоимости, тыс. д.е.;

Кпс — коэффициент учета влияния показателей Сна и Ссэ на величину показателя Соп предприятия ( Кпс = 1 + /Соп ).

В свою очередь, величина показателя Спб определяется по нижеследующей формуле:

Спб = Зпф + Сбн — Фоп — Скк — Звп — Знз, ( 11 )

Зпф — суммарные затраты на предпроектные, проектно-изыскательские и проектные

работы, выполненные у нас в стране после 1993 г. в условиях существования рыночной экономики до начала строительства оцениваемого предприятия и относящиеся только к оставшемуся периоду календарного времени в годах срока его полезного использования до момента списания, тыс. д.е.;

Сбн — номинальная нормативная стоимость доходоприносящей ПТБ предприятия, рассчитываемая с учетом ее фактического физического и экономического износа, если последний имеет место, тыс. д.е.;

Фоп — финансовые, социальные и экологические обязательства оцениваемого предприятия по состоянию на дату определения его нормативной стоимости, тыс. д.е.;

Скк — амортизационно-реновационные средства рассматриваемого предприятия, полученные от клиентов, но не использованные по своему прямому назначению его собственником и менеджментом за те годы, пока оно находилось в их полном распоряжении, и окупающие ту или иную часть капитальных вложений в создание и на эксплуатацию имеющейся у него производственно-технической базы, тыс. д.е.;

Звп — проектно-сметные затраты, необходимые для восстановления частично утраченных в процессе эксплуатации предприятия производственных, производительных и социальных возможностей, т.е. для возобновления его частично утраченного народнохозяйственного потенциала, тыс. д.е.;

Знз — проектно-сметные затраты на обеспечение нормализации производственной загрузки предприятия (уровня его экономического развития с учетом расходов, необходимых на соответствующую профессиональную переподготовку — повышение квалификации участников его управленческой команды), тыс. д.е.

Сопоставление формул ( 8 ) и (10, 11) наглядно показывает, чем нормативные показатели обменной (меновой) экономической ценности и стоимости предприятия на дату их определения принципиально отличаются друг от друга, если иметь в виду, что Цэмỉ н = Сбнỉ.

В редчайших случаях, когда Сбп = Сбн, т.е. когда Снп + Сзу + Сис = 0 и Зпф – Фоп – Скк – Звп – Знз = 0 или когда каждая из указанных второстепенных стоимостеобразующих поправок в отдельности равна нулю, тогда Сппỉ = Цэмỉ либо, наоборот, Цэмỉ = Сппỉ.

Нельзя не заметить, что значения показателей Цэмỉ и Сппỉ из года в год по объективным обстоятельствам меняются, как правило, в сторону снижения.

Как всегда буду рад, если кто-нибудь из читателей будет готов и захочет вступить со мной в научную полемику или е-переписку по поводу справедливости или же несправедливости, правильности или ошибочности моих соображений, утверждений и предложений по рассмотренной теме.

Библиографические ссылки

1. Ревуцкий Л.Д. К вопросу о понятиях «капитал», «стоимость капитала» и «стоимость привлечения капитала».
Электронный адрес в интернете: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/919433.html

2. Ревуцкий Л.Д. Потенциальный экономический эффект трудовой жизни человека.
Электронный адрес в интернете: https://www.audit-it.ru/articles/personnel/a111/907767.html

3. Ревуцкий Л.Д. Потенциал и стоимость предприятия. – М.: Перспектива, 1997. 128 с.

4. Ревуцкий Л.Д. Производственная мощность, продуктивность и экономическая активность предприятия. Оценка, управленческий учёт и контроль. – М.: Перспектива, 2002. 240 с.

5. Ревуцкий Л.Д. Народнохозяйственный потенциал предприятий

Два дополнительных внесистемных показателя (потенциальная интегральная экономическая ценность и потенциальная стоимость предприятия)
Электронный адрес в интернете: https://www.audit-it.ru/articles/appraisal/a108/912274.html

6. Индексы месячной и годовой инфляции рублёвых денежных средств в РФ в период с 1991 по 2017 гг.
Электронный адрес в интернете: https://www.statbureau.org/ru/russia/inflation-tables

7. Тришин В.Н. О методе дисконтированных денежных потоков и стандартах оценки. – М.: // Бюллетень «Российский оценщик», № 1, 2007. С. 17 – 18 и 23 – 31.
Электронный адрес в интернете: http://www.trishin.ru/left/publishes/about-money/.

8. Шевелькова Оксана, Говорун Юлия. Почему так трудно точно определить стоимость компании (см. таблицу «Трудности пересчёта»). – М.: // «SmartMoney», № 12 (53), 02.04.2007. Электронный адрес в интернете: http://bankir.ru/publikacii/20070403/osnovnoi-instinkt-analitika-1364185/

Ключевые слова: понятие, виды ценности, экономическая ценность, доходоприносящий актив, предприятие, общая экономическая ценность, обменная (меновая) экономическая ценность, аксиология, импендиология, методики определения экономических ценностей, формулы расчёта показателей, сравнение показателей экономической ценности и стоимости объекта оценки.

Аннотация

В статье на примере предприятия рассматриваются понятия общей и обменной экономической ценности доходоприносящих активов и предлагаются уточнённые определения этих понятий.

Приведены рекомендуемые формулы для расчёта величины вышеуказанных показателей объектов оценки.

Констатируется наличие философской научной дисциплины – аксиологии, призванной всесторонне рассматривать и решать проблемы существования и развития теории и практики определения экономической ценности объектов оценки. Указывается на целесообразность появления новой экономической научной дисциплины – импендиологии, посвященной вопросам совершенствования теории и практики решения задач, связанных с определением достоверной стоимости экономически значимых объектов собственности.

Сопоставлением формул для определения показателей экономической ценности и стоимости предприятий показываются принципиальные различия этих показателей.

Статья предназначена всем тем, кого интересуют вопросы рассмотренного в ней понятийно-терминологического аппарата.

Человеческие ценности в современных экономических отношениях Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Человеческие ценности в современных экономических отношениях

ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИКИ

УДК 339.9:331.101.2

А.Д. Зарецкий* ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ В СОВРЕМЕННЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ

В статье рассматривается экономическая категория «ценность», которая присуща только рыночной экономике. Наиболее важной категорией ценности является процесс формирования человеческого капитала в обществе. Делая вывод о том, что экономическая теория должна трансформироваться в соответствии с развитием ценностных ориентиров человека.

Ключевые слова: экономическая наука, ценность, стоимость, полезность, человеческий капитал.

Согласно классической экономической школе, системе ценообразования основана исключительно на интересах производителя экономических благ. Только теория маржинализма в 1870-е гг. начала ориентироваться на интересы потребителей, в ней стали доминировать ценностные представления об экономических благах. В экономическом образе мышления богатство — это то, что является ценным для людей. Поэтому экономический рост с точки зрения теории ценностей состоит не в увеличении производства вещей, а в увеличении богатства . Конечно, материальные предметы вносят свой вклад в богатство. Вместе с тем многочисленные исследования показывают, что нет прямой связи между ростом богатства (например, богатства нации) и количеством материальных предметов. Более того, общее мнение известных экономистов и философов заключается в том, что отождествление богатства с материальными предметами необходимо отвергнуть в принципе. Материальное богатство ценилось в эпоху меркантилизма в ХУ—ХУ1 вв., когда появились первые научные подходы к экономике. Затем, в период индустриализации человечества (с XVII и до средины XX в.) и с появлением машин, техники и технологий, начала проявляться другая ценностная ориентация людей, которая заключалась в стремлении каждого человека определить свою значимость, свой статус. По мнению Ф. Фукуя-

мы, «…жажда признания есть самая фундаментальная человеческая потребность» .

Концептуальные разногласия между К. Марксом и Г. Гегелем как раз находятся в области человеческих ценностей. Первый сформулировал так называемую концепцию материалистического воззрения на историю. К. Маркс пришел к пониманию того, что движущая сила исторических изменений имеет скорее материальный, чем духовный характер. По его мнению, ключ ко всей истории лежит не в идеях, а в экономических условиях жизни.

При капиталистической системе труд есть нечто чуждое по отношению к рабочему, который работает не на себя, а на собственника материальных средств производства, присваивающего себе продукт труда. По мнению К. Маркса, ценность труда при капитализме является очень низкой, т. к. появляется «отчуждение» труда от человека. Он считал, что идеи, убеждения, мораль, право, политика, религия и философия — это надстройка над материальными производительными силами. Г. Гегель, напротив, разработал свою «теорию отчуждения», где познающий субъект противостоит объекту, отличному («чуждому») от него, но он предположил, что это различие субъекта и объекта может быть преодолено в процессе постепенного осознания Духом себя в мире . Политические и социально-экономические события XX в.

* © Зарецкий А.Д., 2012

Зарецкий Александр Дмитриевич (zad94@mail.ru), кафедра мировой экономики и менеджмента Кубанского государственного университета, 350040, Российская Федерация, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

показали, что гегелевская трактовка ценности труда предпочтительнее, т. к. она позволяет активно использовать метафизические и религиозные мотивы в жизни общества. М. Вебер и П. Сорокин развили подходы Г. Гегеля в своих работах и предложили духовно-культурологическую составляющую ценности труда. По их мнению, культурная стратификация общества является движителем исторических процессов .

Как известно, теорию ценности разработали представители австрийской экономической школы в 1870-е гг. во главе с К. Менгером. По его мнению, «.ценность — это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и благосостояния, и поэтому вне их сознания она не существует» . Представитель школы маржинализма Е. Бем-Баверк отмечает: «Ценность вещи измеряется величиной предельной пользы этой вещи» . Итак, ценность непосредственно связана с полезностью экономических благ. Но полезность субъективная категория: одному человеку полезен кофе, а другому противопоказан, т. к. одна чашка этого напитка может ухудшить состояние его здоровья. Итак, полезность имеет ценностный характер. Ценности — это переменная составляющая концепта полезности. Например, ценностями могут быть: повышение эффективности, результативности, производительности; изменение образа жизни, стоимости товаров и услуг, налогов, доходов, ставки процента, курса валюты и т. п.; развитие человеческих ресурсов, человеческого капитала и др.

Понятие природы ценности требует дальнейшего осмысления, т. к. здесь еще не все до конца понятно. Например, Р. Кох определяет ценности следующим образом: «Это культурные нормы, модели поведения, цели, убеждения, взаимоотношения, методы контроля, взгляды на окружающий мир, стиль, характер и философию бизнеса, которые разделяются всеми работниками компании» . Нужно отметить, что это определение также является недостаточно четким. В каждой науке есть свои концепты, т. е. отправные подходы, которые определяют главный вектор предмета исследования. Например, в физике — это масса тела, а в экономике — стоимость товара или услуги. Видным представителем английской классической политической экономии был Д. Рикардо, опубликовавший свои работы в начале XIX в. Ему принадлежит определение закона стоимости как фундамента всей теории политической экономии. По мнению Д. Рикардо, сфера производства является источником стоимости, и она формирует весь динамизм экономической жизни общества .

Марксистские идеи в значительной степени базируются на подходах Д. Рикардо. Как мы отмечали выше, уже намного позднее, в последней трети XIX в., австрийские основоположники маржинализма противопоставили стоимость и полезность экономических благ. При этом возникло понятие ценности, которое присуще только рыночной экономике. Трактовка ценности не есть что-либо неизменное, установленное навсегда. Она развивается и меняется вместе с развитием экономики и всего общества. По мнению маржиналистов, существуют понятия «стоимость» и «ценность» товара и услуги. В теоретической экономике бывшего СССР использовалось первое, т. к. принималась во внимание только затратная сторона процесса производства, а цена товара и услуги устанавливалась централизованно для всей страны. Производимая при этом продукция имела «вещный», а не «товарный» характер. Кстати, это обстоятельство способствовало появлению сверх-крупных предприятий, зачастую являвшихся единственными производителем в стране того или иного продукта1.

Для возникновения же цены в рыночной экономике очень важен товарный процесс оценивания благ теми людьми, которые в них нуждаются . Как известно, категория ценности не использовалась в советской экономике, т. к. идеология экономических отношений предполагала коллективистские, а не индивидуальные желания, и ценностные характеристики при этом не принимались во внимание, поскольку они относились к буржуазным, отвергаемым и считавшимся не соответствующими социалистическому образу жизни.

Ценность товара или услуги в рыночной экономике определяется, исходя из желаний потребителей. Конечно, такой подход существует в рыночных экономических отношениях, но зачастую современный потребитель не в состоянии самостоятельно оценить новый товар или услугу, и его требуется убедить в необходимости покупки. Поэтому и возникает необходимость в появлении такого направления, как маркетинг, где реклама занимает центральное место в формировании ценности товара и услуги. Для того чтобы новый товар или услуга приобрели необходимую ценность для потребителя, ему нужно предложить что-либо необычное и удивительное. Как правило, необходимо удовлетворить ранее не существовавшую потребность. Мы уже отмечали, что люди нуждаются в статусе и собственной значимости. Эту потребность удовлетворить сложнее всего.

В современных развитых странах, особенно в США, удалось в XX в. сделать невероятное эко-

1 Это привело в конце концов к монополизму, который как камень тормозит развитие современной экономики России в виде многочисленных моногородов.

Человеческие ценности в современных экономических отношениях

номическое достижение: создать ценность для людей в виде стремления сформировать для каждого человека качественный человеческий капитал (высокий профессионализм, ценность труда как объективной необходимости) для удовлетворения желания в необходимом статусе, который затем позволяет ему решать задачи по приобретению нужных товаров и услуг. Например, такой подход к ценностным желаниям людей позволил США развить креативную, инновационную экономику. В частности, доллар США является мировой валютой при расчетах между странами. Очевидно, что российскому обществу необходимо овладевать искусством создания ценности человеческого капитала как национального богатства. Современная экономическая теория предпринимает попытки интенсифицировать процесс формирования ценности человеческого капитала в обществе, но для этого пока недостаточно методологических инструментов, которые имеют свою специфику в каждой стране.

В настоящее время Программа развития ООН (ПРООН) направлена на то, чтобы развивать лучшие черты в природе человека за счет экономической науки. Для этого необходимо модифицировать арсенал экономической теории в сторону ее гуманизации, т. е. большей направленности к человеку . Очевидно, что это возможно при трансформации ценностных установок человеческих желаний в сторону дальнейшего ноосферного развития, определенного В.И. Вернадским . Сфера разума — ноосфера — это качественный ориентир для дальнейшего развития экономической науки.

Современная Россия осуществляет освоение тех ценностей, которые присущи рыночным экономическим отношениям. Безусловно, формирование ценностных характеристик в обществе, которое не имеет для этого фундаментальной либерально-демократической базы, весьма непростое занятие. В стране постепенно вводятся необходимые социальные институты, которые эволюцион-но создают базу для восприятия в обществе ценностей либерализма. Основная ценностная категория при этом — создание и развитие института неприкосновенности частной жизни каждого че-

ловека. Ценность — это субъективная категория экономических отношений между людьми, которая позволяет им удовлетворять свои потребности в получении необходимых благ.

Таким образом, рышочная экономическая наука сформировала систему человеческих ценностей, которые руководят желаниями людей и товарно-денежными отношениями в обществе, создают потребительский спрос и всю технологию экономической динамики. В рышочной экономике человек перманентно находится в системе ценностей, они регулируют его желания и мотивы. При этом и экономическая культура складывается как ценностно-ориентированная система человеческих взаимоотношений. Перспектива развития экономической науки заключается в придании ей вектора ценностной ориентации для улучшения человеческой природы.

Библиографический список

1. Хейне П., Боутке П., Причитко Д. Экономический образ мышления; пер. с англ. 10-е изд. М.: Вильямс, 2005. 544 с.

2. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. М.: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. С. 443.

3. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. Спб.: НАУКА, 2002. 445 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Вебер М. Избранное. Образ общества; пер. с нем. М.: Юрист, 1994. 704 с.

5. Сорокин П.А. Система социологии. М.: Астрель, 2008. 1008 с.

6. Менгер К. Избранные работы. М.: Территория будущего, 2005.

7. Хрестоматия по экономической теории / сост. Е.Ф. Борисов. М.: Юристь, 2000.

8. Кох Р. Менеджмент и финансы от А до Я. СПб.: Питер, 1999.

9. Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения. Избранное. М.: Эксмо, 2007. 960 с.

10. Лушин С.И. Ценность. Цена. Стоимость. М.: Юристь, 2001. 80 с.

11. Реальное богатство народов: пути к развитию человека: доклад о развитии человека 2010 ПРООН; пер. с англ. М.: Весь Мир, 2010. 244 с.

12. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М.: Наука, 1989. 261 с.

A.D. Zaretskiy* HUMAN VALUES IN MODERN ECONOMIC RELATIONS

ЭКОНОМИКА И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Идеи экономистов и политических мыслителей… более могущественны, чем обычно думают. В действительности мир почти этим только и управляется. Люди-практики, которые считают себя неподверженными никаким интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого.

Дж. М. Кейнс

Роль экономики в жизни общества

Экономика и политика всегда рассматривались как фундаментальные основы цивилизации. Экономические и политические отношения органически вплетены в живую ткань человеческой культуры, в которой стремления к богатству и власти порождают порой наиболее острые соблазны и разочарования.

Развитие этих отношений сопровождается взаимодействием двух противоположных, но в то же время прочно связанных между собой тенденций. С одной стороны, благодаря разделению труда экономическое развитие порождает мощную тенденцию к возрастанию раздробленности сообщества на множество социальных групп. Каждая из таких групп выполняет в системе производства особую роль: производители и потребители, финансисты и торговцы, владельцы предприятий и наемные работники… С другой стороны, вследствие необходимости обмениваться результатами хозяйственной деятельности экономика объединяет все эти группы в единую систему, что порождает не менее мощную тенденцию к все большей интеграции. Благодаря наличию двух этих противоположных тенденций взаимодействие и сотрудничество, возникающее в сфере экономики и политики, является столь же характерным, как и ожесточенная конкуренция между ними.

Решая свои экономические и политические проблемы, человек стремится к свободе и справедливости, к обеспечению достойного уровня жизни. Реализуя эти стремления, он создает различные экономические системы, каждая из которых накладывает свой отпечаток не только на внешние условия его существования, но и формирует определенный психологический тип человека, порождает особую систему ценностных ориентаций и предпочтений, формирует национальный характер и государственную политику.

В данном разделе предметом внимания будет не исследование деталей и тонкостей тех или иных экономических учений и политических доктрин, а рассмотрение наиболее общих принципов организации экономической жизни, их взаимосвязь с общей направленностью политического процесса, влияние экономики, политики и права на судьбы людей, народов и государств.

Жизненная полезность и экономическая ценность

Человек всегда стремился понять, каковы свойства вещей, пытался использовать их для обеспечения своей жизни. Эту заинтересованность – интерес – можно считать одной из характерных черт, присущих всем людям без исключения. Быть заинтересованным собой и своим окружением – это чувствовать «несовершенство» существующего положения, стремиться изменить это положение, произвести преобразования и в окружающем мире, и в самом себе. Как природное существо человек должен постоянно получать от природы средства для поддержания своего существования, осуществлять обмен с окружающей средой.

Способность предмета удовлетворять человеческие потребности определяется как полезность, а вещи, обладающие такой способностью, называют полезными предметами, или благами. Чтобы обеспечить свое существование, человек должен располагать некоторой совокупностью благ: воздухом для дыхания, пищей и водой для поддержания сил, одеждой и жилищем для защиты от непогоды. Рассматривал различные блага, можно обнаружить, что одни из них достаются человеку без особого напряжения, тогда как для обретения других требуются значительные затраты физических и духовных сил. Например, таким благом, как воздух, всякий человек располагает в избытке и не нуждается в специальных усилиях, чтобы добывать его. Не требует большого труда добыча и сохранение воды для человека, живущего на берегу реки, однако житель пустыни, чтобы обладать водой, должен прилагать значительные усилия. А для того чтобы получить пищу: найти и сорвать плод, выследить и убить животное, возделать землю и собрать урожай – человек вынужден прилагать много сил.

Воздух, вода и пища равно необходимы для поддержания жизни. Все они полезны и, следовательно, могут быть определены как блага. Однако, хотя жизненная потребность во всех этих благах одинакова, в экономическом отношении они совершенно неравнозначны. Экономическое значение того или иного блага называют ценностью. Но жизненная полезность и экономическая ценность – разные вещи. И если природа полезности рассматривается такими науками, как физиология, психология, социология, то предмет экономической теории составляет исследование природы ценности. Что же представляет собой эта природа? Вот как определяет экономическую ценность австрийский экономист конца XIX – начала XX вв. Евгений Бем-Баверк (1851 – 1914) в работе «Основы теории ценности хозяйственных благ»: «Для образования ценности необходимо, чтобы с полезностью соединялась редкость – редкость не абсолютная, а лишь относительная, по сравнению с существующей потребностью в вещах данного рода».

Вышеприведенное положение можно выразить вкратце следующим образом: все хозяйственные материальные блага имеют ценность, все свободные материальные блага ценности не имеют.

Ценность простого стакана воды для человека, путешествующего по пустыне, возрастает пропорционально усилиям, необходимым для получения и сохранения этой воды. Обобщая это положение, можно констатировать, что экономическим значением обладают только те блага, обретение и сохранение которых требует усилий, и чем больше необходимы усилия, тем выше экономическая ценность блага.

  • Бем-Баверк Е. Основы теории ценности хозяйственных ценностей // Австрийская школа в политической экономии: К. Менгер, Е. Бем-Баверк, Ф. Визер. М., 1992. С. 260.

Образ новой экономики: экономика инноваций, экономика интеллекта, экономика впечатлений

Видеозапись дискуссии «Образ новой экономики: экономика инноваций, экономика интеллекта, экономика впечатлений» на сайте Полит.ру

Новая экономика – это то, что возникает на наших глазах, поэтому еще не могло появиться ее исчерпывающего понимания. Если соберется десять человек, то и мнений о ней будет примерно столько же…

Мы публикуем резюме регулярного вторничного “Открытого семинара” “Полит.ру” и Института национальной модели экономики, созданного для обсуждения позиции нашего экспертного круга и сообщества. Предметом обсуждения на очередном семинаре стал «Образ новой экономики: экономика инноваций, экономика интеллекта, экономика впечатлений». Участники обсуждения (кроме собственно «Полит.ру») –представители ГУ — Высшая школа экономики: ректор университета Я.И.Кузьминов, проректор С.Ю.Рощин, зав. отделом аналитических исследований Института статистических исследований и экономики знаний М.Е.Дорошенко, заместитель директора того же института, директор Международного научно-образовательного Форсайт-центра А.В.Соколов, заведующий кафедрой прагматики культуры, президент Фонда научных исследований «Прагматика культуры» А.Б.Долгин, а также традиционные участники семинара Михаил Арсенин, Сергей Ениколопов, Григорий Глазков, Даниил Александров, Олег Мудрак.

Хотя тема была сформулирована как чисто экономическая, дискуссия, как это обычно бывает, оказалась междисциплинарной. Проблемы инноваций в обществе не могут ограничиваться только экономической сферой, приходится учитывать и социологические, и психологические вопросы, потому что новая экономическая ситуация предполагает иные формы социального взаимодействия, нетрадиционное потребительское поведение и пр. Без учета «человеческого фактора» крайне сложно понять и экономику нового типа.

Где найти новую экономику

Новая экономика – это то, что возникает на наших глазах, поэтому еще не могло появиться ее исчерпывающего понимания. Если соберется десять человек, то и мнений о ней будет примерно столько же. Можно говорить о двух процессах, которые происходят одновременно. Во-первых, идет очень быстрый рост инноваций, не только технологических, но самыхразных: постоянно открываются и закрываются предприятия, создаются новые социальные комбинации и т. д. Если темпы изменений не снизятся, мы окажемся в положении человека, который зашел в калейдоскоп и перестал воспринимать мир как целое.

Во-вторых, идет очень быстрый процесс обогащения примерно 1/3 мира. А потому резко увеличиваются возможности человека, которые он использует в более интересной работе, более разнообразным отдыхе и, разумеется, резко меняется потребление, причем не только количественно, но, прежде всего, качественно. И на этой основе возникает несколько новых феноменов. Формируется экономика интеллектуального потребления, когда человек потребляющий не менее креативен, чем производитель. Этот феномен вызывает к жизни новые сервисы, новые отрасли экономики, которые можно назвать экономикой впечатлений. Яркий пример экономики впечатлений — это культурный туризм, для которого требуется огромная инфраструктура: гостиницы, транспорт, обслуживание и пр. Вся эта экономика возникает и развивается потому, что люди хотят и требуют новых впечатлений.

Такое поведение в рамках марксизма называли воспроизводством человеческого капитала. И этот капитал воспроизводят здравоохранение, на которое в США идет сейчас 16-17% ВВП, образование, та же экономика впечатлений. К сожалению, у нас этому сектору уделяется пока мало внимания. И еще одно существенное обстоятельство. Самый важный ресурс сегодня – это время. В индустриальную эпоху время четко подразделялось на рабочее и нерабочее, свободное. Сейчас то время, которое раньше считали свободным, перешло в сферу экономики — это время, когда осуществляются инвестиции в свой собственный человеческий капитал.

Инновативность научно-технического прогресса уже такова, что резко превышает возможности людей освоить те возможности, которые заложены в купленных ими приборах. Покупатели мобильных телефонов не только не могут использовать все имеющиеся в них функции, но в большинстве случаев даже не знают о многих из них. Технический прогресс опережает возможности и потребности людей. При этом темпы обновления техники настолько высоки, что просто несравнимы со сроком физического разрушения этих вещей Конечно, мода, которая заставляла приобретать все новые товары, хотя не износились старые, существовала и раньше, но она охватывала очень узкий сектор потребителей: на одну модницу приходилось 50-100 женщин, которые себе не могли позволить менять по два-три платья в сезон. Сейчас же быстрая смена всех товаров потребления носит массовый характер, поскольку стала доступной. И это массовое потребление стало двигателем экономики.

Развитие информационных технологий заставляет людей по-новому относиться к книгам, к потенциально полезным знаниям. Мы оказываемся вынуждены найти новую модель выбора, когда мы не можем проверить 95% того, чем мы пользуемся. Этот выбор может быть стадным, статистическим. Умирает ли при этом или сохраняется, но в новом виде, модель рационального выбора?

Еще одна важная черта новой экономики – соотношение издержек на производство товара и его продвижение. Сегодня производственные затраты составляют лишь четверть розничной цены: все остальное – это плата за продвижение товара. Постепенно стирается грань между производственными издержками и транзакционной составляющей. Все больше производятся не товар, а социальный статус, социальные сети.

В новых условиях производительность услуг растет не такими темпами, как производительность товаров, но это явление временное. Сейчас основная часть услуг еще носит массовый характер, но и здесь процесс индивидуализации быстро нарастает, услуги все больше становятся креативными. Иными словами, и в этой области начался переход от экономики бедности к экономике богатства.

В бедном обществе преобладает недифференцированный спрос. Человек чувствует себя хорошо тогда, когда у него есть то, что есть у всех. Так было в СССР. В обществе более богатом происходит диверсификация спроса, которая ведет к диверсификации предложения. Человек чувствует себя хорошо тогда, когда у него есть то, чего нет у всех или хотя бы у очень многих. Тенденция новой экономики — это тенденция к индивидуализации, а потому нарастанию креативности. Если раньше у нас инновационные направления экономики ориентировались преимущественно на госзаказ, на военную промышленность, то сегодня – на индивидуализированного потребителя.

Меняются ли ценности

Все, что принято понимать под «экономикой впечатлений» или «экономикой интеллекта» как модель описывается пирамидой Маслоу. По мере удовлетворения массовых, наиболее насущных потребностей, на первый план выходят потребности более высокого уровня. Можно сказать, что сегодня «экономика ежовых рукавиц» сменяется «экономикой прихоти», и рынки чутко реагируют на новые потребности людей, предоставляя им максимальную свободу выбора.

Сейчас существенно меняется профиль человеческих ценностей. На первое место выходят ценности доблести и чести, презентации и т.д., эти ценности получают свое отражение, в том числе и в денежных транзакциях, что является большой проблемой для экономики, в которой эта гуманитарная составляющая просто не учитывается, не имеет релевантного отражения в денежных индикаторах. Еще одно важное обстоятельство: в новых условиях все больше происходит переход к экономике дара. По мере того, как люди становятся богаче, им все более свойственен патронаж, а в ближайшие годы такая практика, вероятно, станет еще более распространенной.

В новой экономике, по-видимому, перестает действовать первый закон Госсена — об убывающем предельном удовлетворении. Закон этот говорит о том, что второй глоток воды менее ценен, чем первый, и как только одна потребность удовлетворяется, человек переходит к другим. Но сегодня модель поведения совершенно иная, поскольку все больше и больше люди удовлетворяют не базовые потребности, а прихоти. Такое поведение можно обозначить как коллекционное: следующий элемент в коллекции не менее, а часто более ценен, чем предыдущий, а последняя марка редкой серии может стоить дороже всех предшествующих. В отличие от экономики традиционной, мы сегодня перешли на тот этап, когда потребляются блага, не имеющие прямых субститутов, а потому и их полезность не убывает. Так, человек, получая новые впечатления в рамках культурного туризма, не насыщается: каждая следующая страна может быть интереснее предыдущей.

Закон Госсена говорит о предельной полезности, о том, что происходит при потреблении каждой следующей однородной единицы. Но можем ли мы говорить об однородности, если все они разные.

Рациональность говорит о том, что при бюджетных ограничениях мы выбираем оптимальный набор свойств. Как только мы попытаемся сбросить индустриальные стереотипы с неоднородной продукции, у нас появляется очень много вопросов, но появляются и некоторые ответы. Почему у телефона столько функций? Это попытка дать каждому человеку возможность создать для себя оптимальную индивидуальную систему. Экономисты оказываются просто на пороге смены парадигмы, поскольку экономическое поведение перестало описываться традиционными экономическими законами – ведь иным стал сам человек-потребитель, изменились принципы производства и отношения производителя и потребителя.

Вся современная экономика («экономика разнообразия») движима человеческим позиционированием, которое можно назвать «Походить и отличаться». Человеком в своих гуманитарных потребностях руководят две важнейшие движущие силы. Во-первых, он хочет быть принят в определенные клубы, сообщества. Это экономика коммуникаций, когда люди хотят быть уверенными, что им предстоит общаться содержательно, и они знают, с кем хотят общаться. Для того чтобы войти в эти клубы нужно предъявить определенные атрибуты, сходные с атрибутами других членов сообщества. После того, как человек в клуб вошел, он должен заработать в нем репутацию, а для этого нужно не только быть похожим на других членов клуба, но и отличаться от них, иметь некие индивидуальные свойства. И вся современная экономика обслуживает именно эти потребности в счастливой и содержательной коммуникации.

Так что новая экономика требует принципиально иных ценностей. Если старая экономика работала с массовыми ценностями, то новая – с групповыми и индивидуальными. Правда, работает она с ними пока не очень успешно, так как ценностные изменения опередили экономические возможности их учета.

Что происходит с «рациональным поведением»

На первый взгляд, в условиях новой экономики экономическое поведение людей теряет свою рациональность. Действительно, люди, для которых чрезвычайно велика ценность времени, тратят многие часы, стоя в пробках. Кажется, что это абсолютно нерационально, ценнейший экономический ресурс можно сохранить, если ездить в метро. Другой пример: раньше люди приходили в магазин, чтобы купить что-то конкретное и действительно необходимое. Сейчас они нередко заходят в магазин просто так, чтобы что-нибудь купить, и это «что-нибудь» далеко не всегда — самое нужное и полезное. Рационально ли такое поведение?

Тем не менее, рациональность, как кажется, сохраняется, только меняет свою форму. Рациональность бедности и необходимости меняется на рациональность богатства и, в какой-то мере, прихоти. Люди часами стоят в пробках, потому что они не могут по-другому, потому что вынуждены так жить. Во-первых, это норма для их социальной среды. Во-вторых, находясь в метро, они могут понести и чисто экономические потери, если окажутся не способными ответить по телефону важному контрагенту или клиенту. К тому же, находясь в пробке в хорошем автомобиле, человек чувствует комфортнее, чем в толчее и давке вагона метро. То есть если ценность времени и снижается, то растет ценность комфорта и статуса. Но, наконец, в-третьих, находясь в пробке можно слушать аудиокниги, музыку, то есть не потерять своего драгоценного времени.

Критерий рациональности — это последовательное поведение, направленное на максимизацию удовлетворения в заранее определенной форме. Таких критериев становится все больше. Для резко ограниченной в средствах бабушки главный критерий рациональности – экономия средств. Поэтому она готова пожертвовать временем в поисках наиболее дешевого продукта, а потом еще постоять в очереди за ним. Для человека обеспеченного и занятого время — гораздо более важный ресурс, а критерий отбора – не цена, а качество и престиж. Поэтому такой человек не будет тратить время на поиски дешевого продукта или услуги. Экономия времени здесь не ставит под угрозу престиж и статус: ведь он будет делать покупки в крупной дорогой сети магазинов, бренд которой по идее обеспечивает и качество продукта. Это его рациональность. Отметим, что в отличие от специального метро «для богатых», дорогих магазинов вполне достаточно.

Конечно, на индивидуальном уровне можно встретить много примеров иррационального относительно групповых норм и ценностей поведения. Чудак-миллионер может, экономя каждую копейку, приобретать продукты на рынке, делая тем самым отсылку к тем временам, когда был молод и беден. Но на уровне экономических моделей интересно все-таки не индивидуальное, а групповое, клубное поведение.

Серия и индивидуальность

Очень сложный вопрос: насколько индивидуализированным все же становится потребление? На первый взгляд, степень индивидуализации растет безгранично. Но если присмотреться, мы видим, что в значительной мере сохраняются все же групповое предложение и групповые предпочтения. Возьмем фильмы-блокбастеры, у которых огромная, многомиллионная аудитория. Каждый из этих фильмов индивидуален, но в принципе коммерческое кино строится на основе некоторых известных приемов, но использованных в разной комбинации. То же самое касается массовой литературы: каждая книга – индивидуальный продукт, но написанный по некоторым рецептам, есть даже учебники, как писать детективы, любовные романы и т.д.

В крупных сетевых магазинах ассортимент товаров огромен и кажется, что выбор при покупке делается случайным образом. Но групповая принадлежность проявляется на уровне выбора самого магазина, так что это уже групповое, а не полностью индивидуальное поведение.

Да и в том случае, когда человеку кажется, что он делает строго индивидуальный выбор, — это часто иллюзия. Эту иллюзию специально создают производители, «расцвечивая» по-разному базовую модель товара, и, кажется, что каждый потребитель получает свой индивидуальный товар. Во многих глянцевых журналах есть реклама «Volvo». При этом показывают 50 разных по внешнему виду модификаций, но базовая-то модель одна, а безграничный выбор – это только видимость полной индивидуализации.

Примерно так, вероятно, будут поступать производители и в будущем: для некоторых (относительно немногих) потребителей действительно будет создаваться индивидуальный продукт, а для других, чтобы удовлетворить их потребность «быть не как все», массовый продукт будет раскрашиваться в разные, индивидуальные цвета.

Направление движения

Скорее всего, в новой экономике потребление начнет играть на порядок большую роль, чем раньше. Пока экономика в большинстве своих секторов на индивидуальные запросы потребителя не ориентируется. С одной стороны, потому, что потребитель не имеет возможности предъявить свой консолидированный спрос. Там, где этот спрос предъявляется, экономика вынуждена его учитывать. Как, например, с культурным туризмом и массовой ориентацией на получение новых впечатлений. Или с желанием получить автомобиль именно «мой», отличный от других.

Так все больше будет происходить не только с особо богатыми людьми, но и в гораздо более массовых масштабах. Арабские шейхи давно уже имеют возможность заказывать себе автомобили с золотом и бриллиантами в качестве декора, но их положение – еще не свидетельство новой ситуации в экономике, но лишь узкий фрагмент отношений актора (заказчика) и агента (производителя). Так вот именно актору в новых экономических условиях будет принадлежать все более субъектная, активная роль.

Если население будет становиться богаче, все более разнообразными станут запросы на то, что раньше называлось рекреацией. Эта отрасль экономики будет становиться все более разнообразной, а ее доля в ВВП — все выше.

С другой стороны, если производство начнет ориентироваться только на запросы и потребности людей, то технический прогресс, развитие технологий просто прекратятся. Возьмем те же мобильные телефоны с избыточным для большинства потребителей набором функций: не потребители требуют от производителей, чтобы с каждым годом эти приборы становились все сложнее. Прогресс технологий идет сам по себе, и он обязательно будет усиливаться.

Современная экономика в своем потребительском секторе давно уже не работает на удовлетворение существующих запросов и потребностей людей. Есть мощная индустрия рекламы, которая эти потребности создает, формирует вослед возможностям производителей, а потом производители их удовлетворяют. Именно рекламная индустрия создает сегодня спрос на новинки. Завтра ножницы между запросами потребителей и предложением будут все больше усиливаться: развитие технологического прогресса будет все больше опережать «исходные» потребности людей, а реклама и промоутинг будут занимать еще большую долю в цене товара или услуги.

Вопросы без ответов

Прогнозы на будущее, тем более в области инноваций и креатива строить крайне сложно. Тем более, сегодня, когда не разработаны многие важнейшие теоретические вопросы. Когда речь идет о новой экономике, то многие понятия не имеют еще общепринятой и общепризнанной терминологии. Более того, даже в самом общем виде нет консенсуса в том, что является принципиально новым, инновацией, а что проявление давно (или не очень давно) возникшего тренда, просто проявившегося более ярко и заметно.

До сих пор не удалось формализовать то, что понимается под «новой экономикой». В начале 2000-х годов разграничение было таким: то, что относится к индексу NASDAQ — это новая экономика, а то, что к Dow Jones — экономика старая, традиционная. Другой критерий: новая экономика – это когда оборачиваемость превышает естественную изнашиваемость товара. Но эта тенденция нарастала в течение всего XX века: еще в самом его начале реклама в США внушала потребителям, что в этом году не модно и даже неприлично ездить в автомобиле такого размера и формы кузова, как в прошлом. Может быть, новая экономика наступает после того, как превышен некий порог соотношения оборачиваемости и износа?

А вот еще один подход к проблеме. Проводилось исследование, в ходе которого подсчитывались транзакционные издержки. В 1870 году они составляли 25% цены товара, в 1970 г. – 50%, сейчас уже около 75%. Может быть, именно доля транзакционных издержек — это четкий показатель новой экономики? Тогда какая их величина является границей новой и старой экономик? Как отмечалось выше, новая экономика предполагает, в первую очередь, удовлетворение не базовых потребностей, а прихотей, клубных запросов. Как рассчитать это соотношение и какая доля клубных запросов характеризует наступление новой экономики?

И самый главный вопрос, который пока не нашел решения: новая, инновационная экономика это некий уклад, который сосуществует с какой-то другой, старой экономикой, или это состояние всей экономики в некоторых странах, начиная с какого-то момента?

Новая боль экономики: молодежь не хочет потреблять как нормальные люди

Им всё это «дико, например» (с): пенсионные накопления; ипотека и тянущая жилы работа на одном месте; мифическая необходимость «верхнего образования»; дети, рожденные в возрасте до 35 лет; географическая привязка по принципу «где родился, там и сгодился»; троглодитская политика каких-то олдовых полковников, мешающая их сетевой жизни; семейные «ценности» – дача, гараж, инвестиционная квартира, мебель из массива дерева на века, сотни бумажных книг чисто для интерьера и хрусталь на полках…

Впервые в человеческой истории и истории России на сцену во весь рост вышел постматериализм – совершенно новая модель экономического и социального поведения, носителями которой в основном являются молодые люди, родившиеся в конце 90-х и после 2000 года. Они не хотят потреблять товары и услуги так, как это принято у нормальных людей. И «нормальных» людей они боятся и не понимают их устаревших устремлений, пристойных скорее для хомяков, чем для представителей новой цифровой цивилизации.

По данным Росстата за 2018 год, в России насчитывается примерно 25 миллионов человек в возрасте от 15 до 29 лет. Как бы ни старались их не замечать «менеджеры страны», эти молодые люди – огромная сила. И в ближайшие годы она будет способствовать слому традиционной экономики, в том числе – агонии пенсионной системы.

Ученые из Московского гуманитарного университета и Российского государственного социального университета в своем исследовании новых поведенческих моделей молодежи в экономике сообщают: происходит цивилизационный сдвиг, очередная волна развития постиндустриального общества, которая характеризуется сменой ценностей.

Им вторят сотрудники Российского государственного педагогического университета им. Герцена: новому условному «поколению Z» присуще мировоззрение, которое принято обозначать как «постматериализм».

Термин был предложен еще в 1977 году американским социологом Роландом Инглхартом. В то время Инглхарт, изучая результаты соцопросов, заметил, что обеспеченную молодежь западных демократических стран все меньше интересуют сугубо материальные проблемы, и все больше – вопросы гражданских свобод и экологии.

К концу 2010-х годов из-за фантастического цифрового рывка, бурного развития интернета и связанного с ним особого сектора экономики постматериализм превратился из не очень внятного социологического концепта в реально существующее явление.

Российские ученые-педагоги отмечают: «поколение Z» выросло среди цифровой глобализации – буквально в интернете, в котором всё связано со всем. Цифровые технологии для молодежи – обыденность, а не мечта, как это было, например, у их родителей.

Видя весь мир на экранах удобных гаджетов, молодые сформировали собственные ценности. Они ориентированы на стремительный социальный «взлет», на частую смену жизненной обстановки, на быстрые результаты от приложенных к чему-либо усилий. Они выстраивают свою жизнь вокруг разнонаправленных интересов, а о далеком будущем заботиться не хотят.

Для молодых являются нонсенсом такие явления, как, например, традиция присваивать звание «ветеран труда». Они вполне адекватно удивляются тому, что кто-то в здравом уме готов вкалывать в одной и той же отрасли 25-40 лет и добиваться ведомственных или государственных наград ради каких-то эфемерных льгот в старости.

Им странно само это словосочетание – «ветеран труда». Почему, собственно, «ветеран»? Труд – это что, война? Почему везде должно быть место подвигу?

Они боятся жить и уходят в цифровые фантазии? Или это реально новые ценности?

Исключительно важным молодые люди полагают иметь право на самостоятельность, независимость, неприкосновенность частной жизни и свободу слова. Также они выстраивают собственную, необычную и довольно активную философию потребления. Канадский ученый Дон Тэпскот назвал это поколение «сетевым». В своей работе «Выросшие цифровыми: как сетевое поколение меняет мир» (2008 г.) он среди прочего утверждал, что новая потребительская философия молодежи – это всего лишь попытка спрятаться от реальных жизненных проблем и страхов, которые с ними связаны.

В чем-то с Тэпскотом можно согласиться, потому что одной из характерных черт «поколения Z» является избегание ответственности – в профессиональной сфере, в сфере владения материальными активами, в сфере отношений и деторождения. Хотя речь скорее идет об избегании обстоятельств, которые приводят к несению ответственности. Однако не может ли оказаться так, что молодые люди на самом деле проявляют некий новый здравый смысл? И избегают слишком прочных материальных и человеческих уз неспроста?

Ведь одной из главных ценностей «зэтов» является собственная самореализация – профессиональная, творческая, личная.

Исследования российских ученых показывают, что ценности отечественных представителей сетевого поколения имеют отчетливо нематериальный характер. Они потребляют ради удовольствия, у них нет мотивации к длительному накоплению материальных ресурсов. Также у них снижена склонность к предпринимательскому риску. Зато они ценят умение работать в команде (хотя работа может вестись удаленно, а общение команды быть сугубо виртуальным).

Авторы исследования «Трансформация экономической и трудовой модели поведения современной молодежи в условиях становления цифрового общества», на которое мы уже ссылались выше, выделили 8 новых поведенческих тенденций условных «зэтов»:

<ol>

  • Они быстро переключаются при потреблении информации. Плохо концентрируются на ней и неглубоко прорабатывают вопросы, которые их интересуют. Хорошо воспринимают наглядную информацию. Делают это маленькими порциями. Не любят вникать в текст, лучше понимают иконки, смайлики, видео и картинки. Сосредоточение на одной задаче и выполнение её до конца требует от «зэтов» значительных усилий.
  • Для этого поколения долгосрочные тренды отсутствуют. Горизонт планирования у молодых минимальный. Они как бы всё время в «потоке», который формируется социальными сетями и меняется ежесекундно.
  • Мотивация к деятельности слабая. От постепенного движения к успеху «зэты» отказываются. Интерес к реальной физической жизни, к миру снижен. Само понятие «ценности» размыто и теряет материальную форму. Ценности становятся абстрактными и представлены они в виртуальной среде.
  • Установка на гедонизм распространяется на всю деятельность, в том числе на трудовую. Успехом считается личное счастье. Измеряется оно разнообразием образа жизни и удовольствием от существования, а не богатством и социальным статусом. Работа, конечно, должна приносить доход, но при этом давать радость и не отнимать много времени. «Вкалывать» никто не готов. Говоря о счастье, молодые практически не употребляют слов «карьера» и «престижная работа». Главное, чего они ждут от будущего – это комфорт и спокойствие.
  • У «зэтов» отмечена привычка отделять себя от государства и от семьи. Они индивидуалисты. Поиск своего личного пути – основная установка. Ценность того, чтобы вести совместную деятельность с другими, быть полезным обществу в целом, для молодых сомнительна. 57 % представителей поколения заявляют, что у них нет кумиров, 16 % затрудняются с ответом. Подражать предпочитают родственникам и историческим персонажам.
  • Норма жизни вместе с другими людьми на одной территории отмирает, потому что само понятие «территории» не имеет смысла в виртуальной среде. Это приводит к трудностям в формировании понятия о правилах «общежития» в конкретном месте. Молодым непросто договариваться о несении ответственности за территорию и соблюдении норм совместного существования. Это порождает трудности адаптации в коллективе при работе «в реале».
  • «Зэты» боятся обыденности, в которой нет места спонтанности, интенсивным переживаниям и ярким впечатлениям.
  • К собственному здоровью молодежь относится пассивно, ведет малоподвижный образ жизни. Их устраивает долгое сидение с гаджетами, имеющими выход в интернет.
  • </ol>

    Названные тенденции на первый взгляд выглядят несколько негативно. Однако если вдуматься – почему плохо то, что молодые хотят получать впечатления от путешествий и сиюминутных развлечений? То, что они не желают быть обременены недвижимостью и другими экономическими активами? То, что имеют пониженную склонность к бизнес-риску, что нацелены на реализацию коротких проектов с минимальными вложениями денег и усилий?

    Да ничего в этом нет плохого. Просто это становится угрозой для сложившейся традиционной экономики – вот в чем проблема. Ценности молодых подвергают испытанию ее устойчивость.

    Они не хотят создавать собственное материальное «наследство»

    Новое поколение слишком «текуче» для того, чтобы обеспечивать бизнесу постоянно доступный трудовой ресурс. Молодые не желают засиживаться на одном месте и делать скучную работу, не видя быстрых результатов своего труда.

    Из-за слишком близкого горизонта планирования молодежь не хочет накапливать личные материальные ресурсы и сберегать их. Этим людям трудно продавать то, что их не интересует здесь и сейчас. В чём и кроется корень «зла» для традиционной экономики.

    Поколение Z не вникает в долгосрочные экономические тренды. Поэтому с ним не получается говорить о них ни лично, ни в форме общественной дискуссии. Меж тем всё «остальное» общество традиционно мечтает о постоянном и сбалансированном экономическом росте.

    Лауреат нобелевской премии по экономике Эдмунд Фелпс в свое время вывел некое «золотое правило» такого роста. Если говорить упрощенно, не вникая в формулы, он считал, что сбалансированный рост экономики возможен при условии, когда каждое поколение сберегает для будущего такую же (или чуть большую) часть национального дохода, какую оставило ему предыдущее поколение. При этом Фелпс настаивал, что потребление должно быть максимизировано, но так, чтобы накапливаемый капитал «не проседал». Если же капитал слишком вырастает, то обществу следует начинать больше тратить.

    Так вот, поколение Z вообще не желает заботиться о капитале. В том числе – о собственном пенсионном, что создает большие риски для и так безнадежно больной пенсионной системы России.

    Кроме того, нежелание накапливать и сберегать у миллионов молодых уменьшает возможность для бизнеса занимать «длинные деньги» у банков и опосредованно у государства (которые в теории помогают обществу копить ресурсы).

    Мало того, мы уже согласились с тем, что склонность к деловому риску у «зэтов» низка. Большинство из них не будет создавать никакого бизнеса. Но что же они собираются делать в жизни?

    Исследования показывают, что молодые ценят творческий интеллектуальный труд в нескольких отраслях, так или иначе связанных с интернетом, ПО, наукой, искусством, музыкой и т. п. Они скорее склонны инвестировать в себя как в «человеческий капитал», чем в материальные активы. Вероятно, этот капитал в будущем станет вполне способен создавать на рынке платежеспособный спрос.

    Понятие «экономическая ценность» для молодежи переносится в нематериальную сферу. По их мнению (и это доказывается сегодня повсеместно), нематериальное вполне может генерировать деньги.

    В связи с этим существующая ныне в России неповоротливая и косная система образования мыслящих молодых людей приводит в недоумение. В также упоминавшемся нами исследовании сотрудников РГПУ им. Герцена «Постматериальные ценности и жизненные ориентации поколения Z: цифровая молодежь в образовательной системе современной России» подчеркивается: «зэтам» непонятна необходимость госкэзаменов и ЕГЭ, само школьное образование для них выглядит обязаловкой без объяснений.

    Молодежь поняла ценности самообразования. Для самых сообразительных и дерзких школа вообще перестала быть чем-то полезным. Интернет полезнее. На крайний случай есть онлайн-курсы, на которых можно обрести новую профессию.

    Молодых призывают иметь нешаблонное мышление и в это же время натаскивают на шаблонные ответы для успешного прохождения тестов. Им предлагают перенимать опыт у всего мира и одновременно ограничивают в вузах развитие учебных программ, не приводя их в соответствие с потребностями времени (особенно это заметно для специальностей в сфере программирования и IT вообще).

    Ученые-педагоги сообщают: для студентов стали характерны частые переходы из одного вуза в другой и смена специальности.

    Выпускники школ, берущие паузу на несколько лет перед поступлением в колледж или университет «для самоопределения», уже не редкость. «Статусность» традиционного образования подвергнута молодыми сомнению. Цитируем: «…для «зэтов» не существует ни идеологии, ни авторитетов как таковых…»

    По мнению ученых, молодые «…привыкли выделять важное из главного и значительно фильтровать количество получаемой информации, что является ключевой компетенцией, необходимой как в информационном обществе, так и в обществе, основанном на знаниях…».

    Прогрессивные педагоги, похоже, гибче, чем экономисты – они общаются с новым сетевым поколением непосредственно и, кажется, не видят большой проблемы в том, что оно такое «странное». Некоторые учителя ищут подходы к нему, чтобы выработать новые методы эффективного образования. Снова цитируем:

    «…Надо признать, что ценности являются фундаментальными жизненными ориентирами современной молодежи, и без их учета становится невозможным организовывать образовательный процесс».

    У «зэтов» тоже есть вопросы к старшим поколениям

    Беспокойство экономистов и социологов по поводу того, что молодежь не желает перенимать традиционные модели потребления и накопления, вполне понятно. Однако у самих молодых есть собственное беспокойство, которое выражается не только в избегании ответственности и постироничных мемах. Молодые тоже могли бы спросить:

    • Почему мы обязаны заботиться о фетише сбалансированного экономического роста? Вроде бы теории о грядущем перенаселении Земли родом из 20-го века уже опровергнуты и перенаселения не будет? Имеющихся ресурсов вполне достаточно для всех. Может быть, просто кое-кто их традиционно перераспределяет в свою пользу? И поэтому бедные беднеют, а богатые богатеют?

    • Почему мы должны рожать рано и много, отказывая себе в самореализации? У вас какие-то планы на наших детей?
    • Почему нам мешают свободно перемещаться между странами? Находить собственные пути для образования и работы? Почему мы попадаем под какие-то санкции и подозрения исходя из нашей формальной принадлежности к какому-то «государству»?
    • Почему наш интернет, наши мессенджеры и соцсети постоянно пытаются отрегулировать, ограничить, заблокировать? Это наша естественная среда обитания, образования, творчества и работы!

    Много подобных вопросов могли бы задать молодые. И у них есть право голоса. Только в нашей стране их 25 миллионов. А за ними следует еще одно поколение – примерно 25 миллионов россиян, которым сегодня от 0 до 15 лет. И многие из них поняли навигацию на YouTube раньше, чем стали произносить свои первые слова.

    Возможно, что «угроза» традиционной экономике, которую несет странная поведенческая и потребительская повадка сетевых поколений – вовсе не то, чем кажется. А сама эта экономика – угроза для счастья молодых.

    Это экономика должна поменять свое понятие о человеческом счастье, а не новые поколения – отказаться от него и покорно сунуть шею в ярмо, чтобы тянуть и дальше «в гору» этот прогнивший мир.

    От автора: в качестве иллюстраций использованы мемы и скриншоты из коллекции паблика в «ВК» «Котик в жёлтой вязаной шапочке с глазами».

    Экономическая ценность

    Зачастую потребитель покупает тот товар, который ему нужен или удовлетворяет его запросы. Изучение экономической ценности фокусируется на предпочтениях индивидуумов на рынках, а также распределении ими денег и времени.

    Бренды создают со своими клиентами эмоциональные связи, которые выходят за пределы общих характеристик выпускаемых продуктов. Подобная стратегия приводит к существенному повышению их экономической ценности.

    Уже на протяжении более двух столетий экономисты задаются одним и тем же вопросом: «Почему человек склоняется к приобретению каких-то конкретных товаров из предложенных на рынке, а не других с похожими характеристиками?» Эти вопросы породили ряд теорий, которые объясняют разницу между ценой и ценностью, а также общие черты, свойственные этим двум понятиям. В основе самой известной теории лежит экономическая ценность, которая является системой измерения, представляя максимальную сумму, которую потребитель готов заплатить за тот или иной товар в условиях экономики свободного рынка. Кстати, иногда ошибочно полагают, что рыночная цена товара соответствует его экономической ценности. Однако рыночная цена всего лишь указывает минимальную сумму, которую потребители готовы заплатить за продукт.

    С начала 1970-х годов японская компания Sanrio применяет стратегию создания эмоциональных связей со своей целевой аудиторией, продавая по всему миру разнообразные аксессуары и другие товары, на которых присутствует популярный персонаж-Hello Kitty.

    Обычно экономисты полагают, что на рынках есть индивидуумы, не поддающиеся внешнему влиянию и точно знающие, какая продукция им больше подходит. Таким образом, в основе теории экономической оценки лежат личные предпочтения и выбор каждого потребителя. Многие люди действительно готовы заплатить больше рыночной цены определенного товара, а значит, в этом случае экономическая ценность превосходит рыночную цену. По мнению некоторых экспертов, которые изучают эти явления, иррациональность в момент приобретения товаров свойственна большинству потребителей во всем мире. Поэтому большинство брендов стремятся создавать с покупателями эмоциональные связи. Современные экономисты также склоняются к тому, что экономическая ценность является субъективной для потребителя и зависит от психологических факторов, а поиск удовольствия играет в этом не последнюю роль. Помимо этого для полного изучения данного явления также учитывают еще один важный фактор: максимальную сумму других товаров, с которой индивидуум готов расстаться, чтобы приобрести какие-либо из них. То есть, если человек выбирает только из двух товаров, например между хлебным багетом или пачкой макарон, экономическая ценность первого измеряется также суммой, которую покупатель готов заплатить за второй, чтобы приобрести первый. Это явление известно в экономике, как вмененные (альтернативные) издержки.

    ПАРАДОКС ЦЕННОСТИ
    Шотландский экономист XVIII столетия Адам Смит был одним из первопроходцев в исследовании поведения потребителей. Свои идеи он изложил в книге «Богатство народов», написанной в 1776 году.

    Смит пришел к выводу, что индивидуум не стремится к богатству по личной необходимости, а им движет желание выделиться среди людей и таким образом добиться признания в обществе, приобретая, по большому счету, ненужные товары. Это утверждение не утратило своей актуальности спустя два столетия, поскольку напрямую связано со способом функционирования современного общества потребления. Шотландский экономист в своих работах также обосновал, что труд является самой эффективной мерой определения неизменной ценности всей продукции. Это утверждение породило так называемый парадокс ценности, в котором Смит излагает свое восприятие экономической ценности посредством наблюдения за водой и алмазами. Он отмечает, что вода — необходимый источник для выживания человека, и ее ценность очень высока, однако для ее получения практически не требуется затрат труда, поскольку это благо предоставляет сама природа. Поэтому воду априори нельзя обменять на другие блага — почти везде она встречается в изобилии и доступна практически каждому индивидууму. Алмаз, наоборот, имеет ценность ввиду своей редкости. Чтобы он стал драгоценным камнем, на который впоследствии можно обменять большое количество благ, требуется провести целый комплекс работ.

    Алмаз часто приводят в качестве примера для определения экономической ценности, поскольку благодаря его редкости он является очень ценным предметом роскоши, который помимо всего прочего растет в цене стечением времени.

    ЦЕННОСТЬ И ИСКУССТВО
    В 2008 году английский экономист Дональд Томпсон написал книгу «Как продать за 12 миллионов долларов чучело акулы», в которой исследует связь между психологией и экономикой в мире современного искусства, где экономическая ценность той или иной работы приводит к тому, что за нее выкладываются запредельные суммы. В книге автор приводит интервью с различными коллекционерами, которые обогатились за счет экономической ценности некоторых картин.

    Англичанин Дэмьен Херст считается самым богатым художником своей страны. Его состояние оценивают в 215 миллионов фунтов стерлингов, которые он заработал благодаря экономической ценности его работ (за некоторые из них заплатили более 190 миллионов долларов США). С 1990-х годов Херст выставляет свои картины в галереях всего мира.

    МАРЖИНАЛИСТЫ И УТИЛИТАРИСТЫ
    Есть две крупные экономические школы, которые занимаются изучением экономической ценности. Одна из них — школа маржинализма, которая связывает цену и ценность товара с такими психологическими факторами, как желания и чувство принадлежности к группе, а не только с затратами на его производство. Среди наиболее значимых экономистов-маржиналистов — англичанин Уильям Джевонс (1835-1882) и австриец Карл Менгер (1840-1921). Другая школа экономики — утилитаризм — основывается на том, что цена и ценность товара определяются его способностью доставлять человеку радость. Англичане Джереми Бентам (1748-1832) и Джон Стюарт Милль (1806-1873) — самые известные теоретики-утилитаристы.
    ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…
    В 2012 году американская компания Hostess объявила о прекращении продаж булочек Twinkies, и их экономическая ценность возросла в 10 раз.
    ПРЕДЕЛЬНАЯ ПОЛЕЗНОСТЬ ТОВАРОВ
    Другим понятием, которое широко применяют экономисты для вычисления экономической ценности продукта, является предельная полезность. Это экономическое явление измеряется степенью удовлетворенности, которую испытывает человек, потребляя дополнительную единицу определенного продукта. Таким образом, предельная полезность значительно убывает по мере потребления данного товара и всегда является субъективной для потребителя. Как правило, это понятие тесно связано с другим ключевым элементом в изучении экономической ценности: дефицитом (нехваткой). В качестве примера можно вновь привести парадокс воды и алмазов, сформулированный Смитом: ценность воды для жителей стран, где есть проблемы с ее поставкой, гораздо выше, чем для жителей стран, где нет проблем с водоснабжением. Поэтому предельная полезность в регионе, где вода имеется в изобилии, является низкой. И наоборот, предельная полезность алмазов всегда высокая ввиду их дефицита на рынках.

    Стоимость, экономическая ценность, социальная ценность и цена жизни человека

    Ревуцкий Леопольд Давыдович
    к.т.н., с.н.с., тел. 8(915)436-8776, e-mail: rev_ld@mail.ru

    Приведены понятия, термины, показатели и методы определения экономической стоимости и цены, экономической и социальной ценности и значимости жизни человека, а также стоимости человека, оцениваемой методом прямой капитализации приносимого им годового чистого дохода, когда человек рассматривается как индивидуальное (персональное) бизнес-предприятие. Представлены отдельные примеры оценок стоимости и цены человеческой жизни в нашей стране и в ряде зарубежных стран.

    Сведения на эту тему на русском языке довольно широко представлены в Интернете: в Яндексе, на 100 страницах информации по этим вопросам приведены 1000 ссылок на материалы об оценках стоимости человеческой жизни в нашей стране и в ряде других стран мира (по состоянию на 22.11.10). Сравнительно подробно методы и результаты расчётов таких оценок приведены в соответствующих обзорах на электронных ресурсах .

    По всем известным философским канонам, особенно с концептуальной, идеологической и гуманитарной позиций, а также с религиозной точки зрения, жизнь человека бесценна, т.е. не имеет ни стоимости, ни цены. Благодаря судьбе-случайности человек появляется на этот свет. Судьба, в виде того или иного набора случайностей, спорадически вмешивается в череду событий и влияет на ход, качество и продолжительность его жизни. Фатум распоряжается временем, когда эта жизнь заканчивается. Верующие утверждают, что жизнь человеку даёт бог, и он же её забирает. Поэтому, о какой меркантильности, о каких стоимостях и ценах человеческой жизни язык поворачивается говорить?

    Однако существует проза жизни, которая не позволяет о себе забывать. С социологической, экономической и экологической точек зрения показатели стоимости и цены жизни человека зачастую оказываются востребованными государствами, обществами, бизнес-структурами и персоналиями. При определении суммы соответствующих страховых взносов без оценки страховой (страховочной) стоимости жизни того или иного конкретного человека либо её какой-то усреднённой величины не обойтись.

    Выполняя долг перед обществом и государством, человек может погибнуть. К преждевременной смерти человека могут привести стихийные бедствия и катастрофы, терроризм (своевременно не предотвращенный государством), конфликты между людьми, преступность, нарушения правил техники безопасности и экологических требований на производствах, на транспорте, и т.д. В подобных случаях, как правило, возникает необходимость в компенсациях семьям и близким погибших. Размер компенсаций в разных случаях должен быть грамотно, обоснованно подсчитан. Как это сделать, не опираясь на соответствующую оценку стоимости и ценности жизни ушедшего человека, материальных потерь государства, общества и семьи, связанных с его преждевременным уходом, нельзя себе представить, если не взять эту сумму с потолка или же определить её по всегда ограниченным в тот или иной период времени финансовым возможностям компенсатора, т.е. минимизировать. В роли компенсатора обычно выступает государство или работодатель.

    И, наконец, существует такое понятие как человеческий капитал общества, национальное богатство страны в форме такого капитала. В таких случаях важно знать оценку экономической стоимости жизни, её социально-экономической ценности, доходопроизводительного потенциала, как конкретного человека, так и среднедушевую по стране.

    Таким образом, по приведенным выше соображениям следует различать, по крайней мере, три вида оценок стоимости жизни человека: экономическую, страховую и компенсационную.

    Проблемы и методы определения страховой и компенсационной стоимости человеческой жизни в данном тексте не рассматриваются. Корректной единой теории решения таких задач, к сожалению, не существует. Однако, практика установления размеров страховых и компенсационных денежных сумм в подобных ситуациях в нашей стране и в других странах мира достаточно широка и ниже будет проиллюстрирована наиболее известными цифровыми примерами.

    Далее представлены результаты попытки более внимательно присмотреться к тому, что подразумевается под экономической стоимостью жизни человека и рассмотреть возможные методические подходы к оценке и возможные упрощенные методы оценки величины такого показателя.

    Прежде всего, необходимо хотя бы кратко остановиться на двух принципиальных (одном — терминологическом и одном — фактологическом) отправных моментах:

    • основополагающее различие в понятиях стоимости и цены объекта оценки;
    • степень решённости рассматриваемой задачи на текущий момент календарного времени.

    Стоимость чего-либо как показатель — это расчётная научно, экономически, социально и/или экологически обоснованная величина, для определения которой разработаны и применяются на практике соответствующие расчётные формулы, модели и алгоритмы той или иной степени сложности, многоэтапности (итерационности), развёрнутости. Для каждого оцениваемого предмета различают несколько видов стоимостей, например, нормативную (номинальную), инвестиционную, страховую, для целей налогообложения, ликвидационную, остаточную и т.д.

    Цена чего-либо — это денежная сумма, которая должна быть обязательно уплачена или уже уплачена за рассматриваемый предмет при смене владельца этого предмета — правообладателя этим предметом. Цена предмета может быть договорной, директивной, назначенной, произвольно установленной, формальной, ничтожной и т.д. В лучших традициях учёта интересов всех участников смены правообладателя (конкретных физических или юридических лиц, общества и государства), определять цену чего-либо следует опираясь на соответствующий показатель установленной расчётной стоимости предмета рассмотрения. Цена предмета во многих случаях бывает ниже его стоимости, не соответствующей его действительной социально-экономической ценности, но может быть равной или существенно (иногда во много раз) превышать её величину. Для установления окончательной цены купли-продажи предмета, отличающейся от величины его стоимости в ту или другую стороны, обычно используют процедуры рыночного торга (уторговывания), соответствующих тендеров и аукционов.

    Есть основания полагать, что в настоящее время вряд ли найдётся человек, который станет утверждать, что рациональные методы и соответствующие им формулы единообразного определения экономической стоимости и ценности человеческой жизни уже разработаны, готовы для практического применения и применяются. Судя по современным литературным источникам и сведениям из интернета, такая задача до сих пор не решена и отправные точки подхода к её решению не нащупаны либо только обсуждаются.

    В некоторых своих предыдущих публикациях автор высказывал соображение, что в некоторых теоретических и практических целях предприятие как бизнес-объект может гипотетически рассматриваться как сложная машина (например, конвейер), как, образно говоря, человек — многостаночник и универсал, а также как специфический товар. При этом экономические и социальные закономерности, касающиеся машин, физических лиц и товаров, вполне распространимы на предприятия.

    Элементарная логика подсказывает, что в экономическом и социальном плане, отдельные закономерности, свойственные предприятиям, сложным машинам и товарам с таким же успехом могут быть распространены на экономического царя природы — человека.

    Отсюда нетрудно прийти к предположению о том, что отдельные методы определения оценок стоимости предприятий и интегральной доходности (инвестиционной привлекательности) их ценных бумаг (и государственных ценных бумаг тоже) можно адаптировать и применить для решения задач определения экономической стоимости жизни человека. Сначала эти методы будут чрезвычайно грубыми, но в дальнейшем потенциал их совершенствования видится бесконечным. Первое время результаты таких задач будут укрупнённо усреднёнными в основном как среднедушевые, затем начнётся эра постепенной дифференциации оценок этой стоимости сначала для конкретных категорий людей, а потом и для любого конкретного человека.

    Прежде всего, есть смысл различать экономическую стоимость и экономическую ценность, а также социальную ценность человеческой жизни.

    Под экономической стоимостью жизни человека будем понимать осовремененную на дату проведения её оценки общую сумму затрат (расходов) денежных средств на поддержание его существования и жизнедеятельности на белом свете с момента рождения и до самой смерти. Естественно, что при расчёте этой денежной суммы вынужденно принимаются некоторые существенные допущения, огрубляющие и усредняющие получаемый результат.

    В качестве примера представим элементарный расчёт номативно-минимальной экономической стоимости жизни человека — москвича (Сжч) при следующих исходных данных:

    продолжительность жизни — 65 лет, возраст до начала работы — 21 год, возраст при выходе на пенсию — 60 лет, срок жизни на пенсии — 5 лет.

    Нормы прожиточного минимума, установленные и действующие в г. Москва по состоянию на 01.01.2011 г. для людей разных возрастных категорий, рубли в месяц:

    • для работающего (трудоспособного) населения — 7406 руб;
    • для пенсионеров — 5057 руб;
    • для детей и молодёжи — 5568 руб.

    Годовые нормы прожиточного минимума для тех же возрастных категорий населения, рубли в год:

    • для трудоспособного населения — 88872 руб;
    • для пенсионеров — 60684 руб;
    • для детей и молодёжи — 66816 руб.

    При указанных исходных данных результат расчёта величины Сжч составляет:

    Сжч = 66,816 х 21 + 88,872 х 39 + 60,684 х 5 = 5172,6 тыс. руб (5,173 млн. руб)

    Полученная сумма характеризует минимальные социальные гарантии города Москвы своим гражданам на рассматриваемую дату. Среднероссийская сумма — существенно меньше. В разных регионах и городах России значения показателей Сжч отличаются друг от друга и обычно бывают меньше, чем в столице. Для разных семей и разных людей в одном и том же месте проживания величины Сжч, как правило, неодинаковы, и разница может быть весьма существенной.

    Судя по порядку, принятому в г. Москва для пенсионеров, приемлемо-допустимой суммой прожиточного минимума москвичей по аналогии является удвоенная средневзвешенная величина гарантированного в столице прожиточного минимума, т.е. в нашем случае 10,346 млн. руб.

    Следует отметить, что полученные значения величины Сжч могут быть признаны ориентировочно справедливыми только при принятии допущения, согласно которому покупательная способность ежегодных прожиточных минимумов за все 65 лет жизни рассматриваемого человека считается одинаковой. Таким допущением удовлетворяется требование необходимости обязательного осовременивания разновременных затрат на поддержание жизни человека.

    Фактическое значение этих затрат, которое может быть намного выше либо даже ниже, соответствующего персональному прожиточному минимуму, является уже не экономической стоимостью, а экономической ценой человеческой жизни. Например, среднегодовая экономическая цена жизни каждого члена семьи автора этого материала составляет 90,0 тыс. руб.

    Величина показателя Сжч для конкретных людей, соответствующая установленному в стране текущему прожиточному минимуму, характеризует верхнюю границу порога нищеты человека; удвоенному прожиточному минимуму — верхнюю границу порога бедности человека; восьмикратному прожиточному минимуму — экономически оправданную социальную норму материального благополучия человека. Среднемесячный доход человека в 100 тыс. руб и более свидетельствует о возможности отнесения его к категории людей богатых. Со временем эта шкала уровней благосостояния людей может пересматриваться и уточняться в сторону увеличения приведенных выше порогов.

    Экономическую ценность человеческой жизни достаточно полно можно охарактеризовать четырьмя ключевыми взаимосвязанными показателями:

    • общей доходопроизводительностью человека по добавленной стоимости за весь период его экономически активной (трудовой) жизни (Джчс) в млн. руб;
    • общей доходопроизводительностью человека по чистому доходу за тот же период календарного времени (Джчд) в млн. руб.;
    • общей прибылепроизводительностью человека по балансовой прибыли за тот же период календарного времени (Пжчб) в млн. руб.;
    • общей прибылепроизводительностью человека по чистой прибыли за тот же период календарного времени (Пжчч) в млн. руб.

    По мнению автора целесообразно различать, рассматривать и сопоставлять фактические, плановые и нормативные значения этих показателей. Нормативное значение первого из указанных показателей характеризует экономический потенциал человека за весь период его трудовой деятельности, а второго — общую экономическую ценность его трудовой жизни.

    В предположении, что среднемесячный средневзвешенный за все годы трудовой деятельности условно-чистый доход, приносимый работодателю рассматриваемым выше человеком, т.е. показатель фактической среднемесячной добавленной стоимости, составлял 50 тыс. руб., а приносимая при этом прибыль до вычета налогов, сборов и процентов, т.е. соответствующая среднемесячная балансовая прибыль, достигала в месяц 10 тыс. руб. (при том же допущенном принципе осовременивания) получаем:

    Джчс = 50,0 х 12 х 39 = 23,4 млн. руб.

    и

    Пжчб = 10,0 х 12 х 39 = 4,68 млн.руб.

    Приведенный пример показывает ориентировочную величину (порядок цифр) рассматриваемых показателей экономической ценности жизни человека за все годы его трудовой деятельности (39 лет).

    В частности, при приносимом трудящимся человеком среднемесячном средневзвешенном доходе (Джчс) 100 тыс руб. и прибыли (Пжчб) 25 тыс руб в течении 45 лет трудовой жизни, величина рассматриваемых показателей составит:

    Джчс = 100,0 х 12 х 45 = 54,0 млн. руб

    и

    Пжчб= 25,0 х 12 х 45 = 13,5 млн. руб.

    Аналогичным образом можно рассчитать величину показателей Джчс и Пжчб для любых конкретных людей. Конечно, желательно, чтобы при этом расчётчик-оценщик располагал действительными персональными ежегодными исходными данными для проведения таких расчётов.

    Таким же путём определяют соответствующие значения показателей Джчд и Пжчч.

    Работодатели наёмного работника, как правило, должны быть заинтересованы в том, чтобы плановые и фактические значения показателей экономической ценности человека как можно ближе приближались к их нормативной величине.

    Вполне заслуженный интерес как нетрадиционное решение представляет собой оценка стоимости человека, рассматриваемого как индивидуальное (персональное) предприятие по производству чистого дохода (чистой продукции) в стоимостном выражении.

    По аналогии с оценкой рыночной или справедливой стоимости бизнес-предприятия методом прямой капитализации общей экономической ценности такого объекта, которая определяется характерным для него годовым нормативным чистым доходом, оценку стоимости человека-предприятия (Счп) рассчитывают следующим способом:

    Счп = Сгчд /Крк — Фоч,

    где Сгчд — годовой нормативный чистый доход произведенный рассматриваемым человеком в последнем отчётном периоде календарного времени, тыс. руб.;

    Крк — коэффициент рыночной капитализации показателя Сгчд, величину которого принимают равной текущей безрисковой ставке банковского процента (в настоящее время она равна 6,0%, т.е. сегодня этот коэффициент равен 0,06);

    Фоч — финансовые обязательства рассматриваемого человека на дату проведения оценочного расчета, если таковые имеются, тыс. руб.

    Например, если величина показателя Сгчд = 40,0 тыс. руб., а Фоч = 10,0 тыс. руб., то при таких исходных данных Счп = 40,0/0,06 — 10,0 = 667,0 — 10,0 = 657 тыс. руб.

    Известна практика продажи спортсменов, в частности, футболистов, одними спортивными клубами другим клубам, киноартистов — одними киностудиями другим студиям, представителей шоу-бизнеса одними продюсерами — другим продюсерам и т.д. В ряде подобных случаев оценку стоимости людей — стоимости их временного контрактирования, временного привлечения и использования как производителей чистого дохода того или иного размера, который в отдельных случаях может исчисляться миллионами руб и даже у.д.е., можно осуществлять приведенным выше небанальным способом.

    Принципиальные методические подходы к определению нормативных значений ключевых показателей экономической ценности человеческой жизни подробно рассмотрены в публикациях . В основу подобных расчётов целесообразно закладывать фактическую рыночную либо научно обоснованную справедливую стоимость одного нормо-часа работы трудящегося человека и учитывать структуру этой стоимости по общеизвестным видам приносимого дохода и получаемой прибыли.

    Помимо показателей экономической стоимости и экономической ценности человеческой жизни целесообразно не упускать из вида показатели социальной ценности жизни человека.

    Для характеристики социальной ценности человеческой жизни могут быть использованы, как минимум, следующие ключевые показатели:

    • общая сумма персонального человеческого капитала, израсходованного рассматриваемым человеком и оплаченного работодателями за весь период его активной экономической жизни (Чко) в млн.руб.;
    • общая сумма персонального человеческого потенциала этого человека за тот же период календарного времени (Чпо) в млн. руб.;
    • общая сумма возможных накоплений человека за весь период его экономически активной жизни (Ио) в млн. руб;
    • общая сумма налоговых поступлений от рассматриваемого человека в пользу государства за тот же период календарного времени (Но) в млн. руб.

    Желательно кроме фактических значений устанавливать нормативные значения этих показателей и сопоставлять их при соответствующем экономическом анализе.

    Довольно обстоятельно методические подходы к определению величины первого показателя социальной ценности человека изложены в статье , второго — в статье и третьего — в статье .

    Возможная сумма накоплений конкретного человека представляет интерес для социума в основном в тех случаях, когда часть этих накоплений (обычно до 50%) используется на инвестиции в разные бизнес-сферы экономической жизни государства, в частности, в реальное производство или реальный сервис, на рынке ценных бумаг и т.д. Самопроедание накоплений — личное дело накопившего, его семьи и близких.

    В настоящее время в Российской Федерации используется плоская шкала налогообложения доходов физических лиц со ставкой 13%. Подсчёт общей суммы налоговых поступлений от работающего человека за время его трудовой деятельности особых затруднений не представляет.

    Ориентировочные расчёты показывают, что в нормальных экономических условиях жизни работающих в нашей стране людей, цена оплачиваемого персонального человеческого капитала (интегральной оплаты их труда) должна быть на уровне восьми прожиточных минимумов для этой категории населения, т.е. приближаться к 60,0 тыс. руб в месяц (примерно к 2000 у.д.е. в долларах США). Только при этих условиях в стране появится мощный средний класс россиян — залог демократии, благополучия, стабильности, политической и экономической безопасности государства. При этом разница в заработках высокооплачиваемых и малооплачиваемых людей должна быть резко сокращена (хотя бы до 4 — 5 раз, вместо 14 — 20 и более раз по разным оценкам на сегодня). В противном случае, не избежать социальных потрясений, либо возвращения в прошлое, т.е. скатывания в болото тирании (деспотизма).

    Имеется ещё один, не самый лучший подход к определению грубой оценки стоимости-цены человеческой жизни, который состоит в установлении суммы, уплачиваемой заказчиком убийства наёмному киллеру за лишение жизни «заказывемого» человека. Судебная практика в нашей стране показывают, что эти суммы находятся в пределах от 500 до 50000 у.е. Сюда же следует добавить экономические потери общества и государства, связанные с длительным лишением свободы заказчика и исполнителя убийства в случае их разоблачения, поимки и наказания.

    В завершение статьи представлены некоторые данные о современных показателях стоимости и компенсационных ценах жизни человека в нашей стране и ряде зарубежных стран, заимствованные из публикаций .

    В Российской Федерации максимальные выплаты по случаю гибели людей при исполнении служебных обязанностей предусмотрены для судей и работников правоохранительных органов — 180 среднемесячных должностных окладов (примерно 9,0 млн.руб., т.е. 300,0 тыс. долларов США. Для военнослужащих — 120 месячных должностных окладов. Известны расчёты, согласно которым компенсационная стоимость человеческой жизни для всех слоёв населения в России должна быть на уровне 165,0 средних по стране заработных плат, т.е. примерно 3,3 млн. руб (чуть больше 100,0 тыс. долларов США).

    Адвокат И.Л. Трунов и его партнёры полагают, что в России жизнь человека должна оцениваться в 300,0 тыс. долларов США (в 9,0 с небольшим млн.руб), т.е. по максимальным в настоящее время выплатам в стране.

    Проф. С.М. Гуриев считает, что рассматриваемый показатель для россиян должен составлять 2,0 млн. руб (примерно 66,0 тыс. долларов США). Крупные авиакомпании страны и Московский метрополитен используют эту цифру на практике.

    В США аналогичные показатели находятся в границах от 2,0 до 5,8 млн. долларов, но в исключительных случаях могут достигать 9,0 млн. долларов. В Германии, Франции и Индии — 1,0 млн. долларов США; в Испании — 400,0 тыс. долларов США. Средняя оценка стоимости жизни человека в других экономически состоятельных странах находится в пределах 250,0 — 300,0 тыс. долларов США.

    Естественно, что в более экономически развитых, более богатых странах, рассматриваемые показатели гораздо выше, чем в развивающихся и бедных государствах.

    Компенсационные выплаты семье или близким безвременно погибшего россиянина обычно осуществляют страховые компании, перевозчики, государство и/или работодатель.

    В обозримом будущем показатели стоимости жизни человека в нашей стране по мере её экономического роста, скорости перемещения из группы развивающихся в группу развитых экономик и перехода на более прогрессивную парадигму хозйствования, будут неминуемо возрастать, что будет способствовать значительному повышению экономической и гражданской безопасности проживания людей в России, а также соответствующему увеличению продолжительности жизни россиян. Со временем станет выгодней вкладывать денежные средства в обеспечение безопасности и повышение срока жизни граждан страны, чем выплачивать возросшие компенсации за преждевременно не по своей вине ушедших из жизни.

    Наблюдаемый ныне накал поклонения заметной части граждан нашей страны и мира богине богатства Мамоне, жажды наживы, постепенно должен спадать, по мере осознания того, что деньги — не самое главное в жизни, тем более, что показатель богатства не занимает первые места среди ключевых показателей качества жизни человека, а также в числе ключевых целей и смысла его существования. Материальное благополучие не гарантирует человеку любви, счастья, удовлетворённости и наслаждения жизнью: «богатые тоже плачут», и «не всё могут короли».

    Литература

    1. W. K. Viscusi, J.E. Aldy. The value of a statistical life: a critical review of market… http://www.nber.org/papers/w9487.
    2. И.Л. Трунов и др. Экономический эквивалент жизни человека. http://www.trunov.com/content…
    3. Л.Д. Ревуцкий. Потенциал и стоимость предприятия. — М.: «Перспектива», 1997. 128 с.
    4. Л.Д. Ревуцкий. Производственная мощность, продуктивность и экономическая активность предприятия. Оценка, управленческий учёт и контроль. — М.: «Перспектива», 2002. 240 с.
    5. Л.Д. Ревуцкий. Человеческий капитал предприятия: как его оценивать. — М.: // «Человек и труд», № 7, 2010. С. 45 — 47.
    6. Л.Д. Ревуцкий. Человеческий потенциал отдельного работника и трудового коллектива предприятия. — М.: // «Аудиторские ведомости», № 10, 2010. С. 89 — 95.
    7. Л.Д. Ревуцкий. Инвестиционный капитал и инвестиционный потенциал предприятия. — М.: // «Аудиторские ведомости», № 9, 2010. С. 90 — 95.
    8. С. М. Гуриев. Мифы экономики: заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики. Изд. 3-е доп. и перераб. — М.: «АльпинаБизнесБукс», 2010. 296 с.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *